Суббота, Февраль 4, 2023

  /  Погода в Абакане

Главная > Газета > Мороз крепчает. Но наши цены не заморозишь!

Мороз крепчает. Но наши цены не заморозишь!

Когда живешь в Сибири и читаешь «ужасы» о погоде в европейской части России, право слово, иногда становится смешно от их натянутой апокалиптичности.

Вот в минувший понедельник, к примеру, РИА «Новости» пугали страну наступающими морозами. «Гидрометцентр предупредил жителей Центральной России об усилении морозов» — так звучит их заголовок. И если прочитать только его, то и вправду становится как-то неуютно и даже тревожно за наших зауральских соотечественников.

Подзаголовок тоже ничего оптимистичного не сулит — «Научный руководитель Гидрометцентра Вильфанд: Центральную Россию ждет усиление морозов».

Читаем ниже и понимаем: то, что в Гидрометцентре называют морозами, у нас здесь, на юге Сибири, вполне сошло бы за оттепель.

«Со среды атмосферное давление будет подниматься, а температура падать. Ночные температуры в центре Европейской России, в Нечерноземье опустятся до минус семи — минус восьми градусов, а днем будет около минус пяти», — рассказал синоптик.

И это, вы говорите, морозы?!

Да у меня вот прямо сейчас, в три часа дня, за окном минус 20, и я не склонен считать это морозом. А даже, наоборот, собираюсь прогуляться по городу. В выходные у мамы в деревне (здесь, по нашим меркам, совсем недалеко, каких-то сто километров от Абакана) по ночам столбик термометра опускался далеко ниже 30 градусов. И ничего, выжили.

Февраль нам в Хакасии синоптики вообще пообещали на целых два градуса холоднее, нежели обычно. В отдельные дни, говорят, температура вполне может опуститься и до минус 37.

И это февраль. Хотя и в марте у нас 30-градусные морозы — не редкость.

Плюсна минус

И пока столбик термометра у нас неуклонно падает — все-таки зима, понимаете, цены, несмотря на погоду, наоборот, тянутся вверх. Неделю назад нас пытались напугать, что хлеб подорожает, причем сразу на 30 процентов.

Но не на тех напали. Мы даже предыдущую новость о повышении цен на алкоголь хоть и услышали, но словно не заметили. Да и какая, в принципе, нам разница, на сколько именно процентов он подорожал в рознице. Нужда заставит — купим. Да и без особой нужды — не поскупимся.

В той новости, если присмотреться, заставляет задуматься только одно: по итогам января — августа прошлого года продажи спиртного в России в натуральном выражении выросли на 1,3% против 7,4% за тот же период 2020 года. Отгрузки водки, игристых вин и вермутов снизились. Участники рынка и эксперты связывают динамику с падением покупательной способности и ростом акцизов.

Стало быть, мы наконец-то стали меньше пить?

Нет. Просто мы стали меньше покупать легального алкоголя. Подтверждение тому — нескончаемые сообщения об аресте то в одном, то в другом регионе партий фальсифицированной водки и прочих «коньяков». Но самое страшное — это то, что новостные сводки вновь запестрели сообщениями об отравлении суррогатным алкоголем.

Что ж, давайте, поднимайте цену дальше! Глядишь, так победим! В том смысле, что все алкоголики рано или поздно сами по себе вымрут.

А новая неделя началась с того, что в феврале в России подорожает и молоко. Но почему-то это уже вообще не удивляет! Ну, поднимут производители самых популярных марок молока цены на свою продукцию в среднем на 9,9 процента.

Выдержим!

Нашим же пенсионерам в январе уже компенсировали пенсии на 8,6 процента!

Как объясняют производители молочных продуктов, заставляет их сделать непопулярный шаг рост себестоимости продукции. Цены на биржевые молочные продукты (это те, которые оптом закупаются на специальных биржах) в декабре 2021 года достигли максимальных значений. Так, масло жирности 72,5% за год подорожало на 45%, до 430 рублей за 1 килограмм. Сухое обезжиренное молоко — на 35%, до 250 рублей за кило.

Повышать цены заставляет даже рост стоимости упаковки, который только в четвертом квартале 2021 года в среднем составил 6,9%. Учитывается также увеличение расходов на логистику (перевозку) на 6,7%, повышение затрат на обработку товаров, аренду и т. д.

При этом компании-производители предупреждают, что тренд (как модно теперь говорить) роста цен на сырье сохранится и в 2022 году.

По оценкам одной из таких компаний, цены на молокосырье в России в первом квартале 2022 года вырастут еще на 17%. Сахар и подсластители за первую половину 2022 года могут подорожать на 11,6%, фруктово-ягодные наполнители — на 7,4%.

Такой вот ценовой плюс при нашем общем минусе.

Плоды просвещения

А что там у нас с рублем?

Да все нормально. Как всегда, не успеет встать, как снова падает. Хотя еще месяц назад местные эксперты предсказывали, что это доллар свалится до 66 рублей.

Ну вот такие у нас эксперты!

На прошедшей неделе за доллар давали уже 80 рублей.

Есть известная цитата, приписываемая Салтыкову-Щедрину: «Это еще ничего, что в Европе за наш рубль дают один полтинник, будет хуже, если за наш рубль будут давать в морду».

На самом деле писатель сказал не совсем так. Сюжет развивался следующим образом. В 1881 году некто Стасюлевич пожаловался будущему нашему классику: «Беда, мне за 100 рублей дали в Париже всего 213 франков».

«Это еще ничего, а скоро вам за 100 рублей в морду будут давать», — ответил ему уже 141 год назад Салтыков-Щедрин.

Не так, конечно, изящно, как его фразу переиначили мы, но смысл, согласитесь, тот же.

Смерть «зеленому» регулярно предсказывают уже, дай бог памяти, но кажется, столько не живут. Советского Союза давно нет, обещавшего похоронить Америку с ее валютой, а доллар все вес набирает, несмотря на многочисленные пророчества наших штатных телепропагандистов.

Интересно, как в новостях будут комментировать рост и доллара, и евро? Как временное явление или как предсмертную его агонию?

Да вообще никак!

Сомневаюсь, что кто-то из официальных господ-товарищей назовет истинную причину нашего экономического провала в самом начале 2022 года. Вряд ли на центральных российских каналах вдруг признают, что на самом деле родной наш рубль слабеет на фоне напряженности вокруг всей этой шумихи с Украиной.

Скорее, процитируют бывшего одессита Вассермана, который, являясь членом комитета Госдумы по просвещению, на пленарном заседании 25 января заявил, что нет такой нации, как украинцы. И язык у них — вовсе и не язык, а блатная феня.

Вот таких специалистов в комитете по просвещению мы теперь имеем. Хотя, скорее, это они имеют наш мозг!

А еще имеют те самые доллары, которые, несмотря на все заявления, постоянно растут в цене, в отличие от наших рублей, которые имеем мы.

Из последних известий позитивно, а говоря честно, несколько злорадно, звучит только одно: на фоне ослабления российской валюты Forbes заметил, что совокупное состояние 104 российских миллиардеров с 20 декабря 2021 года по 25 января 2022 года сократилось на $27,9 млрд.

Но что-то подсказывает — они свое еще отвоюют.

Дай бог, чтобы только не в прямом смысле этого слова.

«Неужели людям нужно много горя, чтобы стать человечнее?»

В годовщину снятия блокады Ленинграда совершенно случайно наткнулся на один твит, а потом уже не смог остановиться. Из этого твита и комментариев к нему я смонтировал историю, которую, хотел бы, чтобы сегодня прочитали и вы…

Маруська:
— Моя бабушка — блокадница. Жива-здорова и в памяти. Ей 93. В блокаду было, соответственно, 12— 14 лет. Помнит все. И как обои обдирали, чтобы клейстер выжать. И как по карточкам кусок хлеба. И как кошку берегла, чтоб не съели. И как в эвакуации ее жалели — братья наши, казахи — несли кусочек.

Самое трогательное: на голове вместо шапки было вафельное полотенце, мама повязывала. И там, на рынке в эвакуации, ее все гоняли, как воровку и нищенку. А она просто стояла и смотрела на продукты…

А еще так: в школе почти все были местные. Она на последней парте, из блокадного… На завтрак всем давали булочки. Представьте, весь класс собрал свои булочки и принес ей! Она как сейчас помнит — 22 маленькие булочки на подносе. Как бежала с этим подносом — к маме и маленьким братьям.

Сердце рвется, слезы навзрыд. А эти бульдозером давят продукты! Что вы там повторить хотите?!?!?!

Правильный вопрос:
— Читал одну историю. Маленькая дочь с матерью и кот в блокаду. Кот постоянно охотился и все, что добывал — крысу, мышь, голубя, приносил домой, терпеливо ждал, пока мать из этой добычи готовила и делила еду. В убежище всегда брали его с собой. Боялись, что украдут и съедят. Выжили вместе с котом.

Inna Chibisova:
— Мой папа пережил блокаду и воевал подростком (15 лет). Так он до конца жизни всегда беспокоился, есть ли дома свежий хлеб. А ел всегда только вчерашний, чтобы не выбрасывать. Я еще говорила: «Пап, ты так свежего хлеба и не поешь никогда». Приходилось тайком сухари выбрасывать.

Наталия:
— Моя бабушка жила на Фонтанке. Мужа из-за зрения в армию не взяли. Когда он умер, то три дня лежал рядом с ней на кровати, у нее не было сил сдвинуть его. У них в квартире работал водопровод, люди приходили за водой, только тогда его забрали. Где похоронен — неизвестно…

елка:
— Я не жила в блокаду, но мне в 1963 году отец в казенном графине принес с работы (он работал в НИИ в Ярославле) молоко, это было событие! А еще помню очереди длиной в квартал за картошкой, за МАРГОГУСЕЛИНОМ (маргарин)! Помню, как мама, учитель, купила мне в 6 лет ватное одеяло в рассрочку.

Mr Igor:
— Мой отец первый раз попробовал сливочное масло в 8 лет. Была одна пара обуви, которая выдавалась в ноябре — и до мая. Приехали из эвакуации в начале зимы, крапиву ждали, как манну небесную. Из мяса были только голуби, которых сами и разводили.

Svetlana:
— Я думаю, что нормальным людям, людям с памятью, даже в голову не придет такое… давить продукты. Не понимаю, как мы дошли до такого… безумия.

Васька Кошкина:
— Неужели людям всегда нужно много горя, чтобы стать добрее, человечнее?

И это тот самый вопрос, ответ на который очевиден. Вот только совсем не очевидно, что мы движемся в правильном к нему направлении.

Так что, когда российский Гидрометцентр пугает зауральских россиян 7-градусными морозами, я улыбаюсь.

Улыбаюсь оттого, что у меня на подоконнике расцвел наконец-то красивый красный цветок. Он всегда распускается в преддверии весны. Обычно в середине февраля. Но в этом году почему-то поспешил.

Может быть, оттого, что в прошлом году не цвел? И год, кстати, выдался, надо признать, не самым удачным.

А вот теперь — расцвел. Значит, и год будет хорошим!

За окном — минус двадцать. А на окне уже весна.

Новая весна!

Алексей КИРИЧЕНКО
Фото из открытых источников

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Защита от спама *