Вторник, Январь 26, 2021

  /  Погода в Абакане

Главная > Газета > И дум высокое стремленье…

И дум высокое стремленье…

В двух предыдущих номерах газеты «Абакан» были размещены статьи журналиста Анзора Сабанова, посвященные восстанию декабристов, со дня которого исполнилось 195 лет. Я благодарна автору, который, не гонясь за сиюминутной сенсацией, очень грамотно и обоснованно погружает читателя в «дела давно минувших дней». Журналист напоминает нам о тех страницах в истории России, которые нужно знать и которыми можно гордиться. И о незаурядных личностях, пожертвовавших собственными интересами во имя Отечества.

Опередившие время

Начну с анекдота. Ноябрь 1917 года. Петроград. По улицам бегают толпы людей с красными флагами. Внучка декабриста Бестужева спрашивает у прислуги, что случилось. «Революция, барыня. Они хотят, чтобы не было богатых». — «Странно, а мой дедушка хотел, чтобы не было бедных».

Конечно, нам всем рассказывали в школе о декабрьском восстании 1825 года. Но с официально-­партийной точки зрения, то есть так, как определил В.И. Ленин. Мол, узок круг этих революционеров, и страшно далеки они от народа. Ну, далеки так далеки, о чем говорить­-то? Далее мы узнали, что «декабристы разбудили Герцена», а он еще кого­-то потом разбудил. И как-­то не очень заострялось внимание на том, что вообще-­то большинство декабристов — участники войны 12­го года, когда была разбита «непобедимая» армия Наполеона и спасена Россия. «Молодые генералы своих судеб» — так назвала их Марина Цветаева. Да, они сами выбрали свою судьбу и прошли свой путь до конца.

Но вот что удивительно: в своем материале А. Сабанов упоминает о некоторой аналогии событий тех лет с со­временной ситуацией. И он абсолютно прав. Судите са­ми. В материалах Государ­ственного архива РФ из «Дела следственной комиссии о злоумышленных обществах» и Верховного уголовного суда, образованного 1 июня 1826 года (все документы есть в Интернете) приводятся слова участников восстания.

Павел Пестель: «Либерализм российский есть форма безделья. Вместо того, чтобы возводить дом, либералы все болтают, каким он должен быть».

Александр Якубович: «Черта ли солдатам в депутатах? По мне так нужно от­крыть кабаки и позволить черни потешить душеньку вволю».

Кондратий Рылеев: «Что было нашей мечтой? Пред­ставительный образ правления. Свобода книгопечатания. Открытое судопроизводство. Личная безопасность каждого россиянина».

Петр Каховский: (обращаясь к царю): «Государь, опасайтесь не безумцев, как я. Опасайтесь льстецов, искательных временщиков, мыс­лящих лишь о собственном благе».

Сергей Муравьев-­Апостол: «Скажите, почему пустеют ни­вы? Почему не запретят губернаторам вводить свои выдумки? Почему такие суммы затрачиваются на содержание их штатов? Пользы от оных нигде не заметно, они лишь тяготят собой, как лишней, бесполезной властью. Меж тем налоги множатся, а способы их приобретения умалились».

Действительно, любое из этих высказываний практически можно применить к нынешнему состоянию нашего общества. Такое впечатление, что они сказаны сегодня. В крайнем случае — позавчера. И не мешало бы нашим государственным мужам хоть изредка интересоваться этими документами. Не глупее вас были люди!.

Каторга. Какая благодать!..

Конечно, все читали поэ­му Н.А. Некрасова «Русские женщины» и восхищались мужеством и душевной чистотой жен декабристов, последовавших за мужьями в Сибирь. Но «на слуху» были имена только Екатерины Трубецкой и Марии Волконской. Позже, благодаря прекрасному фильму «Звезда пленительного счастья», стало известно еще одно имя — Полина Гебль (Прасковья Анненкова). Но, оказывается, тяготы и лишения сибирской ссылки разделили со своими мужьями еще восемь жен-­дворянок. Вот они: Александра Давыдова, Камилла Ивашова, Александра Ентальцева, Елизавета Нарышкина, Александра Муравьева, Анна Розен, Наталья Фонвизина и Мария Юшневская.

Думаю, не только для нас, воспитанных в духе коммунистической морали, но и для последующих поколений был не совсем понятен, и даже удивителен, поступок этих женщин. Ведь в отличие от мужей­-заговорщиков в далекую Сибирь их никто не гнал. Знатные, богатые, родовитые представительницы лучших семей России на несколько лет были лишены своих званий: из княгинь, графинь и баронесс превращались в жен ссыльно­каторжных. При этом они не только не разделяли политические взгляды своих мужчин, они просто о них ничего не знали. Любовь и верность, сострадание и супружеский долг — вот что руководило ими. Такое было время, такие были люди!

Им, конечно, в каком-­то смысле повезло. Царь Николай I в своем указе отметил: «Да не будет никому вменено в вину родство». Исходя из этого, родственники могли беспрепятственно снабжать средствами уехавших в Сибирь дочерей, сестер и невесток, что помогало последним нормально существовать и поддерживать здоровье своих мужчин. Через некоторое время женам были возвращены все сословные привилегии, а дети (в том числе и рожденные в каторге) становились законными наследниками родительских фамилий и иму­щества, поступали в лучшие учебные заведения России. В общем, злой был правитель и мстительный? Не то что товарищ Сталин, «добрый отец народов». К сожалению, исто­рические события в нашей стране имеют свойство повторяться. Причем в самом худшем варианте. Жаль только, что не нашлось поэта, равного Некрасову, чтобы так же проникновенно рассказать о трагических судьбах тех русских женщин, чьи родные были объявлены «врагами наро­да», участниками несущест­вующих заговоров, троцкистами, изменниками Родины. Они не были ни княгинями, ни графинями, любили свою родную власть, верили в нее. Бабки наши, декабристки советские! Сколько вас погибло на допросах, сколько умерло в тюрьмах, сколько безвестно сгинуло в лагерях — сегодня уже не скажет никто. А сколько ваших детей чудом выжили в спецдетдомах, долгие годы ничего не зная о судьбе своих близких!

Ты была и слава, и бесславие, русская история моя. И помнить нужно все, всех и обо всем.

Маргарита ЛОГИНОВА

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Защита от спама *