Четверг, Январь 21, 2021

  /  Погода в Абакане

Главная > Газета > Кто кого? Зачем продолжается бой?

Кто кого? Зачем продолжается бой?

Амбулаторный ковид-центр открылся в Абакане на минувшей неделе. Открылся, в буквальном смысле, с боем. И вот как эту «торжественную церемонию» описывает на своей странице в социальных сетях одна из ее участниц, Ирина Слесарева (публикуется в сокращении).
«8.05 — прием ковидных еще не начался. Очередь порядка 30 человек. Правительство Хакасии, неужели опять Меняйло вызывать?

Запустили в 8.15. Возмущались, что стучим, просимся в тепло.

Сначала регистратура.

Надо вручную заполнить согласие на медпомощь и обязательство сидеть дома до выздоровления.

Затем — на второй этаж, прием у терапевта. Принимает один терапевт. Начало приема в 8.40.

Второй терапевт пришел, но прием еще не начал.

9.20 — попала к врачу. Выяснилось, что компьютер в одном кабинете подключен к базе, а в другом — к принтеру. Но база нековидная. Никто не знает номера предписаний РПН (Роспотребнадзор. — Прим. ред.). Врач звонит и пытается выяснить. Также непонятно, что делать с больничными. У части очереди они просроченные, как и у меня. Попытки дозвониться и решить этот вопрос не увенчались успехом, никто не знает.

Медсестра бегает из кабинета в кабинет, печатает направления на тест.

9.30 — тест сделан. Напоминаю, изначально в очереди была третьей.

Итого: если вычесть 40 минут ожидания приема, за 50 минут обслужили 4 человека. Время работы центра с 8 до 16 часов, а не как заявлено Минздравом до 18 часов. То есть, с такой крейсерской скоростью за день реально принять только… 50 человек. И люди, стоящие в очереди, будут там до вечера. Если не добавят еще врачей.

Лекарства больным не выдают.

И чтобы разрядить немного обстановку. Люди из очереди так весело и громко смеялись на улице, что на 3-м этаже центра „Карпов и Ко” открылось окно и женщина попросила не шуметь. На предложение „вызвать полицию, может, нас тогда впустят” ответила: „Не смешно”. Очередной взрыв хохота: „плакать на морозе холодно”«…

Датировала этот пост Ирина Слесарева 19 ноября. Ее заметку перепостили на своих страницах многие, добавляя свои подробности. Например, что очередь в новый ковид-центр занимали аж с шести утра!

На странице активиста ОНФ Виталия Михалкина его прокомментировала заместитель главного врача АМКБ по лечебной части Ирина Ягодкина. И в ее комментарии «церемония открытия» выглядит несколько иначе.

«Организация работы по перепрофилированию отделения профосмотров в новое “санитарно-режимное” подразделение была проведена за два дня силами тех самых медсестер и санитарок, которые оказывают в нем медицинскую помощь под руководством нашего молодого врача-эпидемиолога Ольги Серединой.

Они все вместе таскали столы, стулья, тумбочки и банкетки, размещая их, как этого требует закон. Они радовались, что смогут помочь людям, которые устали в ожидании окончания заболевания. Но увы…

Я уверена, что те, кто шли сюда к 7.30, конечно, не думали, что только они будут первыми и единственными. Тогда зачем?

Честно сказать, после такого поста мне стыдно смотреть в глаза своим сотрудникам, измотанным в беготне по участку, “обслуживающим” тройную норму вызовов, приходящим домой к своим семьям в 24.00, переболевшим, заразившись от своих пациентов, не выполняющих ни просьбы, ни требования, находящимся по восемь часов в защитных костюмах, чтобы помочь вам. И как ответить девочке-медсестре, которая, вылезая мокрой из комбинезона, спросила меня: “Зачем мы это все делали — чтобы на нас кричали и над нами хохотали? Может, это никому и не нужно?”

Единственный ответ, который пришел мне в тот момент в голову, был один: “Нужно!” Потому что если завалившие жалобами все инстанции люди хохочут над тем, что для них с таким трудом создали, и даже над теми, кто им помогает, значит, они точно выздоровели. А совесть и терпение — это категории не общественные, а индивидуальные и не всем даны.

Запуск системы электронной записи и установка дополнительного телефона не были выполнены сразу из-за того, что Центр, который должны были открыть в 12 часов дня 18 ноября, пациенты, отодвинувшие заградительный стол на входе, открыли в 9.00, не дав установить и смонтировать компьютерную сеть и телефонную линию. Учитывая, что система записи по телефону и электронная запись стали возможны только с 19 и 20 ноября соответственно, а также то, что “здоровые” врачи, и вообще врачи — это сейчас серьезный дефицит, на 19 ноября предполагался прием пациентов по приглашению операторов ковид-бригад. На 20 ноября — по обзвону и по записи в колл-центре. Но люди пошли сами. На прием “самоходов” пошла даже врач, отдежурившая сутки в приемном покое нашей больницы.

Извините за эмоции. Просто очень горько, когда понимаешь истинность поговорки: не делай добра — не получишь и зла».

Однако сие описание от Ирины Ягодкиной — всего лишь цветочки. Вишенку на этом праздничном, в честь открытия амбулаторного ковид-центра, торте она показала чуть позже. И это уже настоящий шок.

В продолжение своей истории в одном из комментариев Ирина Слесарева сообщила, что мазок она все-таки сделала в четверг «после штурма ковид-центра».

«Надеюсь, это не вы в результате штурма заблокировали врача, который должен был выйти на гигиенический перерыв, — написала в ответ заслуженный врач Республики Хакасии Ирина Ягодкина. — А то были люди, которые, придя без записи, посоветовали сходить врачу в туалет в комбинезон с угрозами не выпустить никого, пока всем мазки не возьмут».

После такого авторы обычно пишут «без комментариев».

Комментировать такое, действительно, невозможно. Зато только по одному этому озвученному факту можно судить о том уровне озлобленности, которого достигло наше общество.

Сомнительное, надо сказать, достижение.

Пару недель назад наша общественность активно встала на защиту Полины из скорой помощи, с которой случилась истерика после того, как в инфекционной больнице, ссылаясь на отсутствие мест, отказались госпитализировать привезенную бригадой медиков старушку.

Неделю спустя уже сами граждане (возможно, что и из числа тех же защитников) глумились над врачом в ковид-центре, не выпуская его в туалет.

Страшно представить, о чем мне придется писать через неделю, если события продолжат развиваться в том же направлении.

С такой же злобой.

С таким же непримиримым противостоянием.

И, кажется, это уже не просто трещина между врачами и пациентами. Это что-то большее.

Как и чем замазывать эту трещину, разделившую наше общество? Наверное, тот, кто знает ответ на этот вопрос, как минимум, должен возглавлять федеральное правительство. Судя по тому, что негатив в стране перекрывает любой позитив, такого человека пока нет.

В Хакасии отстроить систему здравоохранения попытался полпред президента Сергей Меняйло. Судить о том, как это у него получилось, пожалуй, еще рано, соцсети и сейчас продолжают «кричать» ужасными медицинскими историями. Но вот даже и вполне продуманная идея с открытием ковид-центра вылилась в сплошной негатив.

Да, министр здравоохранения Хакасии, не проработав в свой должности и трех месяцев, ушел в отставку.

Самое время для кадровых перестановок?

Не думаю. Но эту слепую персональную ответственность у нас, к сожалению, так никто до сих пор и не отменил.

Кто возглавит ведомство сейчас? Да бог его знает! Сомневаюсь, что скамья ожидания ломится от желающих сыграть роль очередного стрелочника. Ну и вряд ли новому главврачу республики стоит сейчас завидовать.

Такая вот история с коронавирусом в Хакасии, который бьет не только по людям, но и бомбит систему.

В завершение не могу обойти вниманием печальную весть о смерти из-за ковида бывшего главы Хакасии Виктора Зимина.

…В прямом эфире городского телеканала он был чуть больше трех месяцев назад, 17 августа. На связь вышел по телефону из Комсомольска-на-Амуре. Мы вспоминали трагедию на Саяно-Шушенской ГЭС. Заканчивая разговор, я пригласил Виктора Михайловича, когда он вернется в Абакан, прийти в нашу студию.

— Я обещал только производственные вопросы обсуждать. В политику больше не вмешиваться, — ответил мне на это бывший губернатор.

И попросил передать всем большой привет.

— Большой привет всем землякам из Комсомольска-на-Амуре. Мы сейчас занимаемся вторым этапом строительства Байкало-Амурской магистрали, по объемам это больше, чем первый БАМ. Вам передаю привет. Если у кого-то есть желание приехать работать строителем, мы всем дадим такую возможность.

— Слушайте, а в Хабаровск вы не заедете? — спросил его я.

Хабаровск тогда очень сильно удивил всю страну. Да и до сих пор продолжает удивлять.

— Буду завтра в Хабаровске, — ответил Виктор Михайлович.

— Расскажете, что там происходит?

— Я на митинг не пойду, Алексей Иванович. Не хочу я больше митингов! Я благодарен судьбе, что ушел из политики. Я не то что устал — мальчики никогда не жалуются на жизнь, но есть всему свой предел. Вот, видите же, Александр Григорьевич (Лукашенко. — Прим. ред.) пересидел чуть-чуть — и что происходит. Я теперь занимаюсь любимым делом. Вам удачи там, всем здоровья, не болейте, поднимайте экономику. Не ругайтесь там и не спорьте!

Это было последнее публичное выступление Виктора Зимина. Его последние слова. Через несколько дней он заболел. К сожалению, болезнь оказалась сильнее медиков.

— Не ругайтесь там и не спорьте…

Может, все-таки стоит прислушаться к последнему совету Виктора Михайловича?

Алексей КИРИЧЕНКО

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Защита от спама *