Среда, Май 25, 2022

  /  Погода в Абакане

Главная > Газета > Посеешь ветер — пожнёшь бурю. Как один замглавврача пытается достучаться до разума толпы…

Посеешь ветер — пожнёшь бурю. Как один замглавврача пытается достучаться до разума толпы…

Если коронавирус накрыл Россию второй волной (хотя многие до сих пор ставят сей факт под сомнение), то вызванная ею паника, похоже, захлестнула Хакасию девятым валом. И это, увы, наша суровая данность. Неделю назад мы уже писали о психозе, который обрушился на некоторых наших граждан. Но за прошедшие дни он, кажется, перерос в настоящую лихорадку, которая теперь заражает все новых и новых людей. И это не метафора. Страх перед плохо изученной инфекцией не оставляет места разуму. Понятно, что для беспокойства поводов в нашей республике хватает. Другое дело, что, волнуясь за себя и своих близких, мы невольно ставим под угрозу жизни других людей.

Приведу такой пример. На прошлой неделе в прямом эфире нашей программы «Во! Время…» участвовала заместитель главного врача по лечебной части Абаканской межрайонной клинической больницы Ирина Ягодкина. Вопросов к ней от телезрителей было очень много. А в середине программы раздался следующий звонок:

«Здравствуйте! Вчера мою жену увезли в больницу, для этого у нее все показания были. Одно легкое поражено на 45 процентов, другое — на 50. Но вот ее свозили и назад привезли. И что? И как это понимать? Нормально ничего не проверяли, ничего не делали! Давление смерили, таблетку под язык сунули и отправили домой. Это считается нормальным?» — спрашивал медика дедушка на том конце провода.

Естественно, Ирина Ягодкина заявила в эфире, что это ненормально и дала номер приемной главврача городской больницы, чтобы утром мужчина перезвонил и они предметно разобрались с этим происшествием.

Так все и случилось:

— По звонку дедушки мы съездили к нему домой, — рассказала мне потом Ирина Ивановна. — Бабушка после назначенного ей в приемном покое лечения чувствует себя хорошо. Отеки сердечные уменьшились, а с ними ушла, видимо, и «пневмония КТ-2», о которой в эфире говорил дедушка. Одышки нет, как и многого другого, что было названо. Показаний к госпитализации как не было, так и, слава богу, не появилось. Но дедушка, узнав, что бабушку не забирают в больницу, а будет она лечиться дома, послал доктора по известному адресу.

К чему я это рассказал? А к тому, что в эфире нам всем было очень жалко дедушку, у которого из-за бездушия медиков умирает бабушка. Вместе с нами наверняка такие же чувства испытали и тысячи наших телезрителей. Но вот на следующий день мы узнали, что это было, мягко говоря, ложное сообщение. Никакой реальной угрозы жизни бабушки, по крайней мере в данный момент, нет. Но это узнал лишь наш узкий круг. Горожане же будут помнить то, что врачи отказали в госпитализации больному человеку. И в том, что это не так, их уже не разубедить.

— У нас в поликлинике, в отделении, где находится центр КТ, работает терапевт, который сразу же расписывает пациенту лечение, если у него выявляется повреждение легких. Очень часто у людей, страдающих сердечно-сосудистыми заболеваниями, возникает отек, который принимают за пневмонию. Они начинают паниковать и требовать госпитализации. Но она в данном случае им не нужна, — объясняла тогда в эфире отказы в госпитализации Ирина Ягодкина.

И ведь как в воду глядела, случай-то оказался именно из этой серии.

Но почему же тогда столько сообщений об отказах в госпитализации людям, действительно заболевшим ковидом? Ведь не могут же прямо-таки все ошибаться, заблуждаться, паниковать!

Госпожа Ягодкина подтверждает, что сейчас действительно нет всеобщей госпитализации ковидных больных, которая была возможна еще весной. Но за прошедшее после первой вспышки коронавируса время многое изменилось, в том числе и требования к госпитализации.

А вообще сегодня врачи в России используют в своей практике уже девятую версию временных методических рекомендаций Минздрава «Профилактика, диагностика и лечение новой коронавирусной инфекции (COVID-19)».

— Экстренную медицинскую помощь мы стараемся закрывать в полном объеме, — объясняет Ягодкина. — Но наш народ привык к тому, что если пациента забрала скорая и привезла в стационар, значит, его обязательно нужно положить. Это не так. В приемном покое могут расписать лечение и отправить человека лечиться на дому. А если кому-то отказывают в госпитализации из-за отсутствия мест, то по информации, которая имеется у меня, больше двух суток с пневмонией КТ-2 пациенты дома не находятся. Максимум на третьи сутки мы их госпитализируем. Тем более, что недавно у нас открылось очень мощное отделение в республиканской больнице, которое уже заработало в полном объеме, и мы всех тяжелых больных уже смогли определить туда на лечение.

Об этом, к сожалению, мало информации, но пациенты, которые не госпитализированы в день обращения, ставятся в так называемый стоп-лист. При этом о них знает ковидная бригада, заместитель главного врача городской больницы по поликлинической работе и специально выделенный сейчас врач.

— Для того, чтобы оперативно принимать больных, переводить их из одного отделения в другое, мы работаем в том числе и ночью, — продолжает Ягодкина. — То есть, если вдруг поступает тяжелый больной, которого мы должны отправить в ковидный госпиталь в Черногорске, где проходят курс лечения тяжелобольные, мы оперативно смотрим, можем ли перевести в Абакан, в нашу поликлинику, пациента, который находится там уже на стадии, будем говорить так, выздоровления. Хотя назвать это выздоровлением еще сложно, у больного просто КТ-3 переходит в КТ-2, и нет дыхательной недостаточности. Но с таким больным мы можем справиться у нас в клинике. Поэтому его переводят к нам, а тяжелого — в Черногорск. И работа такая осуществляется круглые сутки.

Теперь в помощь черногорскому госпиталю дополнительное отделение для тяжелых больных развернуто и в Абакане на базе республиканской больницы.

Только жаль, что, смакуя скандалы, подобные описанным выше, их комментаторы не пробуют включить хотя бы самую простую логику. Как говорится, дай Бог здоровья Ирине Ягодкиной, которая, кажется, одна из всего полка медицинских службистов пытается хоть что-то донести до сознания разгоряченной публики.

И вот как она прокомментировала заявления о том, что скорые, вместо обслуживания вызовов, часами простаивают в тех самых очередях: «Друзья! Занимательная математика: в Абаканской «скорой» работает 15 бригад. Ими всеми за 24 часа работы выполняется 250 вызовов. Если все бригады стоят по 10 часов с каждым пациентом, то кто выполняет остальные 200 вызовов? Продолжаем: если в скорой трубку никто не берет, как скорая помощь узнает о 250 вызовах и их выполняет? И если не работает колл-центр, то как Абаканская поликлиника силами 30 врачей и 4 фельдшеров неотложки узнает о 750–800 вызовах в сутки и обслуживает их?»

Трудно спорить с этой логикой.

Впрочем, я и не собираюсь это делать, спорщиков у нас и без меня хватает. Понятно, что наша система здравоохранения оказалась не готова к свалившейся на нас пандемии — давайте уже называть вещи своими именами. Наше поколение столкнулось сегодня с тем, с чем никогда еще не встречалось. Это настоящая война, в которой мы пока, кажется, даже и не понимаем, чего нам ждать от этого невидимого врага.

К сожалению, сейчас эта, казалось бы, чисто медицинская битва у нас умело превращается в настоящую психологическую войну, а это уже совсем другая угроза. Это то, что может привести наше общество к настоящей вражде, и не только в социальных сетях. Ее семена мы сейчас так легкомысленно раскидываем вокруг себя, и, увы, не замечаем, что они уже дали свои всходы.

А вы задумывались, кто будет собирать этот урожай?

Завершая сегодня свою «Неделю», хочу вновь процитировать Ирину Ягодкину. Вот что она написала на днях в ответ на психоз и истерику в соцсетях: «Для общей информации “греющимся” у огня раздуваемой ими же паники: в настоящее время нормативными (законными) документами госпитализируются в стационар пациенты только среднетяжелые и тяжелые с ковид-19, т. е. практически те, кто имеет дыхательную недостаточность, иные жизнеугрожающие нарушения или угрозу их возникновения.

И далее из занимательной математической логики: если на вызовы ездят только чтобы брать отказ от госпитализации, то кто были соседи по корпусу многоуважаемого журналиста, и почему выздоравливают ежедневно диагностируемые только в городском КТ-центре 12–15 пациентов с воспалительными процессами в легких по типу вирусных пневмоний КТ 2-4, и кто их лечит? Кто те люди, которые ежедневно поступают и выписываются из ковидных больниц?

Может, хватит уже ерундой заниматься молодым и крепким парням и девушкам, сидящим в Интернете сутками? Приходите, помогите реально: нам санитарки в больницу городскую нужны, волонтеры на горячую линию, и много другой работы.

А теперь, извините, была возможность участвовать в вашем «общении» лишь по причине болезни, к счастью, оказавшейся ОРВИ, как и у большинства населения. Сразу скажу, КТ не делала, несмотря на температуру, лечилась противовирусным препаратом, который купила в 21:00 в аптеке, куда заехали с супругом, после того, как он меня, заболевшую, забрал из больницы. Кстати, на выбор было 3 (!) вида противовирусных препаратов, и страшно уставший провизор вежливо предложил еще витамин С.

В моем понимании, все, что происходит сейчас во всем мире, плохо, но то, что некоторые «месят» в Интернете — отвратительно! Болезни, горе людей использовать для достижения своих, даже благих, как вам кажется, целей, неправильно, даже аморально.

Да, и работаю я заместителем главного врача по лечебной работе городской больницы — днем — и диспетчером по размещению и перемещению стационарных больных — ночью. 24 часа в сутки и 7 дней в неделю. Как и все другие главные врачи и заместители по лечебной работе уже 5 недель.

Все! Если будет свободное время, займемся занимательной рентгенологией по поводу КТ.

Всем здоровья физического и психического!

Ирина Ягодкина».

Мне кажется, к этому больше просто нечего добавить…

Алексей КИРИЧЕНКО

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Защита от спама *