Вторник, Сентябрь 22, 2020

  /  Погода в Абакане

Главная > Газета > Сергей Майнагашев: «Не будет языка – не будет народа!»

Сергей Майнагашев: «Не будет языка – не будет народа!»

4 сентября в республике отметили День хакасского языка. Праздник, учрежденный региональными властями четыре года назад для привлечения внимания как общества в целом, так и органов власти к делу сохранения и развития хакасского языка. В этих же целях и весь 2020 год в регионе объявлен Годом хакасского языка.

Но насколько действенны данные меры?

От кого реально зависит будущее второго государственного языка Хакасии и что следует предпринять, чтобы хакасская речь зазвучала не только со сцены национального театра, но и в повседневной жизни большинства жителей республики? Попытаемся выяснить всё это в беседе с поэтом, музыкантом, блогером и, наконец, просто неравнодушным человеком Сергеем МАЙНАГАШЕВЫМ.

Кто виноват? Мы сами
С деятельностью Сергея Майнагашева (творческий псевдоним Сибдей Том), полагаем, знакомы многие жители Хакасии: владеющим родным языком поэта доступны его стихи, другие имеют возможность наслаждаться его музыкальным творчеством, посещая авторские вечера, слушая альбомы исполнителя. Сибдей Том иг-рает на хомысе, чатхане, ведет несколько каналов на YouTube, создает блоги на хакасском языке, является членом общественной организации по сохранению и развитию хакасского языка «Ине тiлi». За большой вклад в развитие, сохранение и популяризацию хакасского языка 4 сентября наш собеседник был удостоен благодарности Главы Республики Хакасия.

– Мне, можно сказать, повезло, я с детства являюсь билингвом, то есть в равной степени свободно владею русским и хакасским языками. На русском языке я учился в школе, общался со сверстниками, а на хакасском говорил, потому что моя бабушка совсем не знала русского. Получается, я не прилагал специальных усилий для изучения хакасского языка, у меня просто не было выбора, на каком языке общаться с бабушкой. Позже мои дети также выучили хакасский язык, просто потому, что дома я с ними разговаривал исключительно на родном языке. Я считаю, что языку любого человека вполне можно обучить без его желания. К примеру, если вы со своими коллегами вдруг начнете общаться исключительно на хакасском, то через определенное время они также выучат, по крайней мере, элементарные фразы, – именно с такого вот решения проблемы сразу начал нашу беседу хакасский поэт.

О современном состоянии хакасского языка как в обществе в целом, так и во властных структурах говорится многое. С одной стороны, вроде бы с каждым годом растет число детей, изучающих хакасский язык, причем не только из хакасский семей, издается учебная и художественная литература. При всем этом, отмечает Сергей Майнагашев, реально свободно владеющих хакасским языком становится всё меньше. Почему так происходит? Потому что – и это неоднократно отмечалось и на многочисленных круглых столах, и в ходе «высоких заседаний» по сохранению и развитию хакасского языка – дома, в семье нет общения на родном языке.

– Многие из числа не говорящих на родном языке хакасов ссылаются на то, что они не знают хакасского, потому что у этого языка нет сферы применения, нет среды общения на хакасском. По моему глубокому убеждению, среда для сохранения и жизни языка – это не главное. Главное – это понимание ценности языка самими носителями. Когда носители перестают осознавать ценность своего родного языка, последний теряется. Эту ситуацию мы, к сожалению, сегодня наблюдаем с хакасским языком. Часть представителей хакасского народа придерживается чисто утилитарного подхода: зачем изучать хакасский язык, если ЕГЭ ребенку предстоит сдавать на русском, при трудоустройстве знание второго государственного языка даже в Хакасии не дает никаких преимуществ, не говоря уже и о других регионах… – делится своими наблюдениями Сергей и продолжает: – Но это примитивное понимание ситуации. Есть и другое: осознание, что любой язык ценен сам по себе, независимо от того, сколько человек на нем говорит сегодня. И когда человек это понимает, он начинает ценить свой родной язык, сохранять его и развивать дальше. Хакасы, в большинстве своем, к сожалению, не ценят родной язык, не учат ему своих детей. Как ни странно, удивляет в этом плане позиция нашей интеллигенции: именно дети интеллигенции не говорят на хакасском языке. Казалось бы, люди с высшим образованием, многие из которых с учеными степенями, должны осознавать ценность своего родного языка, развивать его и передавать будущим поколениям. Но этого не происходит. Дети наших известных национальных актеров, научных деятелей, даже писателей, в большинстве своем не говорят на хакасском. Это, на мой взгляд, говорит о реальном отношении человека к своему языку, проявляет его реальную систему ценностей. Получается, что человек на работе, «за зарплату», публично говорит одно, а на де-ле – поступает по-другому.

Хотя, конечно, есть и исключения. Есть хакасы, на практике много делающие для сохранения и развития хакасского языка, культуры в целом. Наиболее яркий пример – наш известный хайджи Вячеслав Кученов, руководитель ансамбля «Улгер». У него не только собственные дети свободно владеют хакасским языком, но и от всех участников ансамбля, в том числе и от русских ребят, он требует знания хакасского языка. Почему многие из представителей нашей интеллигенции не проявляют достаточной культуры, уважения и не выучат язык? Ведь язык можно выучить за 1,5–2 года. Так что знание родного языка – четкий маркер уважения либо отсутствия такового по отношению к собственной культуре, – не без оснований полагает защитник и популяризатор хакасского языка.

Интересуюсь у собеседника: возможно, дело в экономической составляющей, ведь во многих близких по языку тюркских республиках («богатых» Татарстане, Башкирии, Якутии и др.) развитию языка способствуют меры господдержки, финансирование госпрограмм и так далее?

– На мой взгляд, функционирование языка никоим образом не связано с экономикой. Язык можно изучать и популяризировать бесплатно. К примеру, объединятся несколько человек и начнут изучать язык, посредством интернета это легко сделать. Я сам веду бесплатные курсы хакасского языка в группе в одной из социальных сетей – все желающие могут к нам присоединиться. Чтобы начать говорить, деньги не нужны, нужно просто начать говорить, нужно желание, мотивация – и больше ничего, – отвечает Сергей Майнагашев.

Что делать?
Сегодня в Хакасии действует несколько общественных организаций, ставящих своей целью сохранение и развитие хакасского языка. Прошу представителя одной из них вкратце рассказать о принципах деятельности.

– «Ине тiлi», если переводить буквально, означает «язык матери», правильнее же будет понимать как «язык моих предков», «родной язык». Первоначально идеологом, основателем нашего движения была Зинаида Андреевна Чертыкова, педагог, преподаватель иностранных языков по профессии. Как педагога ее очень беспокоило, что молодежь не знает хакасского языка и не проявляет к нему интереса. Она старалась привлечь, увлечь молодежь, с тем чтобы наши будущие поколения не утратили родного языка. Позже юридически общественную организацию оформила и возглавила ее деятельность Нина Семеновна Майнагашева, сегодня она и. о. директора ХакНИИЯЛИ. Главная задача нашей организации – привлечь внимание прежде всего самих хакасов к проблеме сохранения и развития хакасского языка. Мы проводим много различных мероприятий, в том числе научно-популярные лекции по языку, культуре и истории хакасов на хакасском языке. Лекции выкладываются в интернет, чтобы все интересующиеся этим могли воспользоваться информацией в любое время, – рассказывает энтузиаст-общественник.

Помимо популяризации хакасского языка посредством встреч, лекций и прочих мероприятий в очном формате, вживую, Сергей Майнагашев считает, что многое в современных условиях можно сделать и при помощи интернета.

– Один из вариантов развития хакасского языка – это создание университета. В традиционном представлении создание университета требует многомиллиардных вложений. Я же говорю о виртуальном университете как некоем корпусе знаний о хакасской культуре в целом. Сегодня зафиксировать на видео и разместить в интернете можно практически всё, почему бы этим не воспользоваться? Можно организовать виртуальный хакасский университет, где специалисты будут делиться своими знаниями. К примеру, сделать видеокурс хакасского языка, видеокурс из серии уроков по вышиванию хакасским орнаментом, создать факультет богатырского сказания, где желающих научат искусству сказания. Пандемия коронавируса подвигла людей на создание видеоконтента, люди начали понимать, что, сидя дома у экрана компьютера, можно научиться многому. К примеру, я по видеоурокам в интернете научился делать сайты на хакасском языке.

Таким образом можно собрать большую базу данных академических знаний по хакасской культуре, языку. И все желающие смогут воспользоваться данными знаниями. Пока создание виртуального хакасского университета – это лишь моя мечта. Но нужно лишь на-
чать – поделиться идеей, а единомышленники обязательно найдутся, ведь здравомыслящих людей, понимающих ценность хакасского языка, немало, – уверен Сергей.

Желание моего собеседника сохранить и передать потомкам родной язык, его готовность сегодня, здесь и сейчас, делать для этого многое в рамках имеющихся возможностей вызывает уважение. Однако не могу не спросить. Ученые-лингвисты относят хакасский язык к числу миноритарных, то есть выполняющих значительно меньше социальных функций, чем мажоритарный, в нашем случае это русский язык. Так каковы перспективы хакасского языка?

– Я сам задавал данный вопрос многим специалистам, и они считают, что рано или поздно – через несколько поколений – язык может исчезнуть. Я думаю, всё зависит от нас самих, носителей языка. Нужно лишь приложить определенные усилия и выучить язык, разговаривать на нем с детьми, внуками. Сегодня люди находят множество причин, почему они не могут выучить язык (нет окружения, нет времени и т. д.), и не находят ни одной причины, чтобы вы-учить родной язык. А ведь эта причина на поверхности: не будет языка – не будет народа!

Ольга КАРАЧАКОВА

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Защита от спама *