Пятница, Апрель 16, 2021

  /  Погода в Абакане

Главная > Газета > Казнить нельзя помиловать

Казнить нельзя помиловать

Недавно Россия, несмотря на коронавирус, благополучно преодолела очередные выборы. В голосовании за поправки в Конституцию РФ приняли участие 65 процентов избирателей, из них почти 78 процентов — «за». Но вот лично меня уже давно мучает такая мысль: если бы завтра объявили голосование по отмене моратория на смертную казнь, сколько бы народу пришло? Почему-то мне кажется, что не меньше, чем на выборы 25 июня — 1 июля. Ведь эта тема давно уже муссируется в обществе и волнует преобладающее число россиян.

Преступление и наказание

Я человек, в принципе, не кровожадный, и, надеюсь, даже в прошлой жизни (если таковая вообще существует) не была палачом при каком-нибудь Великом инквизиторе. Но когда слышу сообщение о том, что очередной убийца и насильник получил всего-навсего 15 лет лишения свободы с возможностью выйти по УДО, меня начинает просто колотить от беспомощности и бессилия что-то изменить. Даже если ему грозит пожизненное заключение, представьте, что чувствуют люди, потерявшие родного человека, а потом долгие годы выплачивающие налоги, чтобы убийцу в тюрьме охраняли, кормили, поили, лечили, водили на прогулки. Живого!

Сразу оговорюсь: не призываю огульно сносить головы всем без исключения. Даже на мой «злой» взгляд, далеко не каждое убийство заслуживает смертной казни. Несчастные случаи, превышение самообороны, пьяное разгильдяйство, как в случае с Михаилом Ефремовым. Но когда дело касается насилия и последующего убийства ребенка, мне кажется, ни о каком милосердии не может быть и речи. Согласно статье 105 и статьям 131 и 132 УК РФ, ответственность за такие преступления наступает с 14 лет. Никогда не забуду, как исчезла семья моей хорошей знакомой из Красноярска. В 2008 году ее 12-летнюю внучку зверски изнасиловали и убили двое 16-летних подонков «из хороших семей». Они получили… по три года колонии для несовершеннолетних. Адвокаты упирали на то, что «это же еще дети, сумеют осознать и исправиться». А вот мать Юлечки «не осознала» и покончила с собой. Через месяц умерла бабушка, через полгода дед. Отец запил горькую, жив ли он теперь, не знаю. Была хорошая, дружная семья. Теперь никого нет. Может, кто-то думает, что эти молодчики что-то всерьез осознали? Скорее всего, они сейчас живут легко и непринужденно: от пожизненного родители и адвокаты «отмажут», а смертной казни у нас нет. По мораторию!

Замораторились…

Давайте отвлечемся от эмоций и попробуем разобраться, что это вообще такое — мораторий — и откуда он взялся. Данный термин пришел в современный мир еще из римского права. Он означает отсрочку платежа (долга) по обязательству. Кому мы обязались и за что должны? Объясняю: теперь уже в далеком 1996 году наша страна вступала в Совет Европы. Основным требованием был запрет на применение смертной казни. И чтобы понравиться европейцам и получить очередной кредит от МВФ, тогдашний президент Б.Н. Ельцин ввел в обращение указ сначала о сокращении, а затем и о полном запрещении высшей меры наказания. Так без какой-либо законодательной базы возник этот самый мораторий. И отмена смертной казни в России фактически не узаконена до сих пор. Выходит, мы почти четверть века «платим долги» непонятно за что, хотя из Совета Европы нас давно уже выталкивают. Последовательно и бесцеремонно. И, как считают вполне авторитетные государственные мужи, с этим членством пора завязывать, как с бесполезным и затратным мероприятием. Кажется, это уже понимают и в Москве.

Возможно, я ошибаюсь, но, как мне кажется, большинству россиян так же, как и автору этих строк, до сих пор непонятен смысл подобного моратория. Во-первых, при пожизненном сроке на преступников тратятся немалые средства бюджета, во-вторых, попираются нормы человеческой морали и справедливости. А главное, у них нет страха перед неотвратимостью наказания: «Ну, отсижу, и в тюрьме люди живут». Зато если кто-то из потерявших родного человека, а тем более ребенка, попробует «разобраться» с убийцей самостоятельно, он получит на полную катушку. Есть библейское выражение: «Мне отмщение, и аз воздам», что означает: «Передай мне свою месть, и я накажу убийцу». Получается, что роль Всевышнего сегодня исполняет закон, который жертву защитить не сумел, а теперь защищает… преступника? Так, что ли? Странно всё это. Странно и страшно!

Мера окончательной расплаты

Согласно статистике, за прошлый, 2019 год в РФ произошло около 8000 преднамеренных и жестоких (!!!) убийств. Надо полагать, учтены только те, что раскрыты. В половине из них погибли дети. В среднем этот уровень не превышает число преступлений за тот же год в США. Однако не надо забывать, что в Америке, при всей ее «любви к демократии», смертная казнь сегодня практикуется в 31 из 50 штатов. И еще: если убийство случается в одном из оставшихся 19 штатов, преступника могут судить там, где высшая мера узаконена. Смертная казнь продолжает применяться в таких довольно-таки цивилизованных странах, как Израиль и Япония. А также в Индии и в Китае. (Хотя, один мой приятель шутит: мол, эти могут себе позволить!) Единственной страной в Европе, где применяется смертная казнь, является Беларусь. Очевидно, поэтому попавшиеся там убийцы всеми правдами и неправдами стараются добиться, чтобы их судили в России.

Не надо бросать в меня камни и обвинять в непомерной жестокости. Есть разные степени вины, в том числе и за убийства, о чем уже было сказано выше, отсюда и разные виды наказания. Но при этом у людей еще и разные понятия об ответственности и о совести. В широко известном стихотворении Юрия Левитанского есть такие строчки: «Меру окончательной расплаты каждый выбирает для себя». Так же происходит и в жизни. Кто-то, как ревнивец из села Подсинее, расстреляв всю семью, пускает себе пулю в лоб. Кто-то, сев пьяным за руль и убив двоих ни в чем не повинных людей, через 6 лет процветает в должности заместителя министра труда и социального развития региона. А кто-то, отсидев 12 лет за надругательство над несовершеннолетней, вышел из тюрьмы и через полгода вновь совершил насилие, теперь над 9-летней жительницей города Саратова. После чего убил девочку. Ее больше нет, а он будет еще долго жить. Поэтому, на мой взгляд, нужно хорошенько подумать, чего от этого моратория больше — пользы или вреда. И еще раз повторяю: за изнасилование ребенка и его убийство — высшая мера наказания. Подчеркиваю: это мое сугубо личное мнение. Под чем и подписываюсь.

Маргарита ЛОГИНОВА
Фото из открытых источников


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Защита от спама *