Пятница, Апрель 16, 2021

  /  Погода в Абакане

Главная > Газета > Долги наши

Долги наши

Сразу спешу успокоить читателя: речь пойдет не о банковских кредитах, не об ипотеке, и даже не о внушительной сумме, занятой у друзей «под честное слово». Сегодня хочется поговорить о долгах иного порядка: нравственных, моральных. Ну и о материальных тоже. А именно об алиментах, что в переводе с латинского alimentum (питание) означает средства, выплачивать которые на содержание несовершеннолетнего ребенка или неработоспособного родителя обязывает закон. Выплаты можно производить добровольно или принудительно, то есть в судебном порядке.

Законов у нас много. Хороших и разных. Вот только, к сожалению, иногда они исполняются по принципу, обозначенному еще Н.А. Некрасовым: «Добра ты, царска грамота, да не про нас ты писана». А уж что касается выплаты алиментов — это вообще сага! Оговорюсь: я не имею в виду тех мужчин, которые разводятся с женами, но не разводятся с детьми и продолжают участвовать в их жизни и морально, и материально. Но на какие только ухищрения не идут нерадивые папаши, чтобы «позабыть» про своего ребенка. Хотя в последние годы процесс обнаружения кровных связей значительно упростился благодаря тестам ДНК. Кровь не водица, и с наукой не поспоришь, даже если гражданин будет клятвенно заверять, что эту женщину он видит впервые в своей жизни и во время предполагаемого зачатия находился на другом краю планеты. Поэтому хотя бы номинально можно обнаружить «отказника» и принудить его по суду выплачивать положенные дитяти проценты с заработка, если, конечно, таковой вообще имеется.

О том, как сложно в России получить алименты без скандала, можно писать романы. Только не об ушлых девицах, которые «уточняют» отношения с какой-нибудь ВИП-персоной с помощью известных адвокатов во время очередного ток-шоу на одном из федеральных телеканалов. А об обычных людях, которые обращаются в обычные гражданские суды. Там принимаются решения, как правило, в пользу ребенка, после чего судебные приставы вынуждены разыскивать беглых родителей по всей России (плюс странам СНГ), исписывать горы документов, чтобы брошенные дети имели средства хотя бы на кусок хлеба с маслом. Четвертого января 2019 года в Семейный кодекс РФ были внесены поправки, которые устанавливают минимальный размер алиментов, исходя из величины прожиточного минимума. А он, как известно, в каждом регионе различается. Только как быть, если даже этого самого минимума и в помине нет?

Четыре года назад, будучи в турпоездке по странам Скандинавии, я оказалась в одной группе с Ольгой Михайловной Н. — начальником Департамента опеки и попечительства города Орла. Она активно интересовалась, как этот вопрос решается в Норвегии. И выяснилось, что там никто никого не ищет и по судам не ходит. Ребенку с первого дня жизни идут выплаты из государственной казны: конкретная сумма в 10 000 крон, то есть чуть более 1000 долларов. Ежемесячно. А папашу ищет мощная государственная машина, находит на раз-два и крепко прижучивает. И чтобы доказать отцовство, совсем не обязателен тест ДНК, достаточно двух свидетелей. Дальше — или восполняй затраченные на твоего ребенка средства госбюджета, или пожалуй в тюрьму. Поэтому норвежские мужчины предпочитают платить без шума и пыли, чтобы не портить себе и деловую репутацию, и жизнь в целом. Понятно, что на территории РФ можно разместить более 35 Норвегий — попробуй тут найди! Но, между прочим, исходя из статьи 17 Семейного кодекса РФ, просрочка платежей по алиментам может привести не только к административной, но и к уголовной ответственности, вплоть до тюремного заключения. Но что-то нечасто слышно о таких «посадках»…

Однако это еще цветочки. Самое интересное впереди. Если подсчитать, сколько беспутных папаш, а особенно мамаш (мой приятель называет таких «Коля-Оля — перекати-поле»), ежегодно лишают родительских прав, получается довольно страшненькая картина. Причем эти, простите, особи почему-то уверены, что, отказавшись от ребенка, они свободны, как птицы в полете, и ничего никому не должны. Хотя в том же Семейном кодексе РФ черным по белому значится: «Родители, лишенные родительских прав, от уплаты алиментов не освобождаются». Не освобождаются! Понятно? А теперь поинтересуйтесь в соответствующих структурах, сколько таких вот горе-мамочек (о папочках вообще помолчим) платят своим детям. Опекаемым, живущим в детдомах. Да они про них давно забыли! Но если напомнить, сделают бровки домиком: типа, я же его государству отдала, пусть оно и заботится, а с меня взятки гладки. Однако, если их по какой-то причине в свое время не смогли официально, по суду, лишить родительских прав, по истечении времени в отношении уже взрослого дитяти ими предъявляются права на алименты. Это вроде как сберкнижка со вкладом «на предъявителя».

Вот только один сюжет, как говорится, из жизни. Года полтора назад меня попросили выступить на суде в качестве свидетеля. В общем-то обычная история. Мужчина бросил семью, когда дочке было два года, и подался в бега. По просторам Родины чудесной его носило более 30 лет. И вот в позапрошлом году товарищ вновь нарисовался в Абакане. Весь «наскрозь больной», бездомный и одинокий. И предъявил иск о назначении алиментов с дочери. А почему бы и нет? Взрослая женщина, работает медсестрой в частной стоматологической клинике в Минусинске, живет в шикарном коттедже с мужем — владельцем нескольких автозаправок, сыном-подростком и матерью. А приватизированная абаканская двухкомнатная квартира уже отписана по завещанию бабушки 12-летнему Ромке.

Первое, на чем настаивал этот Николаша-Нидвораша (в смысле ни кола ни двора), — это восстановление права на жилье: мол, я же не был с женой разведен, почему без меня квартиру приватизировали? Но ему быстренько объяснили, что если в течение 5 лет сведения о местонахождении человека отсутствуют, то, согласно статье 42 ГК РФ, он в судебном порядке признается умершим. Так что вопрос о вселении в квартиру отпал уже в начале судебного процесса. А дальше начался настоящий спектакль. Гражданин с надрывом в голосе рассказывал, как бывшая жена лишила его возможности воспитывать любимую дочь, как ему даже не сообщили об ее свадьбе и о рождении внука. А на вопрос судьи: «А куда же было сообщать, если вы 30 лет бегали, и не только по России?» — буркнул: «Хотели бы, так нашли бы. А дочка пусть платит, потому что это я ее породил. У нее муж богатей, ничего, раскошелятся».

Видела я в коридоре суда этого брызгающего слюной, злобного, как крыса, загнанная в угол, субъекта. Но, по счастью, зять имел юридическое образование. Он сумел разыскать и пригласить в суд сослуживцев матери, бывшую учительницу дочери, участкового педиатра и нас — нескольких соседей, которые с удовольствием подтвердили, что никогда и в глаза не видели этого охотника за алиментами. Короче — обломился дяденька! И это, к сожалению, не единственный пример.

Хотя справедливости ради надо признать, что вообще судов по назначению алиментов престарелым родителям от выросших детей не так уж много. Да и в пансионатах для престарелых в большинстве своем живут в основном люди одинокие. Как-то издавна не принято было на Руси отказываться от матери и отца. В былые времена человека, бросившего на произвол судьбы своих стариков, могли и камнями побить. Но, как мне кажется, если ребенок рос в любви, он никогда не оставит в беде родных людей. В общем, по пословице: что посеешь, то и пожнешь. Долги надо платить, и не только деньгами…

Марина ЮРЬЕВА
Фото из открытых источников


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Защита от спама *