Пятница, Январь 28, 2022

  /  Погода в Абакане

Главная > Газета > Мария Цуканова. Шаг в бессмертие

Мария Цуканова. Шаг в бессмертие

Война… Страшное, жуткое понятие. Чем дальше мы удаляемся во времени от этих грозовых лет в нашей российской действительности, тем острее, явственнее вырисовывается ее образ. В истории Великой Отечественной войны 1941–1945 годов особняком стоит имя нашей землячки, санинструктора Марии Никитичны ЦУКАНОВОЙ, погибшей в августе 1945 года на Дальнем Востоке в бою с японскими милитаристами. Это случилось на заключительном этапе Великой Отечественной войны…

Из чистого истока

Мария Цуканова родилась 14 сентября 1924 года в деревне Смоленка Крутинского района Омской области. Вскоре после рождения дочери ее отец — Никита Иванович Цуканов — был раскулачен и выслан из села, а его семья, спасаясь от преследований власти, была вынуждена срочно сменить место жительства. Они переехали к своим родственникам в бывшую казачью станицу Таштып (ныне село Таштып). Маше было всего пять лет, когда ее мама во второй раз вышла замуж за местного сельского активиста Николая Крахмалева.

В новой семье Крахмалевых родилось еще двое детей. Маша была старшей, она часто помогала матери по хозяйству, в воспитании сестры и брата. В девятилетнем возрасте девочка пошла в первый класс начальной школы. Как вспоминали позднее ее сверстники и одноклассники, Мария с детства выделялась настойчивым характером, была заводилой в деревенских играх и забавах. Летом часто бегала на речку, где, соревнуясь с мальчишками, плавала и ныряла. А в зимнюю пору каталась на лыжах с горы или на коньках по гладкому прозрачному льду речки Таштып.

Вскоре семья переехала в поселок Сарала Хакасской автономной области. В новой школе девочка принимала активное участие в спортивных соревнованиях. Она много читала, была активисткой и пионервожатой. В 1941 году Мария Цуканова окончила семилетнюю школу и готовилась поступить в Абаканское педагогическое училище, чтобы стать учительницей. Однако страшный день 22 июня 1941 года разрушил надежды и планы многих советских людей. Не стала здесь исключением и Мария.

С началом Великой Отечественной войны она пошла работать телефонисткой в поселковый узел связи, а затем перевелась санитаркой в эвакуированный из прифронтовой полосы советский военный эвакогоспиталь, который временно расположился в местной школе. Маша быстро научилась не только оказывать первую медицинскую помощь больным и раненым воинам, но и укрепилась в мысли, что ей также необходимо пойти на военную службу, чтобы попасть на фронт. Она написала не одно заявление, но отчим, который к тому времени вырос до ответственного работника райкома партии, просто не давал им ходу…

На службу

Тем не менее в январе 1942 года по организованному трудовому набору молодая комсомолка М.Н. Цуканова была направлена на работу в Иркутск, на один из машиностроительных заводов. Она была направлена в горячий литейный цех, где началось литье чугунных заготовок, из которых изготавливали боеприпасы для минометов. Условия работы в этом горячем цехе были тяжелые. В тылу не хватало мужчин, и на многих таких местах приходилось трудиться женщинам и подросткам системы ФЗО — фабрично-трудового обучения.

Марию Цуканову поставили ученицей обрубщика литья, и вскоре она освоила и эту требующую большого физического напряжения работу. Товарищи уважали ее за настойчивость и трудолюбие. Подруги по работе удивлялись, как эта худенькая девушка выполняет за смену по полторы-две нормы плана. Вскоре Марию перевели на должность приемщика-контролера в этом же цехе. Без отрыва от производства на заводе она окончила курсы медицинских сестер.

В июне 1942 года она вновь воспользовалась представившимся ей случаем и добровольно поступила на военную службу. Свою роль в этом сыграло обращение ЦК ВЛКСМ к советской молодежи «О поступлении молодых девушек и женщин в береговые части Военно-морского флота». Так Мария добровольно поступила на военную службу в Красную армию, тайно надеясь, что теперь она все-таки рано или поздно попадет на советско-германский фронт. Маша писала в письме своим родным: «Мамочка, я скоро уезжаю. Я не пишу тебе, зачем еду на фронт. Ты ведь сама знаешь, зачем мне это… Скоро, очень скоро кончится война, и мы опять будем вместе. Адрес свой я сообщу дополнительно».

Однако на фронт ни в 1942-м, ни в последующие военные годы героиня нашего повествования так и не попала. Более того, команда девушек-новобранцев из Иркутска была отправлена на Дальний Восток и оказалась в далеком тыловом приморском городе-порте Владивостоке, где команду призывников разместили в учебном полуэкипаже Тихоокеанского флота. В течение следующего месяца молодые морячки прошли курс молодого бойца — «карантин» и были направлены для дальнейшего обучения премудростям флотской службы на знаменитый на всем Дальнем Востоке остров Русский, расположенный в окрестностях Владивостока.

Так как специальность военного связиста Маше уже была знакома, она вновь успешно сдала все экзамены и зачеты. Через полгода со дня призыва Мария была направлена артиллеристом-дальномерщиком в 51-й артдивизион береговой обороны ТОФа, расположенный в окрестностях поселка Шкотово Приморского края. Флотская дисциплина, четкий распорядок дня, тяжелые физические нагрузки — все это было нелегким испытанием для молодой девушки. Но деревенская закалка и настойчивый характер помогали ей справиться со всеми трудностями воинской службы.

В 1944 году матроса Марию Цуканову вновь направили на учебу в школу санитарных инструкторов, в военно-морской госпиталь № 8 (ныне это Главный клинический госпиталь Тихоокеанского флота во Владивостоке), где она прошла переподготовку по военно-учетной специальности — «санинструктор». После окончания курсов она была отправлена на доукомплектование личного состава батальона, где и получила назначение санинструктором в третью роту 355-го отдельного батальона морской пехоты Тихоокеанского флота.

 
 

Дальний Восток

На Дальнем Востоке шла подготовка к войне с милитаристской Японией, которая началась, как и обещал верховный главнокомандующий И.В. Сталин американским и английским союзникам, ровно через три месяца после победы над фашистской Германией. Как известно, именно на Ялтинской конференции, прошедшей в январе 1945 года, было подписано «Соглашение трех великих держав по вопросам Дальнего Востока». В нем, в частности, было сказано, что через три месяца после капитуляции Германии Советский Союз вступит в войну против Японии. Как писал в своих воспоминаниях Маршал Советского Союза Александр Василевский, «…после Ялты подготовка к войне на Дальнем Востоке резко активизировалась». 30 июля 1945 года приказом Ставки ВГК главноначальствующим всеми советскими войсками на Дальнем Востоке был назначен маршал А.В. Василевский. Сюда перебрасывались все новые и новые советские вооруженные силы, имеющие опыт боев с немцами.

8 августа 1945 года советское правительство объявило войну Японии. Наши сухопутные войска силами трех фронтов повели наступательные операции в Маньчжурии и Приморье. К участию в боевых операциях были привлечены многие части и подразделения Тихоокеанского флота и Амурской военной флотилии. Через пять дней после начала военной кампании 355-му отдельному батальону морской пехоты ТОФа было приказано высадиться на вражеский берег и захватить плацдарм для дальнейшего наступления наших частей на хорошо укрепленный противником город Сейсин, расположенный на побережье Японского моря в Корее. На высотах, окружавших его, стояли японские береговые батареи крупного калибра, порт был опоясан дотами. Каждая сопка или отдельно стоящая скала и многие каменные здания этого города были заранее приспособлены врагом к долговременной обороне.

В ночь на 14 августа 1945-го начался штурм города Сейсина. Советские торпедные катера на предельной скорости ворвались в порт. С них на берег высадились десантники-тихоокеанцы из состава 355-го отдельного батальона морской пехоты под командой майора Бараболько, в котором старший матрос Цуканова служила санинструктором. Батальону было приказано ворваться в город и продержаться там до подхода передовых советских армейских подразделений 1-го Дальневосточного фронта. Сражение за Сейсин было боевым крещением для моряков этого батальона, и они выдержали его. В числе сражавшихся моряков-десантников находилась и наша землячка. Откуда только взялись силы, смелость и отвага у этой хрупкой девушки? Ведь она впервые в жизни оказалась в самом настоящем бою. То в одном, то в другом месте мелькала ее фигурка в морской фланельке: перевязывала, выносила раненых, ободряла их добрым словом.

Моряки завязали бой за большую сопку, где расположился японский штаб. В ходе этого боя был тяжело ранен еще один, уже который по счету, советский моряк-десантник. Санинструктор Мария Цуканова перевязала его и стала ползком через кустарник пробираться к другому нашему бойцу, которому тоже срочно требовалась ее помощь. И тут японская пуля попала девушке-санинструктору в ногу. Несмотря на боль и усталость, она оказала помощь раненому солдату и вновь направилась туда, где гремел бой. Уверенными, быстрыми движениями Мария накладывала повязки, шины на раны и переломы моряков, останавливала жгутом кровотечения, перевязывала легкораненых, и они снова продолжали сражаться. Тяжелораненых, где могла, выносила в одиночку, а там, где это было сделать невозможно, с помощью бойцов-санитаров доставляла десантников с поля боя в места укрытия вместе с их оружием, где и оказывала посильную помощь.

А вокруг был самый настоящий ад: летели в людей пули, рвались гранаты, мины и снаряды. Помощь армейцев советскому морскому десанту запаздывала, и моряки оказались в полном окружении превосходящих сил японцев. Тихоокеанцы дрались до последнего патрона. Под покровом темноты враги подтянули резервы и вновь развернули наступление по всем направлениям. Пять крупных вражеских атак отбил морской батальон. Жестокий бой продолжался вторые сутки. Как позднее вспоминали ее сослуживцы по батальону, за два дня непрерывных боев наша землячка, старший матрос Мария Цуканова, спасла жизнь не менее чем 52 раненым бойцам и командирам.

Для борьбы с нашим десантом японское командование бросало все новые и новые силы, намереваясь сбросить смельчаков в море. За каждый метр территории шло яростное сражение. Вещевые мешки морских пехотинцев быстро пустели, у них заканчивался боезапас: патроны и гранаты. Лица бойцов почернели от дыма и копоти. У многих кровь проступала через грязные повязки на ранах. Стиснув от нестерпимой боли зубы, крепились тяжелораненые советские бойцы. А атаки японцев не прекращались ни на минуту…

Гибель

В том не прекращающемся несколько часов бою появились убитые и раненые десантники. Тяжелое ранение в ноги в том бою получила и санинструктор матрос Цуканова, но в этот трудный час, когда на счету был каждый боец, она отказалась покинуть поле боя. Собственно, ей и уходить-то было некуда. Наскоро перевязав себе раны, превозмогая боль, Мария с автоматом в руках вместе с матросами-десантниками участвовала в отражении очередной вражеской атаки. Японцы наседали на советских моряков со всех сторон, поэтому роте лейтенанта Осокина пришлось отступить. Санинструктор же осталась с группой раненых бойцов, которые совсем не могли передвигаться.

Вместе с другими тяжелоранеными советскими моряками Мария осталась прикрывать отход роты — другого способа помочь однополчанам у них просто не было. Группа моряков отбивалась от японцев до тех пор, пока не закончились патроны. В бессознательном состоянии Мария Цуканова оказалась в руках озверевших японцев. Самураи подвергли нашу землячку изощренным пыткам. Ничего не добившись, они жестоко расправились с молодой девушкой, одетой в советскую военно-морскую форму. Ей выкололи глаза, а один из японских офицеров нанес ей несколько ударов японской саблей-палашом. …Когда в августе 1945 года оборвалась ее жизнь, нашей землячке шел лишь двадцать первый год. Жить бы еще да жить, но фронтовая судьба распорядилась иначе.

Подтянув подкрепление, в ожесточенной схватке советские войска разбили японцев и нашли тела погибших моряков и санинструктора. Героиню решили похоронить на вершине сопки вместе с другими бойцами из состава морского десанта, погибшими при штурме этого города. Старший матрос бригады морской пехоты Тихоокеанского флота Мария Никитична Цуканова похоронена в братской могиле советских воинов в корейском городе Сейсин.

Вместо эпилога

Советско-японская война продолжалась с 9 августа по 2 сентября 1945 года. Потери с нашей стороны составили: 12 031 убитый и 24 425 раненых. Также уничтожено 78 танков и САУ, 232 орудия и миномета, 62 самолета. У японцев 84 000 человек убито, 640 000 взято в плен. По разному складывается на войне судьба солдата. Пробыв в боях всего только два дня, Мария Цуканова героически погибла и шагнула в бессмертие. Наша отважная землячка стала олицетворением подвига, мужества, стойкости, несгибаемой воли в борьбе с врагами. Звание Героя Советского Союза Марии Цукановой присвоено посмертно указом президиума Верховного Совета СССР от 14 сентября 1945 года. Она была единственной женщиной, удостоенной этого звания за бои с японцами. Матрос Цуканова навечно зачислена в списки воинской части, в которой служила. Указом Президиума Верховного Совета РСФСР от 26 декабря 1972-го село Нижняя Янчихе Хасанского района Приморского края переименовано в село Цуканово, а в декабре этого же года река Янчихе названа Цукановкой. Нашей землячке выпала геройская судьба — отдав жизнь в боях за Родину, вечно жить в памяти народа. Ибо сказано: «Нет больше той жертвы, чем положить живот (жизнь) свой за други своя».

Сергей БАЙКАЛОВ
Фото из открытых источников


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Защита от спама *