Среда, Январь 27, 2021

  /  Погода в Абакане

Главная > Газета > Нас не догонят! Кто живет, а кто выживает

Нас не догонят! Кто живет, а кто выживает

На этой неделе мы продолжим считать деньги в карманах наших чиновников. И не потому, что слишком любопытные, а исключительно для того, чтобы знать, насколько близка власть к тем самым людям, жизнь которых она год от года стремится сделать все лучше и лучше.

Работать, чтобы заработать

В прошлом номере нашей газеты мы уже рассказали вам о том, как в финансовом плане прожили год наши народные избранники и организующий их деятельность персонал. Подводя итог, можно сказать, что неплохо, точнее даже очень неплохо, сложился для них 2019-й. На месячную зарплату некоторых слуг народа отдельные граждане умудряются прожить целый год. Чтобы за месяц такие деньги потратить, ну или, в противоположном варианте, год на них прожить — на это, сами понимаете, особый талант нужен!

Ну а что же исполнительная наша власть?

2019 год для правительства Хакасии стал первым полным годом исполнения его членами своих обязанностей. Поэтому теперь доходы членов «красной» команды вполне можно сравнить не только с заработками их коллег из законодательной власти, то бишь Верховного Совета республики, но и с жалованиями господ из предыдущего правительства. Что мы сегодня и сделаем.

Начнем с Главы. Труд Валентина Коновалова на благо республики в минувшем году был оценен работодателем (а это мы с вами) в 2 миллиона 784 тысячи 672 рубля. Это почти на 800 тысяч меньше, чем у главы законодательной власти Хакасии Владимира Штыгашева (3,516 млн). Впрочем, какие еще годы у Валентина Олеговича!

Если же проводить сравнение с прежним Главой Хакасии, то и здесь Валентин Коновалов пока не догоняет. Его предшественник Виктор Зимин в 2017 году отчитался о доходах в 4 миллиона 21 тысячу 867 рублей. И здесь, как говорится, есть к чему стремиться.

Если придерживаться субординации, то вторым человеком в республиканском правительстве является первый заместитель Главы Николай Миронов. Первый-то он, может, и первый, однако не по доходам. Свое финансовое состояние в минувшем году он пополнил на 1 миллион 543 тысячи 215 рублей, что по чиновничьим меркам очень даже скромно. Но тут необходимо напомнить, что и в правительстве республики Николай Михайлович отработал менее полугода. Так что у него еще все впереди, если, конечно, при своем кабинете останется. Например, его предшественник на этой должности в правительстве Зимина, Андрей Новоселов, в 2017 году отчитался о доходах в 4 миллиона 157 тысяч 753 рубля.

Главный финансист Хакасии Ирина Войнова, которая с некоторых пор тоже является заместителем председателя правительства, да еще и главным, мягко говоря, оппонентом господина Миронова в команде Коновалова, схватку по доходам у первого зама выиграла. Ее благосостояние в 2019-м улучшилось до 4 миллионов 363 тысяч 140 рублей.

Помнится, в своем первом интервью программе «Во! Время…» на городском телеканале осенью прошлого года Ирина Ивановна, рассказывая о том, насколько уменьшилась зарплата чиновников в новом правительстве и отвечая на звонки телезрителей, которые не верили в это, порекомендовала не делать поспешных выводов и дождаться итогов декларационной кампании. Тогда, говорила она, мы сами увидим, насколько сократились их жалованья.

Дождались. А насколько реально уменьшились доходы представителей исполнительной власти республики, посмотрим как раз на примере самой Ирины Ивановны. По случайному счастью, она успела поработать и в старой, и в новой командах.

Итак, в 2017 году Ирина Войнова, будучи министром финансов, отчиталась о 4 миллионах 169 тысячах 766 рублях. В принципе, сопоставимые с 2019 годом цифры. А вот в 2018-м, а это был последний и неполный год работы (не хватило полутора месяцев) правительства Зимина, доход Ирины Ивановны составил уже 5 миллионов 101 тысячу 183 рубля. И если сравнивать с этой цифрой, то, да, не солгала госпожа Войнова в прямом эфире, она действительно стала меньше получать. Но, слава богу, на жизнь, кажется, пока хватает.

Извечный объект внимания неравнодушных журналистов и подогреваемой ими общественности, организатор самых странных контрактов по закупкам всего — от бензина до туалетной бумаги, активистка, коммунистка (судя по фоткам с Геннадием Зюгановым) и просто (опять же, судя по фоткам) красавица — Юлия Исмагилова старательно поработала над своим состоянием в ушедшем году. По сравнению с 2018-м оно увеличилось у нее почти на 400 тысяч рублей. С 2 миллионов 841 тысячи 808 рублей до 3 миллионов 235 тысяч 458 рублей. В ранге заместителя Главы Республики Хакасия Исмагилова занимает пост постоянного представителя нашей республики в Москве. Известна тем, что закрыла постпредство республики в Санкт-Петербурге, но больше — как вольный или невольный главный фигурант скандалов в правительстве Коновалова.

Еще один заместитель — Татьяна Курбатова, курирующая в правительстве Хакасии социальную сферу, заработала в минувшем году 4 миллиона 539 тысяч 278 рублей.

Доход следующего зама, Юрия Курлаева, составил в 2019-м 3 миллиона 328 тысяч 515 рублей.

Самым богатом министром в правительстве Коновалова по итогам прошлого года стал курирующий дела юстиции и региональной безопасности Сергей Ромашов. Он представил декларацию аж на 7 миллионов 530 тысяч 716 рублей. И хотя, как утверждают в Сером доме, источником таких его доходов стали сделки по продаже движимого и недвижимого имущества, Сергей Ромашов и в 2018 году был не самым бедным министром. Два года назад его доход составил 5 миллионов 738 тысяч 701 рубль.

Самым низкооплачиваемым чиновником в прошлом году в нашем правительстве стал руководитель Государственной инспекции по охране объектов культурного наследия Республики Хакасия Дмитрий Левченко. Доход в 1 миллион 214 тысяч 964 рубля, прямо скажем, даже несколько стыдно показывать некоторым его коллегам. Получается, что живет Дмитрий Александрович всего на какую-то 101 тысячу рублей в месяц. Если сравнивать с 363 тысячами с половиной рублей месячных доходов Ирины Войновой в прошлом году, то, можно сказать, товарищ Левченко даже не живет, а выживает.

Делиться надо?

А теперь, как бы банально это ни звучало, но следующие несколько абзацев хотел бы отдать теме социальной справедливости.

То, что наши чиновники и наша власть получают за свою работу хорошие деньги, совсем даже неплохо. Плохо то, что, несмотря на весь свой титанический труд, направленный, надо полагать, исключительно на то, чтобы все остальные граждане тоже жили, им не завидуя, такого пока не получается. И Россия — не уникальная в этом плане страна.

Разделение на богатых и бедных существовало всегда и везде. Но одно дело, когда большие деньги зарабатывают люди, сами построившие свой бизнес или предприятие, которое приносит им доход. И совсем другое, когда путь к безбедному существованию проходит через чиновничье кресло. Но хоть убейте, я, например, не могу понять такой огромной разницы между доходами чиновников и тех же врачей, учителей, прочих бюджетников, ответственность на которых, по большому счету, лежит не меньшая. О тех, кто нас кормит, строит нам дома, школы, офисы, водит автобусы, большегрузы, прокладывает дороги и прочее, прочее — даже говорить не буду. Сравнение неуместное, но оно напрашивается.

Во всем, как мы любим говорить, цивилизованном мире чем больше получает человек доходов, тем большие он выплачивает с них налоги. Для этого существует прогрессивная шкала налогообложения — система, когда ставка НДФЛ (налог на доходы физических лиц) увеличивается вместе с налогооблагаемой базой. Это некий такой гарант социальной справедливости.

Впервые прогрессивное налогообложение было введено в Великобритании в 1798 году. К началу XX века такой налог был введен во многих европейских странах. В России он был установлен царским правительством 6 апреля 1916 года, но из-за революции закон фактически не вступил в действие.

В Советском Союзе шкала подоходного налога всегда была прогрессивной. На доход менее 70 рублей налога не было вообще! От 70 до 90 рублей — 10%, от 90 до 100 рублей — 12%. 13% платили те, кто получал свыше 100 рублей в месяц.

В 1998 году в России ввели сложную прогрессивную шкалу: доходы до 50 тысяч рублей облагались по ставке 12%. До 150 тысяч нужно было платить 6 тысяч рублей налогов и 20% с суммы, превышающей 50 тысяч рублей. С доходов от 150 001 рубля налог составлял 26 тысяч и 30% с суммы сверх 150 тысяч рублей.

В 2001 году у подоходного налога появилось новое название НДФЛ (налог на доходы физических лиц), а ставка стала единой для всех (плоской) — 13%. Таким образом правительство намеревалось вывести из тени тот бизнес, который скрывал свои реальные доходы. И, надо сказать, тогда это получилось сделать. Бизнес стал прозрачнее, а налогов в казну стало поступать больше.

Но тогда и такого страшного разрыва в зарплатах еще не было. Сейчас ситуация изменилась кардинально. Декларации — тому пример. При этом нам постоянно твердят, что государству нужны деньги. Пенсионный фонд — едва ли не банкрот: получите повышение пенсионного возраста. Налог с продаж — уже больше года, как 20 процентов, а это значит, подорожало буквально все, что мы с вами покупаем. Услуги ЖКХ — дорожают. Энергоресурсы — не дешевеют. А на днях вообще заговорили о введении еще одного налога, который работодатель будет уплачивать с наших заплат, это налог на безработицу. Мол, она в стране растет, а платить пособие по безработице, и тем более увеличивать его — не из чего. И это при том, что работодатель и так уже отдает государству 30,2 процента с наших зарплат.

Но если вам так необходимы деньги, почему бы тогда не вернуться к прогрессивной шкале налогобложения? Мера непопулярная, но, как говорят в народе, делиться надо. Иначе могут ведь и все забрать.

К слову сказать, законопроекты о возвращении к прогрессивной шкале регулярно вносятся в Госдуму, и так же регулярно правительство страны дает на них отрицательные заключения.

Главные аргументы:

— обогащение местных бюджетов столицы и крупных городов и обнищание отдаленных регионов, ведь налогами облагают по месту трудоустройства, а не проживания;

— уклонение от налогов, возврат к «серым» зарплатам и «теневому» бизнесу.

Им, наверху, конечно, виднее, но какие-то странные аргументы для государства, которое считает себя сильным. Потому как, если в налоговой службе неспособны контролировать уплату налогов со стороны бизнеса при внедрении прогрессивной шкалы налогообложения, непонятно, зачем она вообще нужна. И это не я сказал, а секретарь Федерации независимых профсоюзов России Александр Шершуков.

Богатые вообще не платят?

А сейчас, уж простите, я позволю себе закидать вас цитатами. Мне кажется важным привести еще именно их, так как подобными аргументами у нас в стране в общем-то и аргументируется отказ вводить прогрессивную шкалу налогообложения. Это заявление главы Совета при Президенте РФ по развитию гражданского общества и правам человека (СПЧ) Валерия Фадеева, которое в декабре прошлого года процитировал ТАСС.

«У нас в России уже много лет ведутся разговоры, чтобы ввести прогрессивную шкалу налогообложения. Я не раз выступал против и объясню почему – анализ моих коллег, когда я работал в журнале [Фадеев был главным редактором журнала «Эксперт» в 1998–2017 гг.], показал, что в России реально не плоская, а регрессивная шкала налогообложения. Несложные расчеты показывают, что самые богатые люди в России, самые богатые домохозяйства не платят даже тех 13%, которые у нас положено платить в качестве подоходного налога», — сказал тогда Фадеев.

То есть, вы понимаете, все должны платить по одной ставке только потому, что иначе богатые вообще платить не будут! А на самом деле они даже и сейчас не на полную раскошеливаются. Как утверждает господин Фадеев, «расходы очень сильно не соответствуют тем доходам, которые показывают официально самые богатые граждане России, чтобы заплатить налог».

«Говорят, функционально очень сложно заставить этих людей платить 13%, потому что они умные, хитрые. Это причем не криминальные схемы, это схемы, которые позволяют выводить деньги за рубеж, которые позволяют уклоняться от налогов. Они — умные, а мы, бедный и средний класс, значит, глупые? С моральной точки зрения, я считаю, это недопустимо», — возмущается Фадеев.

Но какова цена этому возмущению, если только по этой причине он и выступает против повышения налогов? Его аргумент: «Государству не удастся пока в ближайшей перспективе взять эти налоги у богатых людей… И целью будет средний класс с небольшими доходами. Сегодня бить по среднему классу недопустимо».

Но, простите, где логика, если и сегодня бедный и средний класс, как получается, платит за богатых?

Валерий Фадеев утверждает, что их немного — примерно 0,3%. Но даже эти три десятых процента не доплачивают в год (по его словам) полтриллиона рублей!

«С моральной точки зрения — это позорно, потому что самые бедные платят 13%, а самые богатые не платят даже 13%», — подчеркнул глава СПЧ.

Ужасно, конечно, но наша жизнь, особенно в последнее время, состоит из одних вопросов. И они есть у меня.

Мы все, как законопослушные граждане, ежемесячно платим государству налоги за то, чтобы оно добросовестно исполняло свои обязанности по отношению к нам. И те 13 процентов НДФЛ — это далеко не все отчисления от заработанных нами рублей. Ежемесячно наш работодатель с наших зарплат перечисляет в различные фонды еще 30,2 процента. Таким образом, наша налоговая нагрузка (только с зарплат) 43,2 процента. И это почти половина того, что мы зарабатываем!

Неужели этой половины мало для того, чтобы, например, налоговая инспекция отчетливо представляла, кто ведет бизнес по-белому, а кто по-черному? Или их этому не учили?

Неужели весь полицейский аппарат огромной страны не может вывести 0,3 процента «неправильных граждан» на чистую воду?

А как же огромный Следственный Комитет, всесильная ФСБ?

Понятно, что у них есть и другие дела. Но это же деньги. Это наши деньги!

И если единственный довод против введения прогрессивного налогообложения — это лишь то, что государство лишится тех доходов, которые удалось заставить платить, введя в начале нулевых плоскую шкалу налогообложения в 13 процентов, то грош цена тогда такому государству и всей его карательной и правоохранительной системе. Потому что иначе, как капитуляцией, подобное положение вещей в других странах не называется.

Получается, за то, что сосед украл двух куриц у соседа, мы карать его реальным заключением на несколько лет в колонию можем. Но за то, что у государства воруют сотни миллиардов рублей — нет. Потому что богатые обидятся и вообще перестанут что-либо платить!

Я ничего не перепутал?

Алексей КИРИЧЕНКО
Фото из открытых источников


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Защита от спама *