Воскресенье, Декабрь 15, 2019

  /  Погода в Абакане

Главная > Газета > Уголь на вес совести

Уголь на вес совести

ЭКОЛОГИЧЕСКИЙ ПРОТЕСТ В ХАКАСИИ ПЕРЕРАСТАЕТ В ПОЛИТИЧЕСКИЙ?

Еще не осень, а ощущение ее уже присутствует, прямо-таки витает в воздухе. Может быть, то – возрастное, а может, дождливый июль тому виной. Впрочем, ничего страшного. В любом случае, всю эту внезапную осеннюю хандру Фрейдом объяснить можно.

ЧЕМ МЫ ДЫШИМ?

Но каким психоанализом объяснить то, что происходит с тополями в Абакане на проспекте Ленина, которые в середине лета вдруг стали желтеть? Не самое приятное зрелище для третьей декады июля. И ладно, если бы засуха какая была, и листва сгорела под палящими лучами невыносимо жаркого солнца. Однако нет же! У нас, кажется, и дня не бывает, чтобы дождь не прошел. Но тополя желтеют, и дело, думается, вовсе не в природных катаклизмах.

Кстати, о дождях. Если вы до сих пор думаете, что теплый и летний, он освежает, смывая пыль с листвы (далась она мне сегодня!) и цветов, то это, кажется, в прошлом. К примеру, на днях жительница Абакана Татьяна Ковалева, увлекающаяся цветоводством, опубликовала в соцсетях фотографии своих любимых белых петуний после дождя. Увы, белоснежными их назвать после небесного полива можно с большой натяжкой. #чеммыдышим – такой хештэг поставила она под своим снимком.

А чем мы дышим, об этом нам на днях честно сообщило государство. Росгидромет назвал российские города, где в минувшем году был зафиксирован наибольший уровень загрязнения воздуха. Всего в список вошли 22 города, общая численность населения которых составляет 5,1 миллиона человек. Это Абакан, Ангарск, Барнаул, Братск, Зима, Иркутск, Искитим, Красноярск, Кызыл, Лесосибирск, Минусинск, Новокузнецк, Норильск, Петровск-Забайкальский, Свирск, Селенгинск, Улан-Удэ, Усолье-Сибирское, Черемхово, Черногорск, Чита и Шелехов. Публикуя эту информацию, «РИА Новости» особо отмечает, что в большинстве перечисленных населенных пунктов расположены крупные промышленные предприятия.

Хорошо! Красноярск, Ангарск, Братск, Новокузнецк и некоторые другие – еще можно понять, почему вошли в этот список. Черногорск – тоже, он уже не один десяток лет ведет борьбу за выживание в окружении угольных карьеров. Но какие крупные промышленные предприятия расположены в Минусинске, Кызыле, Лесосибирске? В конце концов, нашем Абакане! Что вдруг с ним случилось, если нельзя оставить на ночь открытым на проветривание окно, потому что утром подоконник из белого рискует стать черным. И это в безветренную погоду!

И одной лишь инверсией это не объяснить. Она здесь была всегда. Однако же тополя в июле, в комфортной для себя среде, не желтели. А лицо на велопрогулке черным не становилось. И пусть поборники расширения угледобычи в Хакасии закидают сейчас меня своим угольным концентратом, но лично я склоняюсь к тому, что вся эта теперь постоянно висящая в нашем городе взвесь – результат разработки угольных карьеров, расширения этого злополучного угольного производства и побочная сторона их новых рекордов по его добыче.

И расстояние, как видим, уже не спасает, если даже в Минусинске, защищённом Енисеем и сосновым бором, в окрестностях которого никаких производств нет, ситуация хуже, чем в некоторых промышленных центрах.

ПАРТИЗАНСКАЯ ТРОПА

Призывать республиканскую власть задуматься, наконец-то, над этим, конечно, можно, но, честно говоря, надоело. Что толку звонить в колокол, если те, кто принимают решения, не понимают, что звонит он, в том числе, и по ним. Никакие деньги не помогут избежать людских проклятий, а мысль, она, как известно, материальна. Не может быть твоего отдельного счастья, построенного на страданиях других. Расплата рано или поздно придет. И я сейчас, скажем так, даже не о недовольстве, которое начинает заполнять чашу терпения. Хотя примеры тому есть.

В соседней с нами Кемеровской области уже появились так называемые «Кузнецкие партизаны». Как сообщает региональный портал «Открытый город», на днях они распространили листовки, призывающие местных жителей к силовому противостоянию с угольным бизнесом, потому как «терпеть произвол угольщиков больше невозможно». При этом правоохранительные органы Кемеровской области пока никак не прокомментировали ни появление листовок, ни организацию «партизан». Так же молчат и угольщики, и губернатор.

Оно и понятно. А как может власть реагировать на то, что в самый что ни на есть расцвет нашей стабильности, у них под боком вдруг появились какие-то партизаны с листовками? Это, конечно, еще не массовые волнения, но уже явно неприкрытое недовольство. И вряд ли силовые структуры, которым, кстати, с 1 октября опять поднимают зарплаты (за лояльность надо платить), смогут его потушить. Придушить – да. Но надолго ли. Сделать белым снег, который этой зимой в кузбасских городах ложился на землю черным, или воздух чистым – не по силам никакой гвардии и никаким силовым структурам. Стоит ли Хакасии и дальше продолжать идти по пути Кузбасса? Тем более, что спокойствие у нас здесь только кажущееся.

БУМАЖНАЯ ЯРОСТЬ

На днях один из жителей Бейского района принес в местную ячейку КПФР свои заметки на нескольких листках. Первый секретарь МО КПРФ Александр Спирин опубликовал их в соцсетях. Однако мы, при всем своем желании, не можем полностью процитировать их в газете. Риск попасть под статью об экстремизме или разжигании чего-либо очень велик. Но кое-что предлагаем вам оценить (орфография оригинала сохранена).

«…Мы, хакасы, никуда не поедем, хотя мы плохо живём и типа нас можно купить. Даже продавшиеся никуда не поедут! Мы понимаем, что русскими мы нигде и никогда не станем.

Почему такое пренебрежение интересами местного населения?

Почему нет заключения экологов о благополучии и процветании природы и местного населения в промзоне действующих разрезов?

Почему нет заключения геофизиков по поводу участившихся землетрясений у нас в регионе в связи с резким изъятием из земной коры десяти миллиардов тонн грунта, причём из одной небольшой точки?

И самый главный вопрос, и принципиальный: за какое время планируется поднять 10 миллиардов тонн угля? Если за 500 лет, то пожалуйста. Живите долго и счастливо и копайте хоть за нашими огородами. Но при десяти-двенадцати годах (стремительном для природы темпе воздействия) выработки угля, отрицательное воздействие является колоссальным. А муниципальное образование Куйбышевский сельсовет перестанет существовать, так как мы, хакасы, за это время просто помрём, ибо никуда не уедем. На данный момент вопросов больше, чем ответов. Но такое положение дел многим местным чиновникам и начальникам, а главное, зажиревшим угольным олигархам, похоже, нравится. Живут себе и процветают. А мы, местное население, всё больше болеем и ненавидим их.

Наша ненависть уже перерастает в злобу. Можно всех нас убить, но для вас это проблему не решит: уголь уйдёт за копейки, эти копейки вы прожрёте и прос*ёте. На наших костях в итоге вы свои проблемы не решите, они у вас вырастут ещё больше.

Даже при условии, что все угольные разрезы будут платить все налоги в республике Хакасия – что я, рядовой житель, получу от этого? Даже если во всех наших сёлах, деревнях и городах построят дворцы и бриллиантовые туалеты с золотыми унитазами – мне что, от этого станет лучше жить? Сытнее? В доме будет теплее или сразу всем мужикам работа будет? Зарплата нормальная? Перестанут расти цены на продукты, ГСМ, электроэнергию и ЖКХ? Что все наши долги по кредитам спишут?

Я знаю, уверен, что ничего такого не будет, а будут смерть и похороны от непонятных болезней, как в соседней с нами Горной Шории. У нас же у многих есть там родственники, знакомые, и мы не понаслышке знаем, что и как будет дальше на самом деле с нами и с нашей окружающей средой.

Надо признать, что вопрос о титульной нации у нас также решён: теперь наше место только в музее. Очень кстати и крутой музей в республике для этого отгрохали, будут потом разглядывать в анфас и в профиль и вспоминать, какими наивными были хакасы, как не умели самостоятельно распоряжаться несметными богатствами своей замечательной малой родины, а значит и не достойными проживать дальше на своих землях. Но дело этим не кончится. Вместе с хакасами печальная участь ожидает и русских, немцев, чувашей и всех тех, кто проживает в нашей многонациональной республике – фатальная».

Подписал автор этих заметок так «С уважением, рядовой обыватель, житель республики Хакасия».

Наивно? Да.

Бездоказательно? Да.

Эмоционально? Да.

Зло? Да!

Но пока еще эта злоба выплескивается только лишь на бумагу. И дай бог, чтобы этим все и ограничилось. Но для того, чтобы эта бумажная ярость не переросла в открытое противостояние, нужен диалог общественности, местных жителей и власти.

ДИАЛОГ БЕЗ ДИАЛОГА

О необходимости такого диалога пробовал говорить во время своей «Прямой линии» на минувшей неделе и глава Хакасии Валентин Коновалов. Правда, как-то не очень уверенно.

Кстати, вам ничего не напоминает эта форма – «Прямая линия»? Кажется, мы это уже проходили, и совсем недавно. Правда, при бывшем главе республики она выглядела масштабнее, можно сказать, помпезнее, с элементами эдакого политического шоу. Смысла, правда, практического почти никакого в ней не было (сплошное подражание сами знаете кому), зато зрелищно. Теперь же зрелища не получилось, ну и со смысловыми акцентами как-то не случилось. Возможно, потому, что особой необходимости в разгар лета проводить прямую линию никакой не было. Потому как прежде надо не только вопросы заготовить, но и ответы на них. Реальные.

Однако вернемся к вопросам экологии, которые, у нас уже, кажется, переходят в политическую плоскость.

— Я знаю, что многие общественники этот вопрос ставят довольно остро, — признал в телеэфире Валентин Коновалов. — У нас был и митинг в республике на тему экологии. И здесь мы тоже стараемся подходить системно.

Комплексный подход к этой проблеме нашего правительства заключается в следующем.

— Нами разработан определенный план, в рамках него заложено проведение комплексной экспертизы, о которой давно говорят и политики, и общественники, и специалисты, — поделился подробностями Глава.

Правда, что это за план, Валентин Олегович не рассказал, а ведущий не уточнил. Сказано было лишь одно, что результаты комплексной экспертизы (надо полагать, экологической) будут не ранее следующего года. Какие – еще тот вопрос, но даже и за это время угольщики могут нарыть здесь столько всего, что потом десятки лет восстанавливать замучаешься. Кто-нибудь может припомнить о рекультивации хотя бы нескольких угольных карьеров или отвалов в Хакасии?

Еще товарищ Коновалов заявил о том, что одновременно Министерство экологии и природных ресурсов «проводит экспертизы по нанесению вреда от взрывов, которые осуществляются».

— Уже в ближайшее время, думаю, до конца июля, мы результаты представим, — заверил он.

Так, а что же по поводу диалога с общественностью, с экологическими активистами? В конце концов, с жителями тех злосчастных сел, само существование которых ставится под угрозу при расширении добычи угля в Хакасии.

— Считаю, что общественность надо как-то поактивнее к этим процессам, именно к рабочим процессам, привлекать. Важна консолидированная позиция и власти, и общественности. И угольщики тоже должны понимать требования людей и, безусловно, слышать их и идти на уступки, — закрыл тему экологии Глава Хакасии.

Вы что-нибудь поняли? О какой консолидированной позиции власти и общественности может идти речь, когда никто из представителей Серого дома не отважился выступить перед этой общественностью на самом массовом за последние годы экологическом митинге, который прошел в Абакане 3 июля. К каким процессам планируют привлекать активистов, если, по словам губернатора, экспертизы «уже заказаны», а подробности «определенного плана» знают, вероятно, лишь посвященные. Ну и особого умиления достойна фраза о том, что угольщики должны не только понимать требования людей, но еще и идти им на уступки.

Блажен, кто верует!

Алексей КИРИЧЕНКО


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Защита от спама *