Понедельник, Октябрь 21, 2019

  /  Погода в Абакане

Главная > Газета > «Страсти» по датам, или Когда Хакасия стала частью России?

«Страсти» по датам, или Когда Хакасия стала частью России?

Окончание. Начало в газете «Абакан» № 26 за 3–9 июля.

В рамках празднования Дня Республики Хакасия обычно вспоминают еще об одной значимой дате. Это очередная (в 2019 году – 312-я) годовщина «добровольного вхождения Хакасии в состав России». Конечно, без подобных официальных праздников не обойтись. Однако исторические события в их основе вызывают у исследователей много вопросов. Озвучу лишь некоторые из них.

Юридическое значение присяги – сомнительное

Официальная точка зрения считает принесение присяги местными жителями в 1707 году на верность Петру I весомым аргументом «за» вхождение Хакасии в состав России. Однако в юридическом «весе» этого действа возникают большие сомнения.

Как это было? Шло строительство Абаканского острога, и в это время «сын боярский» Илья Цыцурин позвал на переговоры кое-кого из местных жителей: «И с тех улусов привезли лучших людей и ясаулов… И они де ясаулы обещались великому государю быть в вечном подданстве и платить с себя поминков и ясаку по вся годы без недобору по [6] соболей на год в тот новопостроенной острог, а в тех во всех волостях ясашных людей 280 человек. И с первых де родов, с тех волостей они аманатчиков в тот новопостроенной острог дали».

ВОПРОС ПЕРВЫЙ: почему эту отдельно взятую присягу посчитали столь исторически значимой?

Коренные жители Сибири в XVII–XVIII вв. не раз давали присягу на верность русским царям. Но в то время это не считалось окончательной точкой в присоединении земель, что подтверждало продолжение трений с местным населением. Да и присягало оно далеко не всегда по зову сердца, нередко это происходило под давлением — ему делали что-то вроде «предложения, от которого нельзя отказаться».

ВОПРОС ВТОРОЙ: зачем нужно было организовывать присягу двадцати представителей родов там, где было свое государственное устройство и традиции принятия важных политических решений?

В XVII веке четыре княжества (Алтырское, Алтысарское, Исарское и Тубинское) входили в состав «Киргизской землицы». Кандидат исторических наук Валерий Чертыков описывает в своем исследовании, какие традиции решения важных вопросов там сложились: «Единство Кыргызской земли, восходящее к эпохе военной демократии с многоступенчатой иерархией, выражалось в том, что общие политические вопросы решались сообща, всеми князьями и знатными людьми этих четырех княжеств. Русские называли эти собрания съездами. На этих съездах обсуждались вопросы о взаимоотношениях с соседями: в разное время с русскими, монголами-хотогойтами, джунгарами».

Там, где сложились подобные традиции, странно в их обход приглашать выбранных непонятно по каким критериям двадцать человек и просить их присягнуть за все население. А потом считать их волеизъявление легитимным.

ВОПРОС ТРЕТИЙ: кто эти двадцать присягнувших, и были ли они наделены правом делать это за всех жителей?

Допустим, не удалось собрать съезд, так как не набралось необходимого числа представителей элиты после переселения в Джунгарию. А кого тогда привезли на присягу?

Небольшой экскурс в историю: под енисейскими кыргызами обычно подразумевается тюркоязычный народ, пришедший на берега Енисея из Центральной Азии приблизительно в V веке н. э. Именно он создал государство, которое еще существовало в XVII веке. Енисейских кыргызов было немного. По разным данным, в пределах трех тысяч семей. Дискуссионный вопрос в научной среде: кого именно относить к кыргызам? Одни ученые настаивают на том, что это — один знатный правящий род (сеок) в «Киргизской землице». Другие не считают их отдельным родом. Однако многие сходятся в общем определении: это — элитарная группа местного населения.

Много ли ее представителей осталось в начале XVIII века, к моменту принятия присяги? В. Ватин приводит в своей работе сообщение в Красноярск (1703 года) пятидесятника конных казаков Федора Моисеева: «…ныне де в Киргизской землице киргис никого нет». «Сын боярский» Иван Злобин, отправленный с товарищами в 1704 году «для сбору ясака с киргизских князцов и улусных людей», не нашел «киргизских князцов». Эти и другие источники говорят в пользу мнения, что на момент постройки острога элиты в «Киргизской землице» не осталось (или практически не было).

Резюмируя размышления: возможно, выбранные для присяги местные жители и были на тот момент «лутшими людьми» в правобережье Енисея. Но с большой долей вероятности они являлись кыштымами, или данниками, кыргызов. Из этого следует: у них не было полномочий принимать политические решения от имени элиты и всего населения. Критерии выбора присягающих и их количества (почему 20, а не 19 или не 21? Для «красивого» числа?) — тоже спорные темы.

Вопрос о «добровольности» остается открытым

По официальной версии (нашедшей отражение в принятой формулировке), территория Хакасии стала частью России с добровольного согласия жителей. То есть ее не присоединяли. Вхождение в состав Российского государства избавило от разорительных монгольских и джунгарских нападений.

Да, история сохранила обращения коренных жителей, которые стремились под защиту русского царя (они фиксировались еще в XVII веке). Однако это — вовсе не единодушное желание всего населения. Противников этой идеи тоже хватало.

Приведу исторические аргументы, которые говорят против добровольности.

АРГУМЕНТ ПЕРВЫЙ: логически не стыкуется с «добровольностью» сопротивление местного населения в течение сотни лет. Историк С. Скобелев, исследовавший эту тему, подсчитывал потери хакасов в этой борьбе и сделал вывод, что они составляли свыше половины от потерь других сибирских народов.

АРГУМЕНТ ВТОРОЙ: после ухода или угона в 1703 году в Джунгарию кыргызов их земли опустели, и русское население смогло на них закрепиться. Разница во мнениях историков: был это добровольный уход или насильственное переселение, — это детали исторического события, в целом не меняющие его значение.

В наше время многие историки склонны считать переселение кыргызов в Джунгарию именно угоном. В царское время была распространена иная версия, по которой «киргизы выселились с берегов Енисея к югу согласно договору, заключенному с русскими калмыцким контайшей». Насколько я понимаю, убедительных доказательств у нее не было и нет. Несмотря на это, дореволюционные историки не считали перемещение кыргызов насильственным. В их числе — В. Ватин: «О причинах такого внезапного ухода киргизов… ничего неизвестно. Можно предполагать, что их вынудили к переселению безпрерывные нападения русских…» Он же приводит сведения, что у инородцев «сохранились кой-какие сказания о борьбе, которую они вели с русскими за свою независимость. Предания сагайцев записаны Катановым. Самый популярный герой их Кангза, который вместе с братьями вел упорную борьбу с русскими». Некоторые современные исследователи также придерживаются этой точки зрения. К примеру, доктор исторических наук профессор Валентина Тугужекова делилась с журналистами: «Санкт-петербургские ученые высказывают мнение, что кыргызы не были угнаны джунгарами, а ушли сами, чтобы сохраниться. Здесь был натиск казачества. Но в Джунгарии тоже была очень сложная ситуация, возникали внутренние восстания».

АРГУМЕНТ ТРЕТИЙ: судя по тому, что Абаканский острог возвели всего за пятнадцать дней, строители спешили. Возможно, опасались нападения. По историческим источникам не складывается впечатление, что местное население ждало появления этого сооружения и всячески помогало его появлению.

По этому поводу В. Тугужекова поясняла журналистам: «Скорее всего, строители острога боялись нападения. Этот острог затем сгорел. Предполагают, что второй острог пытались строить в левобережье. Он тоже сгорел. Ачинский острог сжигали три или четыре раза. И красноярский острог горел не единожды. Поджигали их местные жители. О каком добровольном вхождении тут можно говорить?»

А теперь — ГЛАВНЫЙ ВОПРОС (РИТОРИЧЕСКИЙ): существовала ли «де-факто» добровольная возможность вхождения Хакасии в состав России? Как известно, история не терпит сослагательного наклонения. Теперь можно только предполагать, где была упущенная «развилка» истории. К примеру, В. Чертыков увидел вариант мирного вхождения (а не присоединения) таким: «В 1657 г. кыргызы, в случае оказания им военной помощи против хотогойтов, готовы были признать власть русского государя. Однако воеводы были заинтересованы в сохранении напряженной обстановки в Южной Сибири. В результате походов на «немирные землицы» они получали дополнительные доходы. Поэтому они ограничились лишь дипломатической поддержкой. В результате была упущена реальная возможность мирного присоединения Кыргызской земли».

Страницы истории листала

Татьяна ЗЫКОВА

Фото автора


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Защита от спама *