Воскресенье, Ноябрь 28, 2021

  /  Погода в Абакане

Главная > Газета > Виктор Астафьев и Хакасия

Виктор Астафьев и Хакасия

«Местам абаканским миллионы лет, слову же нашему всего тыщи, бессильно оно отразить могущество природы…»

«Медвежья кровь» – так с хакасского на русский переводится название реки Абакан, давшей имя нашему городу. «Медвежья кровь» – так называется и один из рассказов знаменитого сибирского писателя Виктора Астафьева, посвященный его путешествию по Малому Абакану. Он вообще любил Хакасию, часто бывал в республике. Здесь живут те, с кем писатель общался и даже дружил. Сегодня, в 78-ю годовщину начала Великой Отечественной войны, мы вспоминаем нашего земляка, фронтовика Виктора Петровича Астафьева.

Рыбалка на Малом Абакане

«В конце прошлого года довелось мне с попутчиками пробраться в верховья реки Малый Абакан. Дивные его красоты описывать не стану, потому что местам абаканским миллионы, а может и миллиарды, лет, слову же нашему — всего тыщи, и, как ни вертись, как ни изощряйся, слабо оно и зачастую бессильно отразить могущество и дух природы… Берега и склоны гор над Абаканом и по Абакану беспрерывно меняются, вода задирает нос лодки, упирается в нее, хлещет волной и брызгами в перекатах и на порогах — не пускает вверх река, не дает ходу лодке».

Это строки из рассказа «Медвежья кровь», что был опубликован в московском журнале «Новый мир» в 1984 году. Виктор Астафьев описал свое путешествие по реке мимо заимки Агафьи Лыковой и восхитительную рыбалку на Абакане: а занятие это писатель очень любил. Непосредственным участником того сплава был абаканский журналист Альберт Урман: «Я работал в “Красноярском рабочем”. Вот мы тогда с ним и познакомились. Это где-то в конце 70-х годов. В Хакасии он не один раз был. Обычно звонит и говорит: я устал, надоело сидеть за столом, я приеду к тебе!»

Так произошло и в тот раз, рассказывает Альбер Александрович. Закупив все необходимое в сельском магазине Таштыпа – а Астафьев в таких вопросах всегда проявлял щепетильность, – компания отправилась на рыбалку, вспоминает Урман: «Мы в Абазе погрузились в лодку, подниматься стали вверх. Река есть река. Виктор Петрович, конечно, восхищался природой, он большой любитель реки был. Ему хотелось остановиться, порыбачить, поудить. Он ничем не рыбачил – только удочкой. Мы два раза останавливались перед порогами. Пять-шесть хариусов поймаем, пообедаем – и дальше. К вечеру добрались до Малого Абакана. А там была заимка, “Маганаковская” называлась».

«Ввысь уходят громады гор, одна накатывает на другую, широким плечом, скалою голой иль утесом держатся кручи над рекой. В небо вздымаются увалы, над увалами синеют аккуратно сметанными стогами сопки, очесанные с боков вешними потоками, грозовыми ливнями… Душу леденит недоступностью и неподвластностью этих далей, и кровь замирает, когда пытаешься представить, что там, за ними, за этими задумчиво-надменными громадами. Наверное, другой свет». Это строки, написанные Астафьевым. «Название реки, слышал я, в переводе с хакасского на русский язык означает “медвежья кровь”. Спасибо спутникам, спасибо реке, погоде, времени еще и за то, что никого мы не обидели, нигде не напакостили, ничьей крови, в том числе и медвежьей, не пролили. …И оттого так прозрачны, так легки мои воспоминания о летней поездке в дальний край, в незнакомое место. А если и проскальзывает в них налет грусти, то это уже от возраста, от непрестанных дум о будущем нашем житье».

Главная тема

Виктор Петрович Астафьев родился 1 мая 1924 года в соседнем с Хакасией Красноярском крае, в селе Овсянка. Отца в 1930-м раскулачили, потом умерла мать. Детство писателя было тяжелым, сиротским, даже школу не довелось окончить. В 1941-м Астафьев поступил в школу фабрично-заводского обучения, а в 1942-м ушел на Великую Отечественную войну. Несколько тяжелых ранений и контузия беспокоили Виктора Петровича всю жизнь. В 1951 году он напечатал в газете свой первый рассказ «Гражданский человек». Сегодня Астафьева знает весь мир.

За 350 лет существования сибирской литературы в ХХ веке появился писатель всемирного масштаба, всемирной отзывчивости. То есть, три с половиной века наша сибирская словесность накапливала культурный слой, на который взошел Астафьев.

Основная для писателя тема, проходящая через все его творчество – война, увиденная глазами простого русского человека родом из деревни. Главный роман – «Прокляты и убиты» – опубликован в 1994 году. Название взято из текста стихир сибирских старообрядцев, где написано: «Все, кто сеет на земле смуту, войны и братоубийство, будут Богом прокляты и убиты». В романе описана Великая Отечественная война и исторические события в СССР, ей предшествовавшие, процесс подготовки солдат и офицеров, их взаимоотношения и собственно боевые действия. Книга написана на основе личных впечатлений писателя-фронтовика.

Неоднозначность отношения к войне проявилась не только в романе «Прокляты и убиты», но и во многих публицистических выступлениях Астафьева. Однако он не сразу приступил к его написанию. Долгие годы Астафьев молчал о пережитом.

Однажды ему задали вопрос: «Виктор Петрович, вы прошли всю войну солдатом, буквально проползли на брюхе от Москвы до Праги. И ничего о войне не написали?» Виктор Петрович посмотрел и говорит: «Вопрос правильный, отвечу чистосердечно. Когда солдатом пройдешь всю войну, а потом ее вспоминать – это все равно, что проползти обратно».

Все книги Астафьева не о войне, а против войны. Сила его таланта в том, что писатель болел сердцем за весь народ, страдал вместе с ним. Общая беда становилась личной. Как жить дальше, вернувшись со страшной войны? Как быть достойным тех, кто пал на фронте? Отвечая на эти вопросы, писатель создает литературные шедевры: повести «Звездопад», «Пастух и пастушка», «Веселый солдат», «Обертон».

Глубина его строк

Мало кто знает, но Виктор Астафьев писал и стихи. Они положены на музыку и звучат теперь как романсы.

Над Енисеем осени круженье,

И листья светло падают в реку.

И острова плывут, как листьев отраженье,

А сердце рвется вслед прощальному гудку.

Ах, осень, осень, ну зачем так ярко,

В час угасанья ярко светишь ты?

Зачем в груди так холодно, так жарко

От этой неизбывной красоты?

Велика любовь Астафьева к природе – он преклонялся, благоговел перед ней. Природа фактически становится для писателя храмом, где он очищает свою душу. Знаменитый роман Астафьева «Царь-рыба», переведенный на десятки языков – тоже о природе. Но и в этом произведении писатель не изменяет себе, продолжая ключевую тему – простой человек и государство.

В советские времена существовала цензура, она выбросила из «Царь-рыбы» целую главу «Не хватает сердца» – о побеге политических заключенных из норильского лагеря. Естественно, в 1975 году эта тема не могла появиться в печати. Как бы ни корежила цензура эту книгу, как и другие у Астафьева, сердцевину он смог сохранить. Здоровое ядро его произведения цензура не могла затронуть. Она просто не понимала, в чем суть, это непостижимая загадка Виктора Астафьева.

Он был из тех людей, которые изменяют этот мир. И это чувствовалось во всем. Были и книги, которые он постоянно перечитывал сам. Это Библия и «Братья Карамазовы». А на вопрос «Кого вы цените из русской литературы?» он ответил: «Солженицина». Для 1982 года ответ был совершенно удивителен!.. Тогда это все было под запретом, но для Астафьева запретов не существовало.

Астафьев полностью отдавал себя людям, и не только в литературе. Заступником простого человека он был и в обычной жизни. Подтверждение тому – эпистолярный дневник под названием «Нет мне ответа», включивший всю переписку писателя с 1952 года. Виктор Петрович откликался на просьбы людей, помогал, как мог, входил в высокие кабинеты, используя свой колоссальный вес в обществе. Он считал это своим гражданским долгом. Кстати, Астафьев никогда не вел дневниковых записей. У него была изумительная память, поражавшая своей глубиной. В ней умещались не только полчища имен и дат, но и названия сотен земных существ и растений, их краски и запахи, несчетное количество поэтических строк и мелодий, глубинное знание быта людей, природных явлений — в общем, все оттенки жизни.

Его всегда привлекала деревня. Настоящая сибирская. Астафьев даже хотел переехать в Хакасию, врачи ему прописывали тот климат, который есть у нас. Хакасия питала его на протяжении десятилетий. В «Последнем поклоне», например, он пишет о хакасских степях.

…Виктор Петрович Астафьев ушел из жизни 29 ноября 2001 года. Похоронен близ родного села Овсянка – на Манской горе, у подножья раскидистых берез, растущих из одного корня, на бывшей крестьянской пашне, окруженный красотой енисейских гор здесь, в центре России. Но разве он умер? Могущество таланта сильнее могущества любой власти. Оно продолжается и после того, как носитель этого дара завершает свою земную жизнь. Ведь сердце писателя продолжает пульсировать в его книгах.

Галина ОВЧАРЕНКО

(По материалам программы «Изеннер!» «ТВ-Абакан»)

Фото из открытых источников


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Защита от спама *