Четверг, Апрель 9, 2020

  /  Погода в Абакане

Главная > Газета > Моисей Баинов: «Из нежных слов был соткан весь я…»

Моисей Баинов: «Из нежных слов был соткан весь я…»

Его называют алыпом хакасской поэзии. Алып – великан, богатырь, исполин. Поэт ренессанса национальной литературы. Для Хакасии его имя – то же, что имя Александра Сергеевича Пушкина для России. Моисей Романович Баинов. Он ушел от нас 18 лет назад. Но живы его стихи. Открыв на мгновения эти книги, мы вновь зададим себе вопросы, на которые нет ответов. В мучительном поиске неуловимой гармонии – неизменный труд  души и обжигающая правда жизни.

Истоки

 «Степная грусть…/Вдовою безутешной/В невидимой заоблачной дали/Печалью древней над землею грешной/Невидимые плачут журавли». Это строчки из стихов Моисея Баинова. В основном, он писал на родном хакасском языке. Нередко потом сам переводил свои строки на русский. И мы тоже можем взглянуть на мир его глазами. В данном случае это почти литературная гипербола. Моисей Романович очень плохо видел, носил очки с большими диоптриями. Резкое снижение зрения у него произошло вследствие перенесенной в детстве трахомы – тяжелого заболевания глаз. Но пронзительно зрячим было его чуткое сердце поэта.

Моисей Баинов родился в январе 1937 года в улусе Аршаново Алтайского района Хакасии. Семья Баиновых была большой и дружной. И очень творческой. В их доме всегда звучала музыка – чатхан и хjмыс. Тахпахи в этой крестьянской семье умели петь все. А еще любили танцевать. По наследству таланты передались и Моисею Романовичу. Кто знал его, отмечают: голос у Баинова был великолепный. Если бы не стал поэтом, мог бы блистать на оперной сцене.

 Его отец остался на войне. Воевал с японцами на Халхин-Голе, а потом сразу ушел на Великую Отечественную. Поэтому родного отца Моисей Романович так и не слышал, был очень маленьким. Рано ушла из жизни и мама. Она умерла после тяжелой болезни, так и не сумев пережить потерю мужа. Будущего поэта воспитала бабушка по материнской линии. А это сказители, тахпахчи. Вера Яковлевна  рассказывала мальчику богатырские, эпические сказания. Он впитал это в себя.

Одно из таких сказаний – богатырский эпос «Хан-Тонис на темно-сивом коне», литературно обработанный Баиновым, станет главным трудом его жизни. Семь тысяч стихотворных строк. Это произведение по объему соизмеримо с «Илиадой» Гомера. По структуре для хакасской литературы «Хан-Тонис» – абсолютно новаторская вещь. Над ее поэтическим переводом десять лет трудилась поэтесса Наталья Ахпашева. Все началось в 90-х годах прошлого века, когда Союз писателей республики готовил совместный хакасско-тувинский сборник.

Как вспоминает сама Ахпашева, Моисей Романович захотел, чтобы там были какие-то фрагменты из «Хан-Тониса». Он принес свой подстрочник и сказал: «Марковна, переведи!» Это было одним из достойнейших произведений, говорит она.  Это и моральная ответственность.  Баинов сразу начитывал, Ахпашева переводила. Он комментировал, обращал внимание на лексику, терминологию, образы, старинные слова. Работали без остановки.

В итоге в 2007-м, уже после смерти поэта, книга выходит в свет в Новосибирске. Теперь к хакасскому эпосу может приобщиться и русскоязычный читатель. По оценке литературоведов, перевод древнего сказания – труд мирового значения. До сих пор живу в теплых лучах Баиновской поэзии, говорит Наталья Ахпашева. А весь «Хан-Тонис» – это как бы моральный кодекс народного вождя,  человека у власти.

Новаторство поэта

Известность к Моисею Баинову пришла, когда он еще учился в Литературном институте имени Горького в Москве. Его первый сборник на родном языке вышел в свет в 1959 году и назывался просто – «Стихтар», то есть «стихи». Всего 44 страницы. Но сразу стало понятно: в национальную литературу пришел настоящий поэт. Впрочем, стоит отметить: многие его не понимают до сих пор. Образный мир Баинова, его ритмика открываются не сразу. И сегодня мы только на подходе к пониманию творчества поэта, говорят филологи. И сравнивают с музыкой баиновские стихи. «Здесь играет с пушистою белкой тайга/И под ноги себе рассыпает бруснику./Долгой песней cебя усыпляет пурга,/Здесь природа сама себе снится».

Поэт Сергей Майногашев, известный под псевдонимом Сибдей Том, проделал огромную работу по анализу стихов Моисея Баинова. Он лично общался с автором и пришел к выводу: Баинов первый из хакасов начал писать стихи ямбами, упорядочив ударения. В русской литературе это впервые сделал Михаил Ломоносов, увековечив свое новаторство в трактате.

Стихи – это определенная ритмика. Новаторство Баинова в том, что он сумел в хакасских словах изменить внутреннее поведение ритма за счет ударений. По мнению Майногашева, Баинов для Хакасии – что Пушкин для России. Оба в свое время изменили литературу. А объективное развитие языка всегда сочетается с субъективным фактором – приходом гения.

Моисей Баинов работал корректором и редактором в Хакасском книжном издательстве, редактором студии областного телевидения, переводчиком и корреспондентом в газете «Ленин чолы», затем переименованной в «Хакас чири». Баинов – член Союза писателей России, автор девяти сборников на хакасском и пяти – на русском языке. Им написано восемь поэм. Добро и зло, война и мир, любовь и предательство, скоротечность человеческой жизни, нравственные общечеловеческие проблемы – вот темы его творчества.

Штрихи к портрету

Его рабочий стол в редакции газеты «Ленин чолы», где Моисей Романович служил переводчиком, всегда был пуст. Не пылились блокноты, не валялись рукописи, как это обычно бывает у творческих людей. Баинов не писал, а надиктовывал свои произведения машинистке. Он ходил по кабинету и как бы напевал тексты. В нем идеологии, соответствующей его времени, было ноль целых ноль десятых. Он был выше этого. Поэзия – она временем проверяется. Иногда читаешь, и трогает за душу. А через год устаревает. А Баинов не устарел. Из прошлого века перешел в нынешний. Пройдут десятки лет, а Баинов – он останется.

Он был молчаливый. Много не говорил.  Свое мнение высказывал, но скупо, 2–3 предложения. Не любил, когда много говорят. Но не молчат его стихи. И они способны рассказать о том, о чем поэт предпочитал не говорить всуе. «Никому и нисколько не нужен/Ни в родной, ни в чужой стороне./Я, как бубен шаманский, простужен,/Заскулил при холодной луне./Этот гул, словно звон колокольный,/Опрокинулся купол небес./То березой ко мне белоствольной/На качелях летиn благовест».

Обычный человек в листе бумаги видит просто бумагу. Поэт, художник видит в ней трепещущее дерево. Или чистое снежное поле, на котором его рука, ведомая вдохновением,  из обычных букв может начертать жизненную дорогу. Глядя на пожелтевшие листки, исписанные торопливым почерком, понимаешь, насколько коротка человеческая жизнь. Поэта уже нет на свете, но его талант навсегда заключен в этих строчках. И он продолжает свой путь в книгах. Ведь стихи поэт создает из нежной ткани собственной души. А душа человека живет вечно.

Свои лучшие стихи о любви Моисей Баинов написал вдали от дома, когда однажды, влекомый сильным чувством, уехал из Хакасии. То была попытка изменить судьбу. Но он все-таки вернулся. Опередивший свое время поэт, Баинов до сих пор остается для многих непостижимым. Он не одобрял переводов собственных стихов. Говорил: хорошо они звучат только на родном хакасском языке. И так и не удостоился при жизни должного своему таланту признания. Впрочем, с настоящими поэтами всегда так…

 Галина  ОВЧАРЕНКО

(По материалам программы  «Изеннер!» ТВ-Абакан)

 


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Защита от спама *