Понедельник, Январь 25, 2021

  /  Погода в Абакане

Главная > Газета > Светлана Могилина: «Власть всегда означает ответственность»

Светлана Могилина: «Власть всегда означает ответственность»

27 апреля в нашей стране отмечается День российского парламентаризма. Эта относительно молодая система государственного устройства несовершенна, как и любая другая. Но она помогла создать современного гражданина – свободно мыслящего и устремленного в будущее. Об особенностях парламентаризма в российском обществе наша беседа с председателем комитета Верховного Совета РХ по конституционному законодательству, государственному строительству, законности и правопорядку Светланой МОГИЛИНОЙ.

– «Демократия – плохая форма правления, но ничего лучше человечество не придумало», – говорил Уинстон Черчилль. Представительный и законодательный орган власти, или проще – парламент, является основой демократического принципа управления и государством, и отдельными субъектами. Как вы можете оценить работу этого властного института в нашей стране?

– Начну с того, что парламентаризм – это не только принцип государственного устройства, но и философская система, при которой личность является главной ценностью. То есть, при ней человек – это не просто биологическая особь, а индивидуум с набором определенных качеств, отличающих его от других людей. Такой человек понимает, зачем он пришел в этот мир. Чувствует всю меру ответственности за то, что происходит вокруг него, и то, что он совершает сам. Вольно или невольно демократия связана с ролью и местом человека как личности в том социуме, в котором он живет. Она является ответом на вопрос, имеет ли отдельный человек какое-то отношение к изменению в обществе или он, как статист, является одним из элементов общей системы.

Человек рождается свободным. И то, насколько он имеет возможность реализовать себя в этом обществе, и проявляет сущность демократии. Может ли он выбрать себе профессию? Имеет ли свободное право передвижения? Имеет ли право выбора религии и культуры? Ощущает ли себя самодостаточным? Нет другой системы государственного и общественного устройства, при которой мы могли бы положительно ответить на все эти вопросы. Хотя очевидно, что жить люди могут и при других формах правления.

Например, в некоторых арабских государствах, где, в сущности, нет представительных органов власти. И наверняка многие довольны такой системой правления. Тем более что можно жить в султанате, пользуясь всеми материальными благами, а можно испытывать нужду при самом демократическом управлении.

– Однако, какова бы ни была форма правления, она не подразумевает вседозволенности для граждан. Как мы можем судить, в любом западном государстве принят ряд законов, так или иначе ограничивающих свободу.

– Абсолютная свобода – это утопия. Самоограничения и внешние ограничения необходимы, ведь свобода одного человека неминуемо сталкивается с правами и свободой другого. Вообще, я отмечу, что мы порой сталкиваемся с ложным пониманием самого термина «власть». Это – не вседозволенность, как можно решить, а возможность что-то изменить в лучшую сторону. Если говорить о парламенте как таковом, то это – коллективный разум. Он осуществляет принцип народовластия. По факту – берет на себя меру ответственности, когда принимает те законы, по которым живет общество в целом. То есть, власть как возможность управлять обществом всегда уравновешивается необходимостью отвечать за происходящие в нем перемены.

– Звучит и правильно, и красиво. Но готово ли наше общество к такой системе, пусть даже мы привыкли ходить на выборы и знаем своих депутатов?

– Общество готово воспринять эту систему ценностей, особенно – молодое поколение. Молодые люди хотят жить в свободном обществе, хотят, чтобы их понимали и то, к чему они стремятся, было реализовано. Именно поэтому я считаю, что в законодательной и исполнительной власти любого уровня должны быть молодые люди. Те, кто реализует свой потенциал прямо сейчас, не дожидаясь, когда пройдет необходимое время, у них появится жизненный опыт, а вместе с ним и возможность для реализации.

– На практике молодой человек начинает понимать происходящие в обществе процессы только после того, как лично столкнется с проблемами самостоятельной жизни. Чаще всего перечень того, что стоит улучшить, формируется у гражданина к 28–30 годам. Этот возраст уже сложно назвать «горячей юностью».

– Это, действительно, интересный процесс, происходящий в нашем обществе. Социальное детство в настоящее время длится куда дольше, если сравнивать с предыдущими поколениями россиян. Достаточно вспомнить, что в шестидесятые–семидесятые годы прошлого века дети в 18 лет уже начинали трудовую деятельность и принимали участие в жизни семьи. А то и уезжали в другие регионы, где строили свою жизнь. Сегодня мы можем услышать слова о том, что молодой человек в 23 года – еще ребенок. С одной стороны, хорошо, что продлевается период беззаботной жизни. Но оборотная сторона этого явления – то, что человек долго еще не готов взять на себя ответственность. И то, что молодые люди относятся к родителям как источнику материальных благ. Молодой хочет получить их прямо здесь и сейчас. Думаю, что этот процесс все же уравновесится со временем. Конечно, наивную молодежь ждет множество разочарований…

– Описанная ситуация отношений «ребенок и родитель» без оговорок переносится на отношения «гражданин – государство». Немало граждан нашей страны также хочет получить материальные блага, причем именно здесь и сейчас. А вот брать на себя тяготы управления, добиваться изменений желает куда меньше людей…

– К сожалению, эта тенденция сохраняется. Активных людей, участвующих в изменениях, от силы 15–20% населения. Значительная же часть нашего общества в лучшем случае относится к такой деятельности равнодушно, а в худшем – негативно настроено и требует доказательств лояльного к ним отношения.

– Что же в таком случае делать, чтобы «расшевелить» людей?

– Наша леность дается нам от природы. Будем справедливы: революции или менее глобальные, но все же серьезные перемены, в которых участвует большая часть населения, происходят только в тех случаях, когда наблюдается системный кризис власти. Как в известной аксиоме: «низы – не могут, верхи – не хотят». При этом граждане на себе ощущают тотальное ухудшение ситуации. В этом случае легко стряхнуть с себя лень. Или возьмем обычного человека. Если его устраивает работа, личная жизнь и так далее, то к чему еще какая-то активность? Зачем ему искать что-то новое? То же самое справедливо и в случае с участием в управлении регионом или государством: большинство людей не стремится к этому, поскольку не считает, что существующий порядок требует кардинальных перемен.

Вернемся к примеру с повседневной жизнью. Если же в жизни присутствуют проблемы с работой, деньгами и так далее – тогда начинаем искать пути решения. Может, это будет новая работа, дополнительный заработок и тому подобное – главное, что социальная активность человека резко возрастает. Он общается с другими людьми, интересуется новостями рынка труда, рассылает резюме – словом, прилагает силы для того, чтобы изменить ситуацию. А если не в состоянии справиться самостоятельно – привлекает к решению те структуры, которые помогли бы ему решить эти вопросы.

Но есть и те люди, которым не хватает их собственных забот, они желают изменять мир. Неважно, правы они или ошибаются в своих устремлениях. И партийная принадлежность тоже не важна. Главное – готовность работать для других и способность нести ответственность за свои решения. Вот это и есть та активная часть населения, для которой мы должны выстраивать систему взаимодействия между властью и гражданами.

Беседовал Андрей ВИКТОРОВ


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Защита от спама *