Понедельник, Сентябрь 16, 2019

  /  Погода в Абакане

Главная > Газета > Первым на чатхане должен играть ветер 

Первым на чатхане должен играть ветер 

С древности музыка имела, в первую очередь, ритуальное значение в жизни любого народа. Об основных музыкальных инструментах хакасов, истории их появления, особенностях звучания, а также секретах изготовления – наше повествование. И расскажут об этом абаканские мастера, которые владеют искусством изготовления национальных музыкальных инструментов.

Инструменты и «чон узы»

Для хакасов музыкальный инструмент – непременный спутник жизни, часть самого человека. Он имеет сакральное значение. Существует даже обряд освящения, который обязательно надо провести, когда получаешь инструмент из рук мастера. Вот что рассказал Олег ЧЕБОДАЕВ – известный в республике музыкант: «У каждого инструмента есть свой характер. Поэтому я, бывает, неделю играю только на одном. Потом могу перейти на другой. На всех сразу не могу – внутренняя вибрация возникает. Хотя в профессиональной деятельности приходится играть на всех инструментах сразу, наигрывать».

У каждого инструмента есть хозяин, считают хакасы. И этот хозяин держит, не отпускает музыканта. Все профессионалы в такое верят и относятся к своим инструментам очень уважительно, даже с некоторым суеверием. Причем это свойственно не только хакасам, но и музыкантам всех национальностей. Чтобы в концертном зале хорошо выступить, надо дня 2–3 поиграть в нем. Профессионально говоря, вибрация, которую создает инструмент, постепенно подстраивает под него весь зал. Считается, что местные духи слушают и начинают подпевать. И все звучит лучше.

Звучание инструмента зависит не только от таланта музыканта. Немаловажно и мастерство человека, сделавшего чатхан или хомыс. Сегодня в Хакасии есть мастера, которым официально присвоено почетное звание чон-узы, что означает «народный мастер». Например, Сергей Трофимович Чарков и Петр Яковлевич Топоев. Первый в основном специализируется на изготовлении чатханов, второй делает хомысы. Петр ТОПОЕВ рассказал: «У меня есть хомыс традиционной формы и размера. Инструменту около 150 лет. Так установили ученые. Это эталон. Мы делаем инструменты для детей и взрослых нескольких вариантов. Сейчас оформление инструмента другое. Но, по сути, форма осталась та же, а звучание изменилось. Мы спрашивали у людей старшего поколения, которые знают, как звучал инструмент раньше, сверялись, далеко ли ушли или правильно идем».

Береза, лиственница, кедр. Эти породы деревьев традиционно используются для хомыса. И они обязательно должны расти в Хакасии. Были попытки заказывать инструменты в Москве, Ташкенте. Однако местные музыканты их отвергли – не звучат! Похоже, есть у наших мастеров свои секреты. Мастер слушает тайгу и находит дерево «поющее». Или небо отмечает дерево, когда молния в него ударит. Сегодня ученые говорят: такое дерево приобретает особые свойства. Молния – это символ небесного присутствия, отмечающий дерево. Даже говорили: куда молния ударит, там золото может быть. Такие есть поверья.

Древние легенды

Существует легенда и о появлении хомыса. Два богатыря постоянно хвастались друг перед другом, кто из них сильнее и богаче. И все время ругались. А потом договорились строить мост навстречу друг другу. Строить и не разговаривать. Кто нарушит договор, тот проиграл. Но Горная дева решила проверить, насколько сильно богатырское слово. Однажды во время работы в тайге алыпы услышали прекрасную песню. То пела Горная дева. Богатыри устремились на звуки мелодии, забыв об уговоре. А Дева, увидев их, ударила об скалу тем, что держала в руках, и исчезла. Из отпечатка на камне сделали инструмент. Так появился хомыс.

Но одна загадка этого инструмента долго не давала покоя Петру Топоеву. Отверстие на обратной стороне корпуса. Оно есть и на самом древнем хомысе. Современные мастера тоже его делают. Но для чего? Ключом к тайне предков стала история, произошедшая в поездке по сбору материала, когда Топоев работал в методическом центре.

Как рассказывал Топоев, поездка была зимой. У мастера появилась потребность поиграть на инструменте. Просто так перебирал струны. И вдруг тепло пошло по телу. Три года он думал: что бы это значило? И понял. Отверстие совпадает с пупком. Как дыхание искусственное делаем – контакт произошел.

А вскоре в мастерскую к Топоеву зашел парень, рассказ которого подтвердил появившуюся у Петра Яковлевича гипотезу. Он слышал от деда, зачем это отверстие. Когда человек играет, его состояние души через этот канал озвучивается. Да, когда человеку плохо, инструмент дает силы. А может нагнать и безысходную грусть. На это способен ых – один из любимых инструментов Олега Чебодаева. Ых будто бы плачет о чем-то, создавая атмосферу ветра и пустоты.

Красивая легенда с оттенком драматизма есть у хакасов и про этот струнный инструмент. Жил на свете парень. Был у него верный товарищ – конь. Когда грива коня развевалась на ветру, возникали прекрасные звуки. Но любимая девушка очень ревновала парня к этому коню – они ведь были неразлучны. И тогда она убила коня. Сильно горевал о своем друге парень. А потом увидел сон. «Сделай из моей головы корпус и натяни на него струны из моей гривы, сказал в том сне конь. И тогда вновь услышишь чарующие звуки». Так появился ых.

Но самый главный музыкальный инструмент у хакасов, конечно, чатхан. Это помощник сказителей и хайджи. В переводе «чатхан» – «боевой конь». После изготовления новый инструмент необходимо подержать на ветру, рассказывает Петр Топоев. Первым на нем должен играть ветер. Таков у хакасов обряд оживления инструмента. Это как первое дыхание для новорожденного ребенка. Без человека любой инструмент мертв.

Как мы разнашиваем обувь, так инструмент надо разыграть. Или он должен дозреть, как зеленый помидор на подоконнике. И надо договориться с инструментом музыканту, чтобы он отвечал.

Музыка внутри

Музыка вселяется в человеческую душу в раннем детстве, считает Олег Чебодаев. Какой мы ее услышим впервые, такой и будет она звучать внутри нас. Для хакасских мелодий характерны не строящиеся звуки, тонкие мелизмы, непривычные европейскому слуху. Правильные и чистые музыкальные аккорды лишают фольклор природных корней, говорит Чебодаев. И в своем творчестве старается вернуть хакасской музыке ее народное звучание, услышанное еще в раннем детстве.

Как хакасы говорят про себя? Тело мое из земли, кости из камней, волосы – это трава, жилы – корни деревьев, глаза – лучи солнца, дыхание от ветра, а дух – с неба. Таково традиционное мировоззрение хакасов. А в языческом прошлом все народы одинаковы.

Самый древний хакасский музыкальный инструмент – хобрах. Ему пять тысяч лет. Хобрах похож на флейту. Его нашли при раскопках на Малой Сые. Дудочка была сделана из ножки журавля. Такой духовой инструмент когда-то использовали пастухи и земледельцы, чтобы привлечь ветер и вызвать дождь. Как и остальные, он имел обрядовое значение. Но только звуки способны проходить сквозь пространство и время. Выходит, музыка – то, что соединяет нас с давно ушедшими предками в сегодняшнем дне. А значит, дает силы и мудрость.

Галина ОВЧАРЕНКО
(По материалам программы
«Изеннер!» ТВ Абакан)


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Защита от спама *