Пятница, Сентябрь 25, 2020

  /  Погода в Абакане

Главная > Спецпроекты > 9 мая > «Враг будет разбит…». Воспоминания фронтовика Ивана Байкалова

«Враг будет разбит…». Воспоминания фронтовика Ивана Байкалова

Через месяц мы будем отмечать главный государственный праздник нашей страны – День Победы. К сожалению, с каждым годом ветеранов Великой Отечественной войны остается все меньше. Тем ценнее их рассказы, воспоминания о том страшном периоде в истории нашей страны – чтобы подрастающее поколение знало и помнило о подвигах своих дедов-прадедов, отстоявших нашу родину…

В редакцию «Абакана» обратился родственник фронтовика, нашего земляка Ивана Ананьевича  БАЙКАЛОВА – с просьбой опубликовать воспоминания ветерана о ВОВ. Материал был записан незадолго до его кончины в марте 2003 года. Фронтовик родился в казачьей станице Большой Монок Бейского района, в октябре 1922 года. Когда началась война, сразу после окончания школы, 23 июня 1941 года, ушел на фронт добровольцем. Был направлен в Ачинское пехотное училище, откуда группу курсантов в ноябре 1941 года направили на защиту Москвы. Воевал на Западном, Северо-Западном, Донском, 1-м, 2-м и 4-м  Украинских фронтах. Прошел путь от рядового стрелка-лыжника до гвардии капитана, командира стрелковой роты. Три раза был ранен. За мужество и отвагу, проявленные на фронтах Отечественной войны, награжден двумя орденами Отечественной войны I и II степени, орденом Красной Звезды,  медалями «За отвагу», «За боевые заслуги», «За оборону Москвы», «За оборону Сталинграда», «За освобождение Вены», «За освобождение Праги», «За победу над Германией». В Великой Отечественной войне 1941–1945 гг. принимали участие и два его родных брата. Старший брат, Александр Ананьевич Байкалов, 1915 года рождения, гвардии старший лейтенант, командир отдельной роты противотанковых ружей, погиб в 1943 году при форсировании Днепра, похоронен в г. Кременчуг, на Украине. Средний брат, Василий Ананьевич Байкалов, 1919 года рождения, в 1942 году  был также тяжело ранен в бою. После выздоровления был направлен в тыл, где все годы войны трудился на военном заводе, в цехах которого ковали оружие Победы –  знаменитые танки «Т-34». Записанных нашим читателем воспоминаний фронтовика хватит на целую книгу о войне, «Абакан» публикует данный материал с большими сокращениями.

22 июня – начало войны

 …Начало войны мне запомнилось еще и потому, что именно в эти дни, мы, выпускники-старшеклассники, получили аттестаты об образовании.  22 июня 1941 года мы всем классом отправились купаться на реку Абакан, которая протекает рядом с нашим селом, бывшей казачьей станицей  Монок Бейского района Хакасии. Отдохнувшие и счастливые, возвращались мы по домам. Наш путь лежал мимо сельсовета, напротив которого на высоком телеграфном столбе висел репродуктор – нововведение недавнего времени, которое, наряду с электричеством, было для большинства казаков-колхозников в диковинку. Отчетливо помню, как из репродуктора раздался страшный треск, а затем послышался взволнованный голос диктора, который несколько раз произнес: «Внимание! Внимание! Передаем важное правительственное сообщение!» Через три-четыре минуты стал говорить нарком иностранных дел Молотов. Он зачитал правительственное сообщение о том, что 22 июня 1941 года, в четыре часа утра, фашистская Германия, вероломно нарушив Пакт о ненападении от 23 августа 1939 года, без объявления войны напала на Советский Союз. Выступление Молотова завершалось ставшими известными всему населению СССР словами: «Враг будет разбит. Победа будет за нами!» В моей душе пробудилось острое желание как можно скорее принять участие в деле разгрома немецко-фашистских захватчиков, такое настроение тогда было у многих. Во времена моей молодости любой не служивший в Красной армии молодой человек считался просто ущербным. На следующий день мы с группой ребят подали заявления в Аскизский райвоенкомат с просьбой призвать нас добровольцами в Рабоче-Крестьянскую Красную армию. Память сохранила подробности того дня: площадь перед райвоенкоматом заполнена множеством народа, лошадьми, телегами – идет мобилизация военнообязанных. В нескольких местах гремят гармошки, а мужики поют, пляшут, обнимаются. Тут же – множество  женщин разного возраста – жены, матери, сестры призванных в первые дни войны. Встречаются старики и совсем еще дети, и казалось, что все они плачут. Так война пришла и в нашу далекую от западных границ СССР родную Сибирь.  Вернувшись домой, я стал ожидать решения своей участи. Было одно обстоятельство, которое, как мне тогда казалось, могло стать для меня роковым. Село Большой Монок, моя малая родина, было основано казаками  в годы присоединения сибирских земель к Русскому государству. Мой прадед, дед, отец были казаками, как и большинство жителей Монока тех лет. В годы гражданской войны в Сибири мой отец Ананий Ильич служил в армии Колчака, являлся атаманом местной казачьей дружины самообороны. В годы коллективизации это было поставлено ему в вину, он был объявлен «кулаком» и в 1930 году сослан  в Туруханский край. Была сослана и вся наша семья. Та же участь постигла и многих монокских казаков. В тридцатые годы многие жители Монока были объявлены врагами народа. Некоторые из них были расстреляны в Минусинской тюрьме, другая их часть прошла через лагеря и ссылку. Вернулись оттуда очень немногие. Теперь ситуация кардинально менялась… С началом войны в колхозе «Горный Абакан» вся работа перестраивалась на «военные рельсы»: мужчины уходили на фронт, их заменяли подростки и женщины.

Примерно через месяц после начала войны  получил повестку и я. Райвоенкомат направил меня на учебу в военно-пехотное училище, расположенное в г. Ачинске Красноярского края. Спустя месяц после начала обучения, в августе 1941 года, мы, молодые курсанты, прочли в одной из центральных газет обращение ЦК ВЛКСМ с призывом к молодежи вступать в парашютно-десантные бригады и лыжные батальоны. В те годы я считал себя неплохим лыжником, неплохо стрелял и был, как мне тогда казалось, почти готовым бойцом лыжного батальона. Нашлись еще несколько человек из числа курсантов, готовых немедленно отправиться на фронт, чтобы бить врага. Сговорившись между собой, мы подали рапорты с просьбой направить нас в лыжный батальон. Из училища нас отпустили не сразу, однако в конце концов командование училища отправило взвод курсантов в Черногорск, где в районе «девятого поселка» дислоцировался 191-й запасный стрелковый полк. На базе этого полка был сформирован 212-й отдельный добровольческий Сибирский лыжный батальон. Пробыли в Черногорске мы недолго, так как условия для лыжной подготовки в окрестностях  шахтерского городка были неподходящими – вокруг голая земля, и долго не выпадал снег. Поэтому наш батальон лыжников-добровольцев срочно перебросили под Казань, где нам выдали все необходимое для ускоренной учебы: лыжи, валенки, полушубки, маскхалаты и другое необходимое снаряжение. Стало понятно, что скоро батальон будет направлен в действующую армию. В начале октября 1941 года немецко-фашистские захватчики и их союзники продвинулись вглубь нашей советской территории на 850–1200 километров.

Сибиряк – значит герой!

В ближайшее Подмосковье прибывали все новые части и соединения, сформированные на Урале, в Сибири, на Дальнем Востоке. Без ложной скромности отмечу, что именно уральцы, сибиряки и дальневосточники остановили полчища немцев под Москвой. Сейчас по давности лет в нашем народе стало забываться, что в грозные годы войны слово «сибиряк» по своему смыслу было тождественно таким  значениям, как «удалец» или «герой».  В начале ноября сюда же, в заснеженные подмосковные поля, прибыл и наш сибирский лыжный батальон.  Так я оказался в действующей армии. Первую военную зиму (1941–1942 гг.) воевал на Западном и Северо-Западном фронтах, в «снежной кавалерии», как в шутку звали лыжников наши отцы-командиры. Рядовым стрелком воевал до января 1943 года, под Сталинградом был ранен, из госпиталя попал в  разведроту  48-й гвардейской стрелковой дивизии. Получил второе ранение – снова госпитальная койка. После выздоровления был направлен на двухнедельные офицерские курсы при штабе корпуса. По их окончании мне присвоили звание «гвардии младший лейтенант» и направили командиром взвода связи в 5-й гвардейский Донской казачий корпус.

Так после небольшого перерыва я вновь оказался среди казаков. Несмотря на тяготы войны, быть среди донцов и кубанцев мне, казаку по рождению, было легко. Любую поставленную задачу они исполняли четко, быстро и, я бы даже сказал, с какой-то лихостью и удалью.  Воевали казаки напористо и отважно. Так, в 1944 году в Молдавии, развивая успех наступления под Яссами, наш казачий корпус был введен в прорыв. В полосе наступления казачьего корпуса, на глубину 15–20 километров, немецкие и румынские войска, пытавшиеся поначалу оказывать нам сопротивление, были просто изрублены казаками, что называется, в «капусту». Думаю, не зря немцы, как огня, боялись казаков, и было отчего. Приходилось казакам-кавалеристам воевать и «по-пешему», особенно зимой, когда не хватало кормов и коноводы уводили коней в тыл, а мы становились обычной «пехотой».
Вспоминается мне один такой случай, в 1944 году, во время Ясско-Кишиневской наступательной операции. В Приднестровье наша группа оторвалась от своих и, заблудившись в сильном тумане, попала в окружение. От мадьяр и румын отбивались в рукопашной схватке. Понесли  потери, но все-таки сумели выйти из кольца, в которое пытался загнать нас враг.  Этот бой памятен мне еще и тем, что в этом бою я был снова ранен. Произошло это так. На чердаке дома, в котором находилась группа уцелевших бойцов, мы оборудовали НП, неожиданно начался обстрел, и рядом с нами разорвалась мина, ее осколком меня ударило в голову. Трое солдат, бывших со мною, погибли, а мне опять сильно повезло: осколок мины рикошетом от печной трубы срезал козырек шапки-ушанки и,  вспоров кожу на лбу, застрял в черепе. Казаки перевязали меня и вынесли в безопасное место. Так я вторично оказался в госпитале г. Мичуринска. После лечения меня направили командиром взвода в стрелковую часть. Так я и прошел с нею до конца войны. Участвовал в освобождении Польши, Германии, Австрии и Чехословакии. Победу встретил в Праге. Всего на фронте пробыл 1251 сутки. Воевал как все. В заключение вот о чем: чем дальше удаляемся мы от тех страшных лет в нашей истории, тем явственнее вырисовывается их страшный образ. Война, в моем понимании, – огромное человеческое горе. Так  распорядилась судьба, что через эту кровавую «мясорубку» довелось пройти и мне самому. Скажу прямо, бывало страшно – ведь довелось повидать и пережить такое, что иногда возникает сомнение: да полно, могло ли быть такое на самом деле? Да, все это было, и было с нами: горестные дни наших поражений и радостные дни побед над сильным и коварным врагом, на которого работала вся Европа. Много чего довелось повидать на войне. Своими собственными глазами видел сотни уничтоженных немцами сел и деревень, тысячи обездоленных, охваченных страхом людей, в одночасье потерявших все. Путь к Победе в мае 1945 года был для нашей страны труден и долог…

 Воспоминания фронтовика
записал Сергей БАЙКАЛОВ, Абакан


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Защита от спама *