Суббота, Май 28, 2022

  /  Погода в Абакане

Главная > Газета > Александр ТОПАНОВ: поэт, драматург, общественный деятель Хакасии

Александр ТОПАНОВ: поэт, драматург, общественный деятель Хакасии

Многие из жителей республики, даже не театралы, знают, что Хакасский национальный драматический театр носит имя Александра Михайловича Топанова. А вот кто это, чем был знаменит, что его именем назван национальный театр, полагаем, знает далеко не каждый, даже из числа поклонников театрального искусства.

Восполнить этот пробел в своих знаниях в прошедшую субботу могли все желающие, правда из числа владеющих хакасским языком, — в Национальной библиотеке им. Н.Г. Доможакова прошла лекция кандидата филологических наук, ведущего научного сотрудника сектора литературы  Хакасского научно-исследовательского института языка, литературы и истории Нины МАЙНАГАШЕВОЙ.

Как пояснила Нина Майнагашева корреспонденту «Абакана», помимо научной деятельности она занимается и общественной: возглавляет Региональную общественную организацию по сохранению и развитию хакасского языка «Ине тiлi». С января 2019 г. «Ине тiлi» в первую и третью субботу каждого месяца проводит Открытый субботний лекторий на хакасском языке в Национальной библиотеке им. Н.Г. Доможакова. Это научно-популярные лекции по языку, культуре и истории хакасов на хакасском языке. Лекторий ведется на хакасском языке с целью привлечения внимания  населения к родному языку и культуре в целом через родной язык, актуализации проблемы восприятия хакасами научно-популярной информации на родном языке. Лекции выкладываются в интернет, чтобы все интересующиеся могли воспользоваться этой информацией в любое время.
Прошедшая в субботу лекция была посвящена жизни и творчеству Александра Михайловича Топанова. Корреспондент «Абакана» решил поделиться интересной полученной информацией с читателями еженедельника.

Детские годы драматурга

Александр Михайлович Топанов – поэт, драматург, просветитель, общественный деятель, один из основоположников хакасской национальной литературы и театрального искусства в Хакасии. Вместе с тем личность А. М. Топанова как представителя первого поколения хакасской интеллигенции, бескорыстно и преданно служившей своему народу, представляет большой интерес не только для потомков и исследователей, но и широкого круга читателей.

Родился Александр Топанов (в родном селе за ним прочно закрепилось имя Шурик) 27 сентября 1903 года. Детство его протекало в селе Усть-Фыркал. Мать Шурика умерла через восемь месяцев после рождения сына. Шурик рос без матери, но был окружен любовью и вниманием отца и приемной бабушки — Анастасии Сергеевны Даниловой. Маленький Шурик всегда был хорошо одет и имел игрушки, о каких его сверстники-односельчане могли только мечтать (детский трехколесный велосипед, игрушечное ружье, различные сладости и т. д.).

Отец будущего поэта Михаил Топанов в момент прихода вести о революционном перевороте в стране, свержении царя служил волостным старшиной. В селе были организованы отряды для борьбы с белыми, и Михаила Павловича, как и местного полицейского исправника, арестовали, посадили под охрану. Михаил Павлович волей судьбы оказался врагом новой власти. А его братья, Епифан и Фёдор, в это смутное время были расстреляны белыми. По свидетельству очевидцев, Михаил Топанов ушёл вместе с отступающими отрядами то ли Кулакова, то ли Соловьёва, в тот же год он умер. Впоследствии отголоски трагического времени, трагической судьбы отца скажутся и на судьбе сына.

Михаил Топанов своему единственному сыну Александру хотел дать достойное образование, и после сельской церковно-приходской школы отдал его в Красноярское духовное училище. Затем предполагалась духовная семинария, но судьба распорядилась иначе.

Хакасия начала ХХ века представляла собой российскую периферию с достаточно отсталой образовательной системой. Единичные учебные заведения на территории Хакасии, входившей тогда в Минусинский уезд, имели невысокое качество преподавания. Состоятельные хакасы чаще всего своих детей отправляли в Красноярск, Новосибирск, Томск, Бийск и другие города.

После окончания церковно-приходской школы в 1914 г. Шурик был отдан в Красноярское духовное училище. Шурику с малолетства были знакомы и близки церковные порядки, домашние и церковные моления, церковное пение – всему этому его учила бабушка Анастасия Сергеевна, она также учила читать внука и светскую литературу. Шурик с детства хорошо владел двумя языками – хакасским и русским, что немаловажно было для поступления в училище.

В связи с революционным переворотом 1917 г. Александр учебу в духовном училище не завершил, и вместе с другими учащимися из родного села вернулся домой.

Из духовного училища – в советские педагоги

С установлением советской власти в 1920-е гг. наступили непростые времена. Проводившаяся партийными органами среди хакасской интеллигенции идеологическая работа практически не оставляла шансов сохранить принадлежность к православию или шаманизму. Учителей активно привлекали на советско-партийную работу, постоянно требуя повышения идеологических и политических знаний. Этой участи не избежал и А. М. Топанов.

Для открытия национальных школ не хватало учителей, и все образованные люди были востребованы в сфере народного образования. После окончания трёхмесячных учительских курсов в Минусинске Александр Топанов работал учителем начальных классов в школе села Усть-Фыркал. Вечерами молодой учитель убегал в волостной дом на репетицию или же ставить концерты. В памяти своих первых учеников Топанов остался веселым, добрым и человеколюбивым. Он помогал всем, чем мог. Так, когда у бедняка Кокова Тапчы погибла лошадь после работы в Ширинском курорте, он подарил ему свою буланую кобылу, доставшуюся от отца. Работа в школе в эти годы была сложной, сказывалось порой непонимание местного населения необходимости учёбы в школе, не хватало учебников, бумаги, ручек, все ещё не было алфавита на родном языке, голодные дети.

Позже Александр вступил в добровольческий конный эскадрон, а затем становится командиром отряда ЧОН. Через год после расформирования части, Топанов в Усть-Фыркале работал секретарём сельсовета, председателем местного общества потребкооперации. В 1924 г. А. М. Топанов совместно с сельской молодёжью организовал кружок художественной самодеятельности.

Просветительская деятельность

В 1927 г. волей судьбы он оказывается в с. Усть-Абаканское (ныне город Абакан). Известные хакасские просветители Т. Н. Балтыжков, К. К. Самрин, Н. Г. Катанов, А. Н. Спирин в то время работали в Хакасской литературно-издательской коллегии при ОНО по изданию художественной и учебной литературы. Топанову было поручено переводить литературу с русского на хакасский язык. В переводческой деятельности к тому времени А. М. Топанов выработал неплохие навыки: в работе драматического кружка ему постоянно приходилось обращаться к произведениям русской классики, переводя их на хакасский язык.

Сотрудники Литературно-издательской коллегии активно участвовали в подготовке первых номеров газеты «Хызыл аал», начавшей выходить с 1927 г. Газета выходила еженедельно, и в первых ее номерах увидели свет первые литературные произведения А. М. Топанова. Через газету «Хызыл аал», кроме идеологической, велась большая просветительская работа. И первые поэтические «ласточки» Топанова тесно связаны с его просветительской деятельностью: он вёл беседы с читателями о необходимости учиться грамоте, получать образование, о необходимости создания словаря.

В 1927–1929 годы А. М. Топанов работает в Москве, в Центральном издательстве народов Востока СССР, где он руководил хакасской секцией литературного издательства. У Топанова осталось много прекрасных впечатлений от московской жизни, от знакомств с новыми людьми, от посещений столичных театров, от увиденных спектаклей. Все это питало творческую натуру молодого хакасского писателя. Книг на хакасском языке, готовых к изданию, практически не было. Также он стал пионером в издании художественной литературы на хакасском языке: в 1928 г. опубликовал сборник стихов «Ыр пiчии» («Книга песен») и свои первые пьесы.

В начале ноября 1932 г. в Абакане на квартире А. М. Топанова состоялось совещание, на котором обсуждался вопрос о возобновлении работы «Союза сибирских тюрок» – организации, выступавшей «за объединение 3-х южно-сибирских народностей в одну автономную социалистическую республику. В инициативную группу данной организации наряду с К. А. Майтаковым (руководитель), А. Т. Шулбаевым вошел и А. М. Топанов. Данная организация преследовала цель добиться «кардинального улучшения жизни коренного населения Южной Сибири». В 1934 г. начались массовые аресты представителей национальной интеллигенции Хакасии, Ойротии и Шории. Участникам «Союза сибирских тюрок» инкриминировался заговор, а руководителей организации – К. А. Майтакова, Н. А. Аёшина, И. И. Кокова, А. М. Топанова – обвинили в том, что «принимали практические меры к установлению связи с японским консульством в г. Новосибирске». А. М. Топанов, писатель, автор и участник издания первых книг на хакасском языке, как и другие просветители и культурные деятели, обвинялся в контрреволюционной деятельности, в искажении переводного материала.

Кроме того репрессиям подвергались сами книги. Так, в 1934 г. во время одной из таких проверок из 14 проверенных изданий подверглось «немедленному изъятию из обращения» 8 книг, в том числе «Алфавит Октября», «Советское село», сборник стихотворений «Красная степь» и пьеса «От винтовки – к трактору» А. Топанова и др. В список запрещённой литературы попадали и учебники, и учебные пособия, и произведения хакасских писателей. Запрещённые книги уничтожались на местах – десятки тысяч экземпляров книг на хакасском языке были изрублены и сожжены. А. М. Топанов обвинялся в том, что «в сборнике «Красная степь»… протаскиваются явные националистические контрреволюционные идеи».

С. В. Карлов, исследовав архивно-следственные дела Новосибирской области, заключает: «20–31 августа 1934 г в г. Новосибирске Специальная коллегия Западно-Сибирского краевого суда в закрытом судебном заседании рассмотрела уголовное дело так называемой контрреволюционной националистической организации в Запсибкрае “Союз сибирских тюрок”. По этому делу были преданы суду 37 человек». Материалы следствия на скрывшихся участников организации – Топанова Александра Михайловича, Кокова Ивана Ивановича и Чудогашева Алексея – выделены в Особое производство». Дело в том, что в 1934 г. у А. М. Топанова обострилось туберкулёзное заболевание. Врачи рекомендовали санаторно-курортное лечение и южный климат, в апреле Топанов уехал лечиться в Геленджик. Так он оказался в списке «скрывшихся» участников организации «Союз сибирских тюрок».

Позже, в своей автобиографии Топанов пишет: «В апреле месяце 1935 г. меня там же привлекли к ответственности как якобы скрывающегося соучастника уже осужденной националистической группы хакасов, и было дано 3 года лагерей. По кассационной жалобе мне наказание снизили до 2 лет и для отбытия такового я был направлен в детколонию в качестве воспитателя-педагога и одновременно выполнял работу юрисконсульта». Осенью 1939 г. Топанов вернулся в Хакасию. По возвращении на родину в 1940 г. он был задержан, но, когда представил документы об отбытии наказания, через три дня был освобождён.

С 1940 г. Топанов был принят на работу в театр, и с этого момента он активно включается в культурную жизнь области, постепенно возвращаясь к творческой деятельности.

А. М. Топанов наряду Т. Балтыжаковым, Т. Бытотовым, А. Казанаковым, В. Кобяковым, К. Майтаковым, К. Самриным и многими другими представителями первого поколения хакасской интеллигенции внёс весомый вклад в дело просвещения своего народа. А. М. Топанов хотел видеть свой народ образованным, считая, что образование расширит круг его деятельности, даст хакасам возможность приобщиться к культуре других народов, неся в мир и свою.

Подготовила Ольга КАРАЧАКОВА


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Защита от спама *