Среда, Май 22, 2019

  /  Погода в Абакане

Главная > Газета > «Громкие», «коррупционные», «кредитные» и другие дела судебные

«Громкие», «коррупционные», «кредитные» и другие дела судебные

Председатель Верховного суда РХ Виктор НОСОВ и его заместители Ирина ПИСЛЕВИЧ и Сергей ДОМОЖАКОВ провели для журналистов республики пресс-конференцию, на которой обнародовали итоги работы судов Хакасии за прошлый год.

Представителей СМИ интересовали и общие тенденции: к примеру, каких исков больше всего? Волновали и причины изменения в статистике: например, заметное увеличение рассмотренных судами республики коррупционных дел (в 2018 году за дачу и получение взяток по т. н. «коррупционным статьям» было осуждено 17 человек, а в 2017 году их было всего 7). Кроме этого, многочисленные вопросы вызывали находящиеся в судах резонансные дела. Возможность задавать вопросы никто не ограничивал, однако часть из них (особенно касающаяся «громких дел» республиканского масштаба) оказалась не по адресу (например, вопросы, относящиеся к компетенции органов следствия или прокуратуры). На вопросы в компетенции Верховного суда РХ были получены ответы: в том числе о стадии рассмотрения резонансных дел и об особенностях их рассмотрения.

Ответы «из первых уст» на наиболее актуальные вопросы журналистов приводим в статье.

«Дают» и «берут» не только «по-крупному»

С чем связан рост осужденных за коррупционные преступления? И какая она, коррупция в Хакасии?

В.Н. Носов: – Количество коррупционных (и других) преступлений от нас не зависит. Оно зависит от работы правоохранительных органов. Проще говоря: что они нам дали – то мы и рассматриваем.

А коррупционные дела – это, в первую очередь, дела о взятках. Те дела, которые у нас сейчас находятся в производстве, на слуху. Это (условно говоря) «дело группы Бызова» и другие. Кроме того, у нас в Черногорске рассматривается т. н. «дело «Хакресводоканала«». Одна его часть уже рассмотрена и вынесен приговор. А вторая часть, по-моему, уже мало кого интересует. Приговоров нет, в том числе и по второй части дела «Хакресводоканала«, поэтому говорить об этом пока рано.

Остальные коррупционные преступления – мелкие: в основном это – дача взятки должностным лицам ГИБДД.

«Дело Лебедя»: рассмотрение продолжается

А почему так называемое «дело Лебедя» рассматривается в закрытом режиме? Чем это обусловлено?

В.Н. Носов: – Это дело совершенно очевидно не может рассматриваться в открытом судебном заседании, поскольку связано с интимными сторонами жизни, с изнасилованиями, а в отношении потерпевших было совершено насилие. Законом прямо запрещено рассматривать такие дела в открытом судебном заседании.

На каком этапе сейчас находится рассмотрение этого дела?

В.Н. Носов: – Дело в производстве. Оно объемное и, естественно, не может быть рассмотрено в кратчайшие сроки. Ясно, что будем его рассматривать не один месяц.

Судятся из-за невыплаты зарплаты и трудовых взысканий

Скажите, а количество трудовых споров прирастает?

С.Н. Доможако: – Нет, трудовых споров не настолько много, чтобы говорить о каком-то увеличении в разы. Они просто стабильно есть всегда, из года в год. Среди т. н. «трудовых дел» самые сложные связаны с незаконными увольнениями. Также есть иски о невыплате заработной платы. Стали обжаловать и дисциплинарные вызскания, потому что впоследствии это влияет на продолжение работы и увольнение. Вот, пожалуй, три основных категории.

Количество «кредитных» тяжб увеличивается

Правда ли, что количество «кредитных» дел из года в год растет? Как показал себя 2018 год? Какие тенденции?

В.Н. Носов: – Таких дел стало больше в производстве судов. Мы рассматриваем как дела по искам микрофинансовых организаций, так и граждан… Должен сказать, что у нас законодательство изменилось (особенно по микрозаймам). Микрофинансовые организации никто закрывать не собирается, они играют свою роль в нашем обществе, позволяют «перехватить» быстро деньги с тем, чтобы их быстро отдать. Но есть злоупотребления со стороны микрофинансовых организаций, из-за чего, собственно, изменения в законе и произошли. Закон ограждает людей, попавших в зависимость от микрофинансовых организаций, определенными пределами взыскания.

Банки тоже стали часто обращаться, нередко невозвраты кредитов у нас бывают. Банки, в основном, обращаются с исками тогда, когда прекращаются выплаты по кредитным договорам. Думаю, что абсолютное большинство исков кредитных учреждений удовлетворяется: заемщик взял деньги и должен их отдать. Но в каком объеме – это вопрос. Мы не всегда в полном объеме (и даже чаще не в полном объеме) удовлетворяем иски кредитных организаций. У нас нет строчки в отчетах, где бы мы эту статистику посчитали. Но, можеты быть, для себя и для вас мы это сделаем.

Граждане, как правило, обращаются со встречными исками: о том, что по сути заключили договор на займ 15–20 тысяч, а требуют с них возврата огромных сумм вплоть до передачи недвижимости в счет уплаты долга. Все-таки инициатива обращения в суд обычно исходит от микрофинансовых организаций. Понятно, что они требуют «по-старинке» уплаты бешеных процентов, которыке могут доходить и до 700–1000%. Но, напомню, сейчас предел взыскания ограничен законом. Наверное, с моей точки зрения, законодатель подумал, что если полностью закрыть и запретить микрофинансовые организации, то пострадает масса людей, которые безболезненно пользуются ими: берут займ и быстро отдают, тогда переплата не так ощущается.

Какой наибольший объем дел среди гражданского судопроизводства? Из-за чего чаще всего в Хакасии судятся?

С.Н. Доможаков: – По нашим оценкам, по количеству на первом месте стоят так называемые «кредитные дела»… Меньше их не становится. Прогнозы, конечно, трудно делать, но скорее всего в ближайшем будущем такие дела у нас еще будут. Мы в рабочем порядке называем их для простоты, для удобства обращения «кредитными делами». На самом деле это не совсем так. Категория этих дел называется «дела, вытекающие из договоров с финансово-кредитными учреждениями, из договоров займа и по кредитным договорам».

Если говорить о работе в Верховном суде и рассмотрении всех этих дел в апелляционной (то есть, во второй) инстанции, то в 2018 году у нас таких дел было 553. Подавляющее большинство из них было рассмотрено правильно. 25 решений было отменено. Если сравнивать с 2017 годом, то таких дел было 561, отменили 29 решений. Ну, конечно, это касается конкретных людей, речь идет о сумме возврата. Очень сложно оспорить сам кредит: сам факт того, что вы взяли деньги. Если говорить о кредитах, то берешь чужие деньги, возвращаешь свои. А вот какой процент, высокий или низкий, за что, вот с этим со всем мы разбираемся в судебных заседаниях.

Об оправдательных приговорах: «Мы считаем, что это нормально»

Согласно вашей статистике за прошлый год судами Хакасии было вынесено 11 оправдательных приговоров. Скажите, это много или мало для нашего региона? И как судебная система относится к оправдательным приговорам?

В.Н. Носов: – Я считаю, что их должно быть столько, сколько должно быть. А много это или мало, наверное, судить не нам. Мы считаем, что это нормально. А прокуратура и следственные органы считают, что это очень много. Они «бьются» до конца, доходят до Москвы… У всех свои функции.

Мы не должны идти на поводу у следственных органов, когда мы обязаны вынести оправдательный приговор. Как высказался наш руководитель, заместитель председателя Верховного суда Российской Федерации, Владимир Давыдов, оправдательный приговор – это точно такой же приговор, как и обвинительный: свидетельствующий о разрешении уголовного дела. Поэтому он так же, как и обвинительный приговор, должен быть законным, обоснованным.

Вкратце об упомянутых «громких делах»

* Т. н. «дело Бызова». В 2016 году была задержана группа из более чем 10 человек, членам которой были предъявлены обвинения в многоэпизодном мошенничестве в сфере закупок медпрепаратов. В числе обвиняемых оказался бывший руководитель администрации губернатора Хакасии В. Бызов, сотрудники ГКУ «Межведомственный центр организации закупок», руководители подконтрольных коммерческих организаций (и не только). По мнению следствия, фигуранты дела вели закупки медпрепаратов для нужд лечебных учреждений региона по заведомо завышенной стоимости. Также некоторым фигурантам были предъявлены обвинения в совершении других преступлений. Например, в получении взяток. В «деле Бызова» – несколько многотомных дел, касающихся не только его, но и других фигурантов, они находятся в разной стадии работы.

* Т. н. «дело Лебедя». Дело бывшего таксиста Д. Лебедя, которому инкриминируется 15 преступных эпизодов (среди них – 4 убийства). Был арестован после жестокого убийства в 2017 году пропавшей в Абакане Оксаны Литвиновой. Во время следствия ему было предъявлено обвинение не только в убийстве этой девушки, но и в нападениях при похожих обстоятельствах на других потерпевших.

* Т. н. «дело «Хакресводоканала»». В 2017 году суд вынес приговор в отношении бывшего директора ГУП РХ «Хакресводоканал» Олега Базиева, бывшего заместителя этого предприятия Ирины Олешкевич, бывшего Первого заместителя Главы Правительства Республики Хакасия Александра Голышева, директора и учредителя ООО «ФКК» «Бизнес-система» Ирины Свистуновой. Их признали виновными «в зависимости от роли каждого» в «мошенничестве, совершенном с использованием служебного положения, организованной группой, в особо крупном размере». Следствием и судом было установлено, что в 2009–10 гг. упомянутые фигуранты дела «создали устойчивую организованную группу для осуществления преступной деятельности» и затем «был реализован ряд мошеннических действий, направленных на хищение денежных средств ГУП РХ “Хакресводоканал”».

Цифры и факты:

наибольшее число осужденных — за кражи

Суды республики рассмотрели за 2018 год 156 594 дела (из них – 5 485 уголовных, 119 676 – гражданских и административных, 31 433 – об административных правонарушениях). Если сравнивать с 2017 годом, то общее число рассмотренных дел стало меньше на 6,3% (или на 10 462 дела). В то же время общероссийские тенденции другие: не на уменьшение, а на увеличение (количество рассмотренных в стране дел за год стало заметно больше, достигнув 31 млн с 28 млн).

Что касается количества и структуры наказаний, то в прошлом году в нашем регионе к ним приговорили 4 639 человек (из них 1 397 – к реальному лишению свободы, в т. ч. одного к пожизненному). Больше всего осужденных (1623 человека, или 34,9% от общего числа) традиционно оказалось за преступления против собственности (основная часть, или 1218 человек, осуждены за кражи). А вот число осужденных за нарушения в сфере безопасности движения и эксплуатации транспорта продолжает снижаться (в 2018 году их было 883 человека, или на 17,2% меньше, чем в предыдущем году). Меньше становится и тех, кто осужден за незаконный оборот наркотиков (их было 739, что на 15,9% меньше, чем годом ранее).

Записала Татьяна ЗЫКОВА


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Защита от спама *