Среда, Декабрь 11, 2019

  /  Погода в Абакане

Главная > Газета > Лаборатория по подготовке коммунистов восточных окраин

Лаборатория по подготовке коммунистов восточных окраин

Жительница маленького хакасского села, стремясь выяснить судьбу репрессированного брата Георгия Бытотова, добилась личной встречи с И.В. Сталиным. Как в итоге сложилась судьба Георгия Бытотова, и какой след он оставил в истории Хакасии?

16 февраля в Национальной библиотеке им. Н.Г. Доможакова с публичной лекцией, посвященной судьбам выпускников Коммунистического университета трудящихся Востока в 1920–1930 годы – выходцев из Хакасии, выступила доктор исторических наук, профессор кафедры Истории России Института истории и права ХГУ им. Н.Ф. Катанова Елена Петровна МАМЫШЕВА. Инициатором проведения таких публичных научно-популярных лекций выступает общественная организация по сохранению и развитию хакасского языка «Ине тiлi», а потому беседа лектора и слушателей велась исключительно на хакасском языке.

Лекция Елены Мамышевой была посвящена людям, оставившим заметный след в истории Хакасии. Как отметила исследователь, одной из новых тенденций в развитии современной рос­сийской исторической науки стало внимание к человеческому измерению истории. Ранее историки обращались в основном к исследованию жизнедеятельности выдающихся личностей. С последней четверти XX в. появляется новая «биографическая история», которая включает в свое предметное поле и «человека второго плана», позиционирующегося между «человеком массы» и «героем». В связи с этим обстоятельством возрастает и актуальность создания персональной истории общественных и политических деятелей Хакасии 1920–1930-х гг. Исследователь Елена Мамышева по данным различных архивов собрала полную информацию о хакасах – выпускниках Коммунистического университета трудящихся Востока имени И.В. Сталина.

Вуз для подготовки национальных кадров

В 1920-е годы в Хакасии одним из наиболее острых был вопрос подготовки национальных кадров. Особая роль в решении данной проблемы принадлежала высшим учебным заведениям для национальных меньшинств. Одним из таких вузов и являлся Коммунистический университет трудящихся Востока (КУТВ). Университет функционировал в 1921–1938 годы. Университет открылся в 1921 г. под руководством Народного комиссариата по делам национальностей РФ (Наркомнаца), на который была возложена обязанность организации в советской России целой сети партийных и советских учебных заведений и научных обществ для подготовки национальных кадров и изучения жизни нерусских народов. КУТВ призван был стать «лабораторией по подготовке коммунистов восточных окраин… сделать теорию и практику коммунизма доступной широким трудящимся массам Востока». Исследователи подчеркивают, что «он не был обычным университетом, а представлял собой высшую партийную школу с улучшенным качеством обучения, в сравнении с другими партшколами». В учебных планах КУТВ большое количество часов отводилось общественно-политическим дисциплинам, политэкономии, истмату, истории классовой борьбы, истории развития общественных формаций и др. Кроме того, учебный план предусматривал изучение русского языка, математики, естествознания, военного дела, экономической географии, техники и организации промышленности. Особое внимание отводилось чтению газет, изучению текущей политической ситуации и опыта революционного движения в западноевропейских странах, истории революционного движения в колониальных и зависимых странах, истории зарубежного партийного строительства.

Характерная особенность КУТВа того времени – наличие секторов, где преподавание велось на родных языках слушателей. Уже в 1929 г. в университете работали следующие секторы: тюркский, китайский, корейский, абхазский, чечено-ингушский, карачаево-дагестанский и интернациональный, состоявший из курсантов разных национальностей. Многие студенты на занятиях в секторах впервые начинали учить родную грамоту. Вначале цикл обучения в вузе равнялся семи месяцам, но постепенно время обучения увеличивалось. С 1922 г. оно выросло до трех лет, а с 1929 г. – до четырех.

Получение образования в КУТВ выходцами из сибирской инородческой среды оказало значительное влияние на их становление как «строителей социализма». В целом значение КУТВ в подготовке кадрового потенциала для Хакасии трудно переоценить. Основная часть его выпускников после окончания учебы вернулась в родную Хакасию. Они явились представителями выросшего при поддержке коммунистического режима поколения хакасской управленческой интеллигенции. Многие из них прожили короткую жизнь, но успели внести значительный вклад в культурное и социально-экономическое развитие своего региона, используя при этом приобретенный в стенах КУТВ бесценный опыт, свои организаторские способности и высочайшую ответственность за порученное дело. Проявляя политическую активность, они стремились на практике воплотить положения провозглашенной национальной политики. Но, искренне поверив лозунгам партии, выпускники КУТВ проявили чрезмерную активность. Власти использовали целый комплекс репрессивных механизмов и методов воздействия на них, увидев в их действиях возможную оппозицию. Один из наиболее ярких тому примеров – судьба Георгия Павловича Бытотова.

Выпускник КУТВ Георгий Бытотов

Георгий Бытотов родился в 1902 году в селе Аскиз, в семье крестьянина. До КУТВ учился в пятилетней школе, Минусинской учительской гимназии. Трудовая деятельность: в 1921–1922 гг. учитель в начальной школе, с. Усть-Киндырла; сентябрь 1923 г. – май 1924 г. – член Усть-Есинского волостного совета; июнь–август 1924 г. – член Аскизского райисполкома. С мая 1924 г. – член РЛКСМ. В 1924–1927 гг. – студент КУТВ, г. Москва.

В ноябре 1925 г. обратился в бюро ячейки РКП(б) КУТВ с заявлением о готовности вступить в ряды партии коммунистов. В его характеристике, данной общим собранием парткружка II курса КУТВ, отмечалось: «Выдержанный комсомолец. Партийными вопросами интересуется, ведет политкружок I ступени. Товарищеские отношения хорошие». Фракция РКП(б) землячества пролетарского студенчества Ойратской области поддержала Бытотова и рекомендовала его для вступления в РКП(б) как активного и политически грамотного члена землячества. По результатам ежегодной аттестации в его отношении комиссия сделала вывод о его хорошей учебной успеваемости, «вполне удовлетворительном росте». В период летних каникул Бытотов успевал принимать участие в советском строительстве у себя на родине.

После возвращения в 1927 г. из Москвы Георгий Павлович Бытотов активно включился в советское строительство, возглавив отдел народного образования Хакасского округа. В 1928 г. решением бюро Хакасского окружкома партии был включен в состав комитета нового тюркского алфавита (НТА), руководившего кампанией по переводу хакасского кириллического алфавита на латинскую основу. В начале 1930 г. по решению Хакасского окрисполкома был направлен в Хакасское книжное издательство, где вплоть до 1934 г. он принимал участие в издании учебников на хакасском языке, одновременно занимался преподаванием хакасского языка в Абаканском педагогическом училище.

В начале 1934 г. был арестован по обвинению в участии в контрреволюционной националистической организации «Союз сибирских тюрок». 31 августа 1934 г. спецколлегия Западно-Сибирского суда приговорила его к двум годам ИТЛ. Позднее был рекомендован на руководящую работу в Аскизское районо, но предпочел ей работу учителя в Усть-Чульской семилетней школе. Был заподозрен в антисоветизме, вследствие чего ему запретили заниматься педагогической деятельностью. Поступил счетоводом в Аскизскую сберкассу, где ему практически работать и не пришлось. В октябре 1937 года Георгий Бытотов был арестован по обвинению в принадлежности к контрреволюционной националистической организации «Союз сибирских тюрок», в планах которой было якобы отделение Хакасии от СССР и создание буржуазно-националистического государства под протекторатом Японии. Постановлением Военной коллегии Верховного суда СССР 13 июля 1938 г. был приговорен к высшей мере наказания, приведенной в исполнение в тот же день.

Родные и близкие оставались в неведении о местонахождении арестованного. Сестра Ефимия Павловна, стремясь узнать о судьбе брата, добилась встречи с И.В. Сталиным. В своих воспоминаниях она отмечала, что в первый день Сталин принял ее тепло, выслушал и пообещал подготовить соответствующую справку, которую на следующий день он лично выдал Е.П. Бытотовой. Документ свидетельствовал о том, что Георгий осужден на десять лет без права переписки. Постановлением Военной коллегии Верховного суда СССР 13 июля 1938 г. Георгий Павлович был приговорен к высшей мере наказания, приведенной в исполнение в тот же день. На руках супруги Варвары Петровны, овдовевшей в 37 лет, осталось пятеро детей. Младшая дочь Клара родилась 14 января 1938 г., за шесть месяцев до расстрела отца. Опасаясь преследований, супруга вывезла детей (13-летнюю дочь Музу, сыновей Геннадия 8 лет, Юрия 5 лет, двухгодо­валого Виталия и новорожденную Клару) в п. Балыксу. На сегодняшний момент сохранилась неполная информация о судьбе детей Георгия Павловича. По воспоминаниям родственников, сыновья Геннадий и Виталий умерли еще в детстве. Старшая дочь Муза Бытотова-Сторожева окончила педагогический институт и на протяжении многих лет работала учительницей в Минусинске. Сын Юрий Георгиевич работал инженером на одном из предприятий в Абакане. Клара Георгиевна более тридцати лет отработала врачом. Затем она защитила кандидатскую диссертацию и преподавала в медицинском институте. Георгий Бытотов был реабилитирован 25 июня 1959 г. постановлением Военной коллегии Верховного суда СССР за отсутствием в его действиях состава преступления.

Подготовила Ольга КАРАЧАКОВА


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Защита от спама *