Среда, Январь 16, 2019

  /  Погода в Абакане

Главная > Газета > Ресторан для бомжа Антохи

Ресторан для бомжа Антохи

 

Ох и погодка… Только выходишь на улицу, «енот» на капюшоне куртки тут же покрывается инеем, а каждый вдох дается с большим трудом — легкие сжимаются и не хотят работать. В такую погоду стараешься как можно меньше планировать дел за пределами помещения, и если уж выходишь на улицу, то только по очень важному поводу.

Нам хорошо, городских запасов угля хватит на весь отопительный сезон, многие абаканцы даже жалуются на жару в квартирах. А уж о хозяевах частных домовладений и говорить нечего: там трубы дымят еще, наверное, с середины октября.

Когда тебе тепло и уютно в мягком кресле возле горячей батареи, даже и думать не хочется о том, что в жизни может быть как-то по-другому. Что в это же самое время, когда ты, прихлебывая из кружки какаушко, что-то вышлепываешь на клавиатуре, называя это каторжной работой, в зоне отдыха, например, из картонных коробок, утащенных со свалки супермаркета, полусгнивших досок и полиэтилена, полуживой человек сооружает себе дом. Или, украдкой пробравшись в дачный домик, плохо запертый на зиму хозяевами, сооружает в тазу костер, чтоб хоть как-то согреться.

В Абакане к таким людям отношение неоднозначное. Кто-то открыто выказывает свое «фи», мол, сами виноваты, что скатились на дно, меньше пить надо, завязывай, найди работу и живи как человек. Кто-то их искренне жалеет, иногда бросает мелочь в картонную коробку или замызганную протянутую руку бродяги, чтобы подбросить своей карме плюсик. Но пересекаться с ними мало кто желает, тем более по доброй воле.

«Канализационный люк — моя дверь, но я счастлив по-своему, поверь…»

Еще совсем недавно бомжи стайками ютились в вонючих, но теплых канализациях, выбираясь наружу лишь по очень большой нужде. Набравшись паленой бормотухи, впадали в анабиоз — так легче пережить морозы. Кто-то дотягивал до весны, находя в себе силы иногда выбираться наружу — в поисках еды и очередной дозы бодяги. Кто-то умирал от голода, заражения крови, еще каких-нибудь запущенных болячек.

Сегодня им и в канализации доступа нет: большинство люков в городе закрыты наглухо, без спецустройств не откроешь. Подвалы многоэтажек тоже надежно закрыты на замки, а в подъезды преграждает путь домофон.

Хотя в подъезд можно попасть, главное дождаться, когда большинство окон погаснет, и выпасти позднего, часто подвыпившего, жильца, который будет заходить слишком медленно, так можно выгадать минутку и забежать за ним. Тогда появляется надежда пережить еще одну ночь.

На самом деле получить помощь бродяге в Абакане достаточно просто: приди в любой храм, например, или службу социальной помощи. К старосте района тоже подойдет. Там примут, обогреют, подскажут, как можно найти выход из сложившейся ситуации, помогут с восстановлением документов, поиском родственников.

Но многие бездомные не хотят менять свою жизнь сознательно.

Руководитель отдела социального служения и благотворительности Абаканской епархии священник Андрей Габченко работает с этой категорией населения Абакана не первый год.

Маргиналы обращаются к ним в епархию, но чаще за сиюминутной помощью: покушать, одеться. Когда предлагаешь взамен поработать, например подмести территорию, чаще всего отказываются. Не любят, когда ими управляют, считают это ущемлением их свободы.

Конечно, по нашему разумению, свобода эта сомнительная, но большинство бездомных ценят это бесшабашное времяпрепровождение и менять свою жизнь не собираются.

– Мы не имеем права их осуждать, мы обязаны им помочь, – отец Андрей очень мягко рассказывает о подопечных, и от его спокойных, добрых и правильных слов их становится жаль еще больше. Мы же не звери, люди все-таки…

«Кому нужен старый, никудышный дед?..»

Среднестатистический портрет абаканского бомжа, конечно, никто особо не составлял. Так, лишь наблюдения. То, что бомжуют в основном старики, которых выгнали на улицу корыстные дети или «черные» риелторы, уже давно не соответствует действительности — средний возраст стал моложе.

Конечно, стариков много. Редко кто из них надеется пережить очередную зиму, но чаще всего именно они самые стойкие и закалены трудностями жизни. Они знают все хитрости бомжевания, могут дать дельный совет молодому поколению. Они никому не нужны, потому что в свое время здорово набедокурили и теперь получают по заслугам. Многие выбрали такую жизнь сами. А когда социальные службы предлагают помощь, часто отказываются — им уже так привычнее, эволюционировать и подстраиваться под прихоти общества не хочется. Так проще. Им находят пристанища или пристраивают в Абаканский пансионат ветеранов, помогают восстановить документы, но они, даже несмотря на свой преклонный возраст, сбегают на улицу, в социуме им жить вовсе не хочется, там ущемляют их свободу. Лучше на улице помереть.

Получать деньги, на которые потом можно что-то купить, сегодня им становится все сложнее. Стеклотару, которую потом можно сдать в пункте приема, уже не пособираешь, пластик и алюминиевые банки из-под напитков стоят копейки. Провода тоже теперь на особом учете и под строгим надзором. Быть наркокурьерами брезгуют — не по понятиям. Сами употребляют, но гораздо реже, чем сивуху: дорого. В Абакане осталось не так много точек, где бездомные просят подаяние, да и то эти территории четко поделены между ними. Как и мусорные баки, которые по утрам потрошатся в поисках еды и одежды. Но вполне себе можно поддерживать жизнь и без наличных, и даже мобильный телефон себе нынче можно сгоношить без особых затрат.

«Не жалейте меня, я прекрасно живу, только кушать охота порой…»

Еда — это, пожалуй, самое главное в жизни любого бомжа. Ну и выпить. А без остального можно вполне прожить. Но не зимой. Зимой еда важнее всего. Даже если хлопнешь стакан, можно уснуть и замерзнуть насмерть, не успев доползти до того же спасительного люка. Есть надо. Желательно горячее.

Раньше в Абакане среди бомжей популярностью пользовалась точка горячего питания и обогрева возле бань рядом с автовокзалом. Там МЧС ставили палатку, и каждый день любой нуждающийся человек мог в специально отведенные часы прийти и покушать горячего супа, выпить стакан чая с хлебом. Это может спасти жизнь до следующего дня. Но с некоторых пор ее там не стало — земля частная, собственник запретил. Городские власти выделили место на территории предприятия «Абаканские теплосети». Третий год точка базируется там. Сходу ее не найдешь, с проезжей части не видно. Нужно пройти мимо проходной, повернуть направо — и вот она, спасительная брезентовая палатка. В этом году точка открылась 12 декабря и будет работать до 10 января — на этот срок заключено соглашение о поставке еды с Абаканским пансионатом ветеранов. Каждое утро до 10 часов сотрудники пансионата привозят питание в контейнерах в палатку и ставят на раздачу. Для каждого посетителя — комплект одноразовой посуды. На столах — лук и чеснок. Человек может прийти и в порядке живой очереди получить свою тарелку еды.

По словам работающих там волонтеров, с утра идут не очень кучно, многие не знают, куда точку перенесли — эта категория людей не читает городских газет и не смотрит телевизор с репортажами с мест событий. Но «сарафан» разносит информацию быстро, и через пару дней ко входу в брезентовую палатку выстраивается очередь.

Рядом с палаткой стоит большой стол — для одежды, которую горожане привозят и отдают бездомным. Сами бомжи относятся к этому столу уважительно и тщательно контролируют, кто уже оделся и хочет взять теплую куртку или штаны вне очереди или уже брал и гребет снова. Надо, чтобы хватило всем.

В день открытия народ начал подтягиваться часам к 11. Разбитная компания — два мужичка и девица с «фонарем» под левым глазом — подходила к палатке, перешучиваясь между собой.

– В ресторан идем, ёмана, – мужик галантно распахнул перед своей дамой первый полог палатки.

– Антоха, ты, как всегда, лишь бы поржать, – кокетничает девица. Надо заметить, что при всей ее контрастной с волонтерами внешности, губы накрашены. Женщина.

Антоха вталкивает даму в палатку, за ними заходит товарищ. Сейчас они получат по порции горячей бесплатной еды и отправятся по своим делам. Жить можно.

По правилам такая палатка будет работать лишь в морозы, с потеплением кормления прекратятся. Ну и если после 10 января контракт с пансионатом ветеранов не будет продлен.

Но здесь на выручку приходит Абаканская епархия. Они своими силами собирают продукты, готовят еду и так же привозят в палатку в уже заученные бездомными часы. До марта их никто не бросит, с голоду умереть не дадут.

Нужна помощь всех неравнодушных абаканцев. Просьба проста: если у вас есть «лишняя» еда — крупы, тушенка, овощи, соленья — привозите ее на Катанова, 5, или прямо к «Теплосетям». Сюда же можно приносить теплые вещи, постельные принадлежности. Не помешают и простые лекарства и средства гигиены — медицинская помощь на месте в этом году не оказывается, а людям, пострадавшим от морозов, нужны те же самые бинты, мази, перевязочные средства. Можно целенаправленно подойти и спросить у волонтеров, в чем нуждаются люди. Волонтеры работают уже не один год и знают все просьбы бездомных.

Мы можем осуждать бомжей, можем ругаться на них, выгоняя из подъездов, можем жаловаться в полицию. Мы можем считать, что без них город был бы намного чище и безопаснее, они лишь паразитируют за наш счет: ни забот, ни хлопот, знай, пей да гуляй, а их еще оденут и накормят. А можем и просто, по-человечески помочь, не давая своей оценки происходящему. Можем дать им еще один шанс пережить эту так бодряще начавшуюся зиму. Можем, если вместе.

Анна СПАССКАЯ


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Защита от спама *