Вторник, Октябрь 15, 2019

  /  Погода в Абакане

Главная > Газета > Костяных дел мастер

Костяных дел мастер

В последнее время мне все чаще кажется, что там, наверху, все-таки есть кто-то, внимательно следящий за каждым из нас. И не просто наблюдающий, а пристально контролирующий, насколько нами исполняется наше предназначение, чтоб потом воздать по заслугам.

Кому-то еще в юности открываются все дороги, а кто-то идет к своему успеху всю жизнь. Здесь главное — не сворачивать с выбранного пути, потому что, как ни выбирай другие тропки, все равно в итоге, прислушавшись к шепоту своего сердца, выйдешь на свою дорогу.

Талант у каждого из нас есть, безусловно, другое дело, глушим ли мы его или, наоборот, развиваем и даем выход своим чувствам и намерениям.

Слава богу, сегодня в Абакане можно найти занятия по интересам. Кто-то начинает рисовать, кто-то — писать стихи, некоторые открывают в себе деловые качества, но каждый стремится подчеркнуть свою уникальность.

А если вся твоя жизнь, как и дело, которое становится смыслом твоей жизни, неординарна и во всем мире насчитывается лишь несколько десятков людей, которых можно назвать коллегами по цеху?

Павел, мой сегодняшний собеседник, выбрал себе дело по душе, и за всю свою жизнь не предавал своего предназначения, хоть посылов к этому было немало. Павел Николаевич — один из немногих востребованных сегодня мастеров — резчиков по кости. Фигурки мамонтов, медведей, коренных жителей тундры в национальных костюмах, бытовые сцены из жизни якутов – в коллекциях ценителей тонкого искусства по всему миру. Тонкая работа восхищала поклонников на выставках и ярмарках. О том, как приходит вдохновение и почему именно мамонтовая кость, мы сейчас и расскажем читателям столичного еженедельника.

Павел родился в Каратузском районе Красноярского края, а когда мальчику исполнилось три года, семья переехала в Усть-Абакан. Там и прошли детство и юность будущего мастера. Впрочем, о том, что одним из основных занятий в его жизни будет именно резьба по кости, он особо и не задумывался. Да, прекрасно рисовал, это отмечали его учителя, постоянно поручая юному Павлу творческие работы и оформление модных тогда стендов и стенгазет. От школы мальчик постоянно участвовал в конкурсах и побеждал. Но вот его мама была категорически против поступления после школы в Суриковское художественное училище в Красноярске. Она считала, что профессией художника сыт не будешь, и видела сына в совершенно ином ракурсе.

Из Усть-Абакана Павел ушел в армию, а вернувшись, отучился на буровика и уехал на заработки «на севера» — в Дудинку. Молодой человек мечтал о путешествиях по России, а на это нужны были деньги. Рисовать особо было некогда.

В лихие 90-е экспедиция начала разваливаться, и Павел ушел из буровиков в частную контору… резчиком по кости.

-Резать я тогда не умел совсем, – вспоминает Павел. – Товарищ, который меня привел в эту контору, видел, как я иногда рисую, и решил, что и с этим делом справлюсь. Он познакомил меня с настоящим художником, который закончил Холмогорскую школу, и я потихоньку начал учиться у него этому мастерству.

Когда Павел Николаевич только начинать работать, еще в Дудинке, редкая нынче кость мамонта валялась буквально под ногами. А спрос на готовые изделия был большой.

-С сырьем никогда не было проблем, – рассказывает Павел. – Где за деньги купишь бивень, а где и на бутылку у местных выменяешь. А со сбытом не возникало проблем тем более. Мы не успевали резать — приезжие немцы, китайцы сметали буквально все.

В период перестройки на Севере стало совсем туго, и Павел вернулся домой — друг позвал развивать бизнес. Дела пошли прекрасно, ровно до той поры, пока не грянул дефолт. Друг уехал на юг страны, а Павел остался на родине.

Детей нужно было поднимать, поэтому пришлось снова устраиваться в наем. Но резьбу не оставлял никогда.

Идеи приходили сами. Пока жил в тундре, успел хорошо изучить быт коренных жителей, их обычаи и национальные костюмы, повадки домашних и диких животных. Потом это стало воплощаться в маленьких статуэтках и находить отклик у ценителей тонкой работы резчика.

-Мне никогда не нравился, например, Китай с его драконами, – говорит Павел Николаевич. – Это чуждо нашей культуре, равно как и не вырежешь из кости мамонта дельфина. Как-то негармонично выглядит. Да и дельфин в Сибири… Нелогично.

Дружил с чукчами, попутно изучая культуру и искусство.

-Я вырезаю только из бивня мамонта, – рассказывает Павел. – Это благородная кость, с которой приятно работать. К благородным относятся еще бивень слона, зуб кашалота и клык моржа. Я работал на всех, кроме бивня слона, им сейчас запрещено торговать, но изделия получаются идеальными.

С материалом — бивнями, зубами, клыками – нужно обращаться аккуратно, нельзя лениться и оставлять работу на несколько дней — обязательно даст трещину. Бивень мамонта приносят мастеру почти в первозданном виде. Когда он лежит в плохой земле, начинает портиться: слоится по годовым кольцам. Цельной фигурки уже может не получиться, пойдет только на мелкие подвески, плоские фигурки, на которых узор вырезается гравером. Отмеренный для будущей статуэтки кусок тщательно очищается, полируется. Готовому изделию нельзя соприкасаться с водой — кость набухает и портится. Учитывая, что сам бивень уже не одно тысячелетие отлежал в земле, прежде чем попасть на стол к мастеру, отношение к нему должно быть бережное и уважительное.

Каждому будущему «хозяину мамонта» мастер рассказывает о правилах ухода за изделием из настоящей кости. И, конечно же, обязательно дает совет на будущее: как отличить натуральную кость от более дешевой берцовой кости коровы, например, а то и вовсе от пластика или керамики.

Выбирая в подарок фигурку из слоновой кости, прислушайтесь к советам мастера, чтобы не переплатить и не краснеть потом перед коллекционером, обнаружив подделку.

Во-первых, статуэтка, серьги, браслет никогда не будут стоить дешево. Цена за один бивень мамонта может достигать несколько десятков тысяч, и это вполне обоснованно — бивни растрачиваются, а восполнять их попросту неоткуда.

Во-вторых, прежде чем отдавать деньги, обязательно подержите фигурку в руках. Нет, ничего мистического здесь нет, хоть разного рода шаманы и ведуны говорят о том, что ношение изделий из натуральной кости придает его хозяину сил и поправляет здоровье. На самом деле все гораздо проще: натуральный материал быстро напитается теплом вашей руки и тоже станет теплым. (Помнится, когда в моде были кожаные куртки и брюки, продавец в одном из крупных магазинов Абакана давала мне похожий совет, чтобы отличить натуральную кожу от кожи «дикой клеенки»).

В-третьих, натуральная кость никогда не будет чистого белого цвета, чаще всего она слегка желтоватого оттенка, причем неоднородного, а с изменением на несколько тонов по годовым кольцам. Бивень имеет богатую цветовую палитру с очень разнообразными и ярко выраженными цветовыми оттенками, начиная от светло-коричневого и заканчивая практически черным тоном. Объяснением этому феномену является его многовековое залегание в земле, в результате чего на протяжении столетий происходили различного рода взаимодействия с минералами. Его структура включает очень мелкую сеточку, в которой линии расположены строго вертикально.

Ну и покупать нужно в проверенных местах, там, где вам могут предоставить сертификат качества или документы, подтверждающие происхождение кости.

Материал настолько хорош в работе, что в умелых руках эту уникальную кость можно превратить в тончайшее кружево.

Интересно наблюдать, как под руками мастера рождается фигурка медвежонка или мамонтенка, будто это и не кость вовсе, а податливая глина, которая подчиняется резцу.

-Один мой приятель, настоящий художник, который живет и сейчас на Севере, называет мои работы халтурой, – смеется Павел. – Говорит, душу я в них не вкладываю, сделал — и забыл. А я и не спорю. Работаю качественно, стараясь передать настроение, свое и будущего хозяина. Ну а такого, чтоб неделями вырезать, с бубном вокруг них прыгать, ритуалы совершать — этого, да, действительно нет. Но, я думаю, и не в этом дело. Важно, чтобы готовая фигурка как живая была, чтобы петроглифы были настоящими, а не взятыми невесть откуда – это тоже немалое мастерство: все изучить, переработать, проанализировать.

Для творческого человека, будь то художник, писатель, скульптор, важно быть преданным своей мечте, своему предназначению. Важно не сдаваться в минуты, когда будто вдохновение совсем пропало. Или кажется, что твоя работа никому не нужна. Или появляется более талантливый или трудолюбивый соперник. Много разных сомнений у творческого человека, искушающих его свернуть с выбранного пути. Но тех, кто не сдается, кто ищет пути своей реализации, кто остается верным своему делу, вскоре ожидает обязательная награда. Это может быть признание, это могут быть деньги, это может быть известность – да мало ли что важно для каждого конкретного таланта?!

У близких людей творческого человека тоже непростая задача: быть рядом в моменты кризисов, поддерживать в периоды неудач, разделять счастье от головокружительного успеха. И когда все идет равномерно и гармонично, все получают отменный результат — реализацию таланта, чтобы порадовать всех, и особенно тех, кто когда-то задал вам это направление и назвал его вашим предназначением, вашей ролью в этой жизни.

Анна СПАССКАЯ


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Защита от спама *