Вторник, Октябрь 15, 2019

  /  Погода в Абакане

Главная > Газета > Для самых удивительных зрителей

Для самых удивительных зрителей

Недавно я впервые в жизни взяла в руки театральную куклу. Упсику 15 лет. Сколько людей видели этого маленького актера! Такая покорность! Одно движение твоей руки, твоих пальцев – он повинуется, двигается так, как ты велишь.

Магия куклы – она не поддается описанию словами. Это нечто удивительное… Мой собеседник, актер театра кукол «Сказка» Павел ШНЯГИН, прекрасно знает ее волшебную силу.

А из пушки… курица!

– Сколько лет твоей карьере актера?

– Мой отец, Сергей Петрович, – режиссер, поэтому в театре я с детства. Он в Нижегородской области построил кукольный театр, так же как и здесь, в Абакане, – Людвиг Григорьевич Устинов.

Основных проблем было две. Во-первых, по меркам советского времени для того, чтобы в городе был театр, нужно было определенное количество жителей. В моем небольшом городе, Кстово, на тот момент было всего 65 тысяч населения. В Абакане ведь тоже не пятьсот тысяч человек живут.

– Во-вторых, соцзаказ…

– Да, и тематика. Советское время ведь… Думаю, и мой отец, и Устинов раз за всю карьеру сделали «для галочки» что-то типа «Мальчиша-Кибальчиша» и занимались дальше своим любимым делом (смеется).

– Творить, зная, что над тобой цензура – это тяжко…

– С одной стороны. А с другой – воспитывает. Сейчас люди, зная, что ответственности нет, иногда такое в Интернете пишут…

Очень согласна! Но вернемся к теме. Расскажи, как ты в первый раз увидел куколок? Интересны твои эмоции.

– Помню кукол в театре, но больше всего… Вход за кулисы, туда, где хранятся куклы и декорации. Помню штыри в стене, на которых висели куколки. Вся стена в куклах! И запах мочал, это ленты из липы.

Я в этом практически жил. Мама, Ольга Николаевна, работала актрисой. Любительской, можно сказать. Мой старший брат, Михаил, по натуре – актер. Дано человеку. Но его призвание – не сцена, а музыка. Он композитор, музыкант.

– Итак, театр и ты…

– Однажды кто-то из актеров заболел. Репетировали спектакль «Два мастера». Я сижу в зале. Был в постановке такой маленький моментик. Герои пытаются выстрелить из пушки, а не получается. Когда она все-таки выстреливает, то ломается, и выпрыгивает курица. Ее и нужно было сыграть!

– Не каждый сумеет!

– Актеры научили меня, как озвучить курицу. Это была моя первая, маленькая, но такая серьезная для меня роль (смеется).

Нужен актер

– Когда возникла мысль стать актером?

– В какой-то момент мне показалось – надо найти работу. Я просто пошел по городу в поиске. Меня аккуратно отовсюду отправляли. Обратился в службу занятости. Мне сказали: «Образования у вас нет. Поступайте в ПТУ на плотника-строителя». Сделано. Отец узнал о том, что я искал работу, а в театр не зашел.

– Удивился? Возмутился?

– Брат тогда работал в театре звукорежиссером. Отец сказал: «Миша скоро уходит в армию. Пробуй на его место». Я попробовал, получилось. Влился. И когда совмещать ПТУ и театр стало уже невозможно, получил в училище второй разряд, корочки и пошел в театр. А когда ты там крутишься, тебя рано или поздно попросят сделать что-то как актера. Всегда нужно кого-то выручить, помочь.

– Потом было поступление?

– Ну, да. Поступал в Нижегородское театральное училище. Конкурс был небольшой – человек шесть на место. Хочу сказать, что театральная профессия ломает человека и – воспитывает. Ты пришел зажатый, с какими-то комплексами.

Я поступил, отучился полтора года. Почему? Произошла история, я был свидетелем одного инцидента. Педагоги не хотели правды, проблем для училища. Тогда я на следующий день написал заявление об уходе. И уехал в Петербург.

– Отличное решение! Смелое…

– Шел 98-й, мне было 19 лет. В Петербурге сложнее, конечно. 25 человек на место. Однако в РГИСИ я поступил с первого раза. Курс был рассчитан на четыре года. Через 2,5 года приехал Евгений Николаевич Ибрагимов. Он был проездом. Пришел к нам на кафедру: «Мне нужен актер». Тогда декан нашего факультета, Анна Аркадьевна Иванова, взяла меня за руку: «Пойдем». Привела к Евгению Николаевичу: «Говорите». И ушла.

После нашего разговора мне очень захотелось поехать с ним в Абакан. Мне оставалось учиться еще полтора года. Я хожу в раздумьях, а однокурсники мне: «Да ты что?! Ибрагимов – это же ого-го! Езжай!» Заканчивал я уже на заочном.

– Однокурсники, конечно, были правы! Павел, хотела спросить – сколько же театров ты поменял за годы своей карьеры?

– Пять. Театр в Кстово, Нижнем Новгороде, Таллине, Томске и – в Абакане (смеется). Но это интересно! Это же длительное время.

Четвертой стены – нет

– Твои первые роли в Абакане? Чем Евгений Ибрагимов захватил тебя?

– Он сам по себе человек захватывающий (смеется) Сначала был ввод на две роли в спектакль «Калиф-аист». А первая серьезная работа – это «Якоб Якобсон». С ним мы поехали в город Нанси во Францию, там была премьера.

– Мне интересно, кто смотрит наши постановки за границей? Русские?

– Нет. Насколько я знаю, на всех спектаклях в Нанси были, в основном, французы.

– Чем театр берет, на твой взгляд? Зрелищностью? Эмоциональностью?

– Больше эмоциональностью. Любое искусство должно вызывать эмоции. И, замечу, в нашем искусстве точки нет. Всегда один и тот же спектакль идет немного, но по-другому.

Настроение твое и твоих партнеров, зал. В этом интерес и особенность нашей профессии. Очень уважаю людей, чей труд монотонен. Человек творческий не смог бы так.

– Очень согласна снова! Не могу не спросить о спектакле для самых маленьких зрителей – «Первый снег». В аннотации сказано: «Дети поиграют в снежки и даже попробуют слепить снеговика!» Дивно…

– Премьера спектакля состоялась в прошлом году. Действие длится 25 минут в зале для малышей, а там помещаются максимум 30 человек. В основном, дети сидят перед сценой на пуфиках или на подушках. Я автор и режиссер спектакля. Когда придумывал «Первый снег», мне говорили: «Ты что! Это дети!»

– Зрители искренние, непосредственные, удивительные…

– Да. Моя постановка для маленьких зрителей, от восьми месяцев и старше. Меня начали пугать – дети в таком возрасте воспринимают пять-семь минут. И внимание теряется.

– С этим не поспоришь, именно так.

– Я начал изучать. Узнал, что совсем маленькие дети воспринимают мир за счет ярких пятен и звуков. В спектакле люди выходят из проекции. Основная мысль – между двумя всегда есть что-то третье, мешающее.

В этой постановке нет ограничений, пресловутой четвертой стены. Мы играем с детьми в снежки. А они тактильные, их приятно брать, они шуршат и прочее.

Скоро премьера!

– Сказка «Малыш и Карлсон». Это твой первый спектакль?

– В театре «Сказка» в качестве режиссера – да. Я написал инсценировку и воплотил свою идею на сцене. Я основывался на драматической пьесе, по которой много лет назад поставили спектакль в Московском театре сатиры. Причем я понял, что все персонажи там – не такие, какими я их вижу.

И тогда я стал беспощадно кромсать и переписывать пьесу, дописывать свои сцены. Я понял, что нужно не просто сокращать ее – нужно переделывать полностью!

– Сложная сказка для постановки, на самом деле…

– Очень! Если в драматургии есть какое-то развитие, то здесь – множество эмоций! Когда я предложил директору театра, Игорю Ярославичу Окольникову, эту постановку, он сказал: «Если сделаешь на хорошем уровне, достойном театра «Сказка», если это будет интересно и понятно, тогда – почему нет?»

– Какой это уровень?

– Думаю, постоянные зрители театра «Сказка» прекрасно понимают, о чем идет речь. Да, множество почетных наград поднимает и – обязует. И опускаться уже нельзя. Высокий уровень достигается и качеством игры, и качеством материала.

– Детский спектакль – и злые, недобрые персонажи. Допустимо ли?

– Это необходимо. Во-первых, дети должны видеть, что добро, а что – зло. Мне, честно говоря, интересно играть «зло». Например, в мультфильме «Лунтик» самые интересные персонажи, на мой взгляд, две гусеницы (смееется).

– Согласна. И пару слов о премьерном, уже новогоднем спектакле, «Великан».

– Он будет необычным. Да и сама история необычная.

– Даже очень! Прочитала я эту сказку Сакариаса Топелиуса…

– Репетиции, время создания нового действа – процесс донельзя интересный. Трепетный, непосредственный, эмоциональный. История душевная. Есть над чем задуматься.

Пока мы обсуждаем материал, работа кипит. Режиссер спектакля, Влад Костин, уже в Абакане. Но рассказывать о премьерной постановке я не хочу.

Лика КРАСКО


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Защита от спама *