Понедельник, Октябрь 14, 2019

  /  Погода в Абакане

Главная > Газета > БОМЖ – имя собственное

БОМЖ – имя собственное

Не надо думать, что у меня проблемы с русским языком. Я хорошо училась и в школе, и в университете и отлично знаю разницу между именами нарицательными и именами собственными. Только, к сожалению, в данном случае грамматика пасует перед действительностью. И имя собственное обозначает не название единичного предмета или лица, как написано в учебнике, а именно большую группу лиц. Хотя – прошу прощения у особо «жалостных» читателей – некоторых из них, по моему личному мнению, только с большой натяжкой можно назвать людьми…

Такое социальное явление, как граждане без определенного места жительства и занятий («бомжиз») возникло не сегодня, не вчера и даже не позавчера. И в советское время были подобные маргиналы, которых тогда называли бичами. Однако данная аббревиатура расшифровывалась как «бывший интеллигентный человек», и в этих словах была большая доля правды. Неудовлетворенные своей судьбой, люди с высшим образованием (чаще – представители творческих профессий) бросали работу, семьи, квартиры в крупных городах – чаще всего в Москве и Питере – и уезжали на край света. Как правило – «на Севера». Через какое-то время большая часть из них устраивались на работу. Уходили в море с рыбаками, в экспедиции с геологами, на раскопки с археологами. Лет через пять-десять кто-то возвращался домой, кто-то создавал новые семьи и оставался там навсегда, ну, а кто-то скатывался на самый край и… погибал.

Сегодняшние бомжи – совсем другой социальный срез. Во-первых, большинство из них и раньше не особо упиралось в смысле трудовой деятельности. Во всяком случае, бывших шахтеров или квалифицированных строителей среди них едва ли разыщешь. То же и насчет высшего образования и нереализованных творческих амбиций. Во-вторых, если в 60–70-е годы бичей женского пола (то есть – бичевок) было крайне мало, то сегодня это сословие делится в пропорции 50 на 50. И, в-третьих, – самое главное: сегодняшние бомжи при предложении немного потрудиться сразу делают «незнакомый цвет лица». Это – в лучшем случае. В худшем – пошлют вас далеко и надолго по всем известному адресу. Вот какую историю «из жизни бомжей» рассказала моя приятельница.

– В феврале зять сломал ногу. Апрель наступил, надо дачей заниматься, а он в гипсе. А у нас во дворе постоянно ошиваются трое бродяг: двое мужчин и женщина, если, конечно, это чудо можно женщиной назвать. Я подошла, говорю, мол, надо на даче немного поработать. Мусор убрать, деревья побелить, парник перекопать. Дочка вас туда отвезет и назад привезет. Я обед хороший приготовлю, в термосах заберете, чтобы горячий был. И заплатим каждому по тысяче рублей. Так они на меня посмотрели, как на идиотку, а потом очень красочно рассказали все, что они думают обо мне и о моей матери…

Ну, все правильно! Зачем упираться, если можно шакалить по помойкам, куда магазины сбрасывают «просрочку», собирать бутылки и металлолом. Короче, жить по принципу: будет день – будет хлеб. А еще пастись рядом с кладбищами: есть же люди, которые приезжают туда не только в родительский день. Грянет мороз – о них социальные службы позаботятся: кормить будут и теплые вещи дадут. И вот еще один сюжет, тоже «из жизни». 27 августа 2018 года. За окном 32 градуса жары. Рядом с остановкой «Главпочтамт» картина маслом: на тротуаре лежит в дымину пьяный огромный мужик. Возле него стоят двое молоденьких полицейских. Кто-то из прохожих интересуется, почему блюстители порядка бездействуют, это же центр города. Один из полицейских отвечает, что сейчас подъедут коллеги. И правда, через минуту подскакивает машина, оттуда выходят еще двое служителей закона. Тут же подходит «скорая» – видимо, кто-то из сочувствующих граждан позвонил. Надо было видеть, как полицейские, обливаясь потом, затаскивали в машину «скорой» этого бугая. Однако он вдруг очнулся, начал упираться и поливать своих спасителей отборным матом. Возились с ним около получаса. А в это время, возможно, кому-то действительно требовалась реальная помощь и защита.

…Каждую осень я устраиваю в своем доме большой шмон. На помойку выносятся старые вещи: одежда, посуда, постельное белье и т. п. Дочь называет эту акцию «День бомжа». Последний раз такое мероприятие проводилось 1 октября, когда на улице была прекрасная теплая погода. В мусорных баках уже рылась некая особь женского пола. «Так вот кто тут все разбрасывает, а мы-то дворников ругаем!» О-о-о, какая физиономия глянула на меня! Гражданка довольно агрессивно выхватила пакеты у меня из рук. Но, рассмотрев добычу, смягчилась, и при дополнительной оплате в 100 рублей согласилась ответить на несколько вопросов. Если убрать из ее повествования всю ненормативную лексику, получится следующее.

…Такой образ жизни Софья ведет уже более 15 лет. Раньше работала уборщицей в аграрном институте (надо полагать – это НИИ аграрных проблем РХ). Стала «болеть» (понимай – выпивать), сократили. Между прочим, она не какая-то колхозница неграмотная, училась в ПТУ на швею. (Это было сказано таким тоном, будто за спиной, по меньшей мере, Сорбонна!) Был муж, но забрал сына и уехал на свою родину в Белоруссию. В селе Зеленое живет тетка, иногда пускает ее переночевать во времянку и помыться в бане. Но это только зимой, а в остальное время Соня в свободном полете. Бродяжничает не одна, а с компанией. У каждого свои обязанности. Летом спят где придется. Зимой расползаются кто куда: «Вот у Мишки комната в общаге, он может пустить на ночевку человек пять, а то и шесть. А у Верки жилье в бараке, правда, ей свет давно отключили, но зато печка есть…»

Дальше я узнала, что в мусорных баках можно найти все: от ложек и кастрюль, до шампуней и лекарств. Как выяснилось, самые богатые помойки возле больниц, особенно возле нового роддома (то есть перинатального центра). Подработать за наличные она бы не против, но свобода лучше. Делай что хочешь, иди куда хочешь. «А вот жалеть нас не надо, вы лучше себя пожалейте. У вас же все время проблемы. То муж загулял, то с работой не ладится, то ребенок заболел или плохо учится, на даче надо вкалывать, ремонт делать. На какие-то выборы бегаете. А у меня никаких забот. Хорошо бы в больничку попасть. Прошлый год Верка с Колькой подрались, он ее сильно изволохал, так она, как барыня, три недели лежала. На всем чистом, и кормили четыре раза в день. Сегодня я кое-что твое продам, и на водочку будет. Вот только в некоторые магазины нас даже не пускают, а если и пройдешь – обязательно выгонят…»

На прощание Софья сказала потрясающую фразу, которая абсолютно точно определяет место и положение этих людей в современном обществе и их отношение к этому самому обществу: «Вы нас презираете, а мы над вами смеемся!»

Марина ЮРЬЕВА


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Защита от спама *