Среда, Июнь 23, 2021

  /  Погода в Абакане

Главная > Газета > Александр Уранов. Маринина заимка

Александр Уранов. Маринина заимка

Сообщение сестры о том, что Костя едет к Марине в тайгу, он принял с огромной радостью. Еще бы. Сначала о Косте. Ему 14 лет, он любит, как все мальчишки, путешествия, тем более далеко, в самую-самую тайгу.

Марина, начальник лесотаксаторской партии, была женщина известная в среде лесников. Практически всю свою молодость, начиная со студенческих лет, она провела в экспедициях. Личная жизнь ее не удалась, уже шел сороковой годок, и она, махнув на себя рукой, решила продолжать ездить в экспедиции. Женщина она была видная, статная, смуглая. В общем-то, мужики на нее заглядывались. Ее первая любовь, Иннокентий, таксировал лес в другой партии. Да и семья у него была. Так что весь смысл жизни у Марины был сосредоточен на работе.

Костя был собран рано-рано. Он решил бродить по марининой тайге, рисовать, наблюдать и собирать ягоды (это уже мать и сестра подсказали). По своей натуре Костя был естествоиспытатель, романтик, художник и поэт. Природа питала его творчество, и он набирался знаний как биолог.

Начальник Марины, Кузьма Терентьевич, был мужчина лет 45–50. Он заехал на своем «Газике», помог сложить на задние сиденья торбы, этюдник, вещи Кости, отложив в сторону еду, буркнул: «Что, не накормим что ли парня?» Ехать было далеко. Сначала таежные деревеньки, потом дорога направо, а там лесные мостки, речки, ухабины. В нескольких местах дороги подкладывали бревна, ветви, чтобы продвигаться дальше. Наконец началась маринина тайга. Это были огромные, не обхватываемые, столетние кедры. Они шумели в вышине кронами и как бы разговаривали между собой. В марининой тайге было все: ягода, холодная горная вода, бездна чистого таежного воздуха и тайна, присутствующая везде.

Впереди показалась лесосека, свернув с которой на ровную почву, Кузьма Терентьевич остановился. Невдалеке был табор Марины, как она его звала «Заимка». Шел дым от костра, где на треноге варился суп. Полог накрывал длинный, сбитый из досок стол, за которым сидели, разговаривали о таежной жизни мужики, человек шесть. Костя поздоровался со всеми за руку.

Марину он знал, поэтому, когда она вышла из избушки и обняла его, он по-мальчишески зарделся. Фигуры в партии Марины были колоритные. Филя, ее помощник, высокий стройный парень с голубыми глазами, вечно улыбающийся и всем довольный. Тимофей, мужик лет сорока пяти, обстоятельный, внимательно всех слушающий и подводящий «резюме» в конце разговора. Угрюмый и замкнутый Федор, глаза его всегда были опущены и смотрели куда-то в сторону. Рабочие, взятые из «бичей», без паспортов и с неизвестной биографией: Роман и Михаил со всеми соглашались, были чрезвычайно рады, что их берут в экспедиции, где они одеты, накормлены и где есть возможность почифирить. И всегда молчащий, похожий на рысь с мягкой подкрадывающейся походкой, весь заросший, непонятного возраста человек – Карим. Это был личный охранник Марины. Мало ли что – тайга, случайные люди, а он был верным псом. Он даже спал у порога Марининой избушки, завернувшись в дерюжку рядом с таборной собакой по кличке Верный. Приезд новых людей в экспедицию – всегда событие. Был ужин с водкой, привезенной начальником Кузьмой Терентьевичем, песни у костра под дребезжащую гитару, которую по случаю достал Филя, и разговоры у костра, когда дымят цигарки с махрой и сигареты, сливаясь в ощущение взаимопонимания, единения. Маленький праздник души на фоне таежной, каждодневной, трудной, иногда опасной работы.

Костя рисовал таежников, деревья, коряги, речку, Верного. Мужики удивлялись схожести. Карим сказал: «Угу».

В тайге быстро темнеет. Марина предложила Косте ночевать в избушке, здесь были три лежанки. Учитывая, что Кузьма Терентьевич был «неравнодушен» к Марине, она положила Костю посредине, чем начальник остался недоволен. Марина не хотела проблем, он ей нравился как руководитель, но как любовник – нет.

Она уже сколько раз убеждала его остыть в страсти к ней, но всякий раз, когда Кузьма Терентьевич приезжал в партию с проверкой, его чувства к Марине распалялись с новой силой. Правда, все закончилось допитой водкой и громким храпом начальника. Марина не могла наговориться с Костей о «той», внетаежной, жизни. Конечно, был у нее радиоприемник и рация. Она живо интересовалась политикой, искусством. Когда бывала в деревне у сестры Кости, то даже иногда наряжалась, совершенно преображаясь.

– А хочешь, я тебя познакомлю со своей подругой Машкой? – спросила, хитро улыбаясь в свете горевшей свечи, Марина.

Костя удивился, а Марина в это время стала мелко разрывать кусок газеты и делать какие-то постукивания у маленькой норки в изголовье своей лежанки. Через короткое время показалась мордочка таежной мыши с мелкими бусинками черных глаз. Оглянувшись на Костю и как бы спрашивая Марину: «А при нем можно?» – она выбежала, устремляясь в ладонь Марины. Марина приготовила ей крошки хлеба, зернышки. Машка уплетала, периодически убегала в норку и, унося то кусочек газеты, то зернышки, возвращалась. При этом Марина с такой любовью с ней беседовала, что она останавливалась и внимательно слушала ее. Временами казалось, что она, Машка, даже отвечала ей, попискивая. Мышь была совершенно ручная. Усталость прожитого дня навалилась на всех. Марина предложила спать, затушив свечу и пожелав Машке и Косте спокойной ночи. Карим с Верным улеглись у дверей избушки. Мужики у костра еще поговорили и разошлись по палаткам. Настала лесная ночная тишина, и лишь огонек догорающего костра еще какое-то время напоминал о себе. Затем и он погас.

Утром после завтрака Марина пошла показывать начальнику свой участок. Филя с рабочими удалились таксировать новый участок, начатый несколько дней назад, Тимофей таборил. Косте было предложено вместе с Федором сходить за ягодой.

Взяв торбы, они отправились по тропе, ведущей в гору. Федор знал ягодные места. Когда они пришли в заветное место, у Кости не было предела удивлению. Смородина красная и черная росла на высоких кустах и была невероятно больших размеров. Гроздья ягоды, как у винограда, свисали над головой! Практически не сходя с места, ягодники набрали торбы, и когда стало смеркаться, пустились в обратный путь. Уже через пятнадцать минут они поняли, что заблудились. Тропа, по которой они шли, была не той тропой, по которой они пришли. Видимо, увлеклись ягодным местом и перевалили на другой склон. Федор занервничал. Его метания наконец дали результат, они вышли к речке, спустились по воде вниз, и когда увидели в воде отсветы от таборного костра, обрадовались. Марина уже беспокоилась. После ужина Костя устало слушал говор таежников: где-то бранились Роман с Михаилом. Филя объяснял Кузьме Терентьевичу, что нужно таксировать в 34-м квадрате. Тимофей хлопотал в своем хозяйстве, Марина что– то записывала в журнале, Карим готовил дрова. Костя мечтал, его мысли летали вмести с искрами над костром.

– Почему так устроен мир?

– Почему все люди занимаются разными делами?

– Почему один человек добрый, а другой злой?

– Почему так складывается судьба?

Вопросов у Кости было много, ответов меньше.

Приехав домой, Костя долго вспоминал Марину, членов ее экспедиции, вековые кедры, гроздья смородины и мышку Машку, подругу Марины, ее «Заимку».

Александр УРАНОВ


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Защита от спама *