Суббота, Сентябрь 21, 2019

  /  Погода в Абакане

Главная > Газета > Несколько слов о свободе слова

Несколько слов о свободе слова

Заранее прошу у читателя прощения за некую тавтологию, но в последнее время эта пресловутая свобода слова просто в зубах навязла. И по мере приближения очередных серьезных выборов (в данном случае – выборов Президента РФ) вопли оппозиционеров всех мастей о якобы нарушаемых демократических правах, о возврате цензуры и тоталитарном режиме раздаются все чаще и все громче. Причем истошнее всех вопят те, кто во времена цензуры и партийного контроля еще, как говорится, и в проекте не значился. В лучшем случае – под стол пешком ходил…

Отнюдь не собираюсь идеализировать прошлое. Да, были определенные правила игры, при которых существовали жесткие идеологические установки. И никто не виноват в том, что несколько поколений, которые пичкали в университетах истматом и научным коммунизмом, не очень-то хорошо представляли, как она вообще выглядит – настоящая свобода слова. Но пришло новое время, с закрытых тем сняли грифы секретности, упразднили цензуру, разогнали ЛИТО. Начался славный временной промежуток срывания масок. На телевидении появились передачи «12-й этаж», «Пятое колесо» и, конечно, «Взгляд». К журналистам приходили как известные личности, так и обычные люди «с улицы». Это была новая, резкая, до сих пор неизвестная публицистика, которая имела высочайший рейтинг и пользовалась огромным авторитетом в обществе. (Но не имела ничего общего с нынешними ток-шоу, главная цель которых – покопаться в чужом грязном белье!..)

Однако все кончилось 1 марта 1995 года, когда убили Влада Листьева. Тогда, наверное, даже самые тупые поняли: свобода слова – это, в общем-то, миф. Абсолютной свободы слова нет ни в одной стране. (Хотя если бы Джордж Сорос лично стал писать статьи или вести телепрограммы, тогда – да. Но, как известно, вышеназванный господин платит хорошие деньги за антироссийские материалы сотням журналистов, которые работают на него).

Сегодня все печатные и электронные СМИ разделены на частные и государственные (федеральные, республиканские, областные, городские, муниципальные и т. д.). Но Закон РФ от 27 декабря № 2124-1«О средствах массовой информации» по-прежнему гласит, что отношения между СМИ и его учредителем строятся на основе договора. На практике это означает: чей хлеб ешь, того и песню поешь. Грубо? Наверное. Но вот пример из личного, как говорится, опыта. В 2004 году во время выборов депутатов Верховного Совета РХ я работала в частной газете. И получила указание что-нибудь «накопать» и «замочить» двух кандидатов. Весьма известных и уважаемых в республике, а главное – очень порядочных людей. Пришлось объяснить учредителю, что я не землекоп и не прачка. Такой ответ был расценен однозначно: вам с нами не по пути, до свидания. А теперь представьте сегодняшнего журналиста, который опубликовал разгромную статью или снял убойный сюжет о своем собственном учредителе. Где этот камикадзе будет завтра?

Конечно, есть еще такое СМИ, как Интернет. Но когда раз в месяц там хоронят Билана и еженедельно сообщают о погибших в автокатастрофах Якубовиче и Газманове, лично мне (уж, извините!) хочется выражаться исключительно ненормативной лексикой. Не отстает в поисках сенсаций кое-кто и из наших местных «акул пера и телекамеры». Они всегда на месте преступления за полчаса до убийства, они с ходу наклеивают ярлыки и выносят свои приговоры, не дожидаясь решения судов. В ход идут слухи, эмоции, личные умозаключения. Фактура высасывается из пальца и подается как выводы последней инстанции. Чтобы убедиться в этом, достаточно проследить в том же Интернете историю приемной семьи из Бограда.

«Нам не дано предугадать, как слово наше отзовется», – эти строчки Ф.И. Тютчева как нельзя точнее определяют журналистскую ответственность. Несколько лет назад мой бывший однокурсник, работающий в «АиФ», с грустью поведал о том, как в конце 90-х он весь из себя такой смелый и независимый написал серию жестких статей о легальной трансплантации: мол, будут теперь детей на улицах ловить и на органы продавать. А потом его знакомый хирург (между прочим, доктор наук) сказал, что вреда от такой писанины было гораздо больше, чем пользы. И до сих пор аукается.

Поэтому меня искренне забавляет позиция некоторых молодых коллег, которые надувают щеки, топорщат перья и со знанием дела рассуждают о тяжелых временах, когда независимую журналистику гнобили, душили и зажимали. Но если придерживаться классического набора критериев «несвободы» (запрет на выражение собственного мнения, закрытие нелояльных власти СМИ и прочие радости вплоть до физической расправы с неугодными журналистами), то надо еще посмотреть, когда этой свободы было больше: сейчас или 20 лет назад. А еще помнить, что свобода не означает вседозволенность и с приходом гласности совесть все-таки не отменяли…

Маргарита ЛОГИНОВА


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Защита от спама *