Воскресенье, Январь 26, 2020

  /  Погода в Абакане

Главная > Газета > Куда молчаливо исчезают наши кладбища?!

Куда молчаливо исчезают наши кладбища?!

Память потомков, уважение к предкам – качества, которые, как считается, в крови у большинства народов. Однако живым людям порой требуется место для жизни – и тогда, кажется, вопрос памяти отступает на задний план.

«Здравствуйте, уважаемый Валерий! К вам, как к местному краеведу, обращается Владимир Андреевич Чалый. Обращаюсь лично к вам, потому что статьи ваши наполнены искренностью, честностью, и пишете вы без оглядки направо-налево. Это не к тому, чтобы лишний раз погладить вас по голове. Все мы люди взрослые, в конце концов. Так вот, дело несколько в другом: справитесь ли вы в свойственной вам манере, например, с моим вот этим посланием, не пригладите ли его, не причешете ли?

Итак, к делу. В 1964 году, отслужив в Латвии срочную службу, я поехал в соседнюю Эстонию, в город Таллин, где по решению правительства СССР создавался новый Рефрижераторный флот. Так получилось, что мне, русскому, там пришлось проработать целых четыре года. Боже мой, что я увидел, что узнал за это время! Вы только представьте: из нашего Союза не в 6, а в 60 (!) стран мира, которые дали слово нашей Коммунистической партии строить у себя социализм, мы отправляли «за здорово живешь» на мощных рефрижераторах сливочное масло, свинину и говядину, мороженую рыбу и еще невесть что! И это все – за одно лишь данное слово тоже построить у себя, как и в СССР, социализм! А наш народ в это время ломился и давился у прилавков за килограмм чайной колбасы или триста граммов масла, или два-три часа отстаивал в очереди, чтобы купить два-три литра молока… Ну да все это – предыстория. А история – она вот какая.

В Таллине в это время уже был открыт и работал, если можно так сказать, парк «Живых и мертвых» – в районе Копли. Так он стал прозываться, понятно, народом. Это совсем далеко, конечно, от названия романа Константина Симонова «Живые и мертвые», который к тому времени, по-моему, был уже выпущен. Издевательство в этих словах – парк «Живых и мертвых» – заключалось в том, что на территории Копли было кладбище, но его сравняли с землей и устроили на горестном, по сути, месте, парк с насаждениями и, как же без этого, – с танцплощадкой. Все это, оговорюсь, было сделано раньше, еще до меня.

А вот что я видел собственными глазами и слышал собственными ушами.

Наш корабль находился на ремонте в так называемой Минной гавани. После работы я уходил в город, что мне было удобней и дешевле (дальше курсировал трамвай), – уходил через остатки уже другого подобного кладбища. А здесь тоже развернулось «благоустройство», и «градостроительной работы» этой еще ой как хвата-а-ло!

И вот однажды сюда-то и привезли солдатню из стройбата, про которых, если помните, говорили так: «Два солдата из стройбата заменяют экскаватор». Так вот, эти ребята, ни слова не знавшие по-русски, ловко и шустро ломали кресты, сносили их в кучи и тут же дружно сжигали, чадя в прибалтийское небо нехорошим черным дымом.

А потом… потом пришла родная техника, которая докончила остатки воспоминаний о бывшем уже кладбище. Она закатала под асфальт усопших, которых, естественно, никто не собирался перезахоранивать, и на месте бывших холмиков с травой и крестами появились аккуратные дорожки-аллеи, а на «пятачках» – детские качели. Две эстонки, как-то раз проходившие мимо, привлекли мое внимание. Чем? Одна горько вздыхала и охала, другая ее пыталась успокоить. И когда мы поравнялись, одна из эстонок, так, чтобы я слышал, уже не по-эстонски, а по-русски сказала:

– Да-а… Здесь из кладбища уже почти сделали то, что сделали в Копли. Нате вам качели, нате вам и танцплощадку… И на костях наших предков будут отплясывать теперь, кому не лень… И за что мы этих русских должны уважать, скажи мне?! – и она гордо и по-прибалтийски надменно, стараясь убедиться в произведенном на меня обидном впечатлении, с уверенным вызовом взглянула в мою сторону.

Я остановился и не тронулся с места, пока они не удалились восвояси. Лицо надо было держать, хотя правда в услышанных мною словах, конечно, была. На душе – ой, на душе стало горько: не столько от этой правды, сколько от демонстративной грубости, с которой та была высказана представителями как бы цивилизованного Запада…

К чему, к чему я все это вспомнил сегодня?

Вот судите сами. Абакан, парк «Орленок»… Это ведь тоже, на мой взгляд, парк «Живых и мертвых»! Насколько я знаю, в 1936 году здесь тоже находилось кладбище, но с организацией парка кладбище это, что называется, закрыли, и лишь кто смог (или успел) вывезти своих умерших родственников на новое кладбище, что сейчас расположено на улице Тельмана, те вывезли, а кто нет – …

…В 1986 году я лежал в Абаканской городской больнице, в терапевтическом отделении. Так вот оттуда хорошо просматривался вид на детский городской парк «Орленок». Вместе со мной в палате лежал пожилой мужчина. И однажды, вместе со мной глядя на этот парк из больничного окна, он вспомнил 1936-й год… Оказывается, тогда ему было где-то семь-восемь лет, и он оказался очевидцем того, как из городского кладбища «организовывали» парк «Орленок». Были и другие свидетели, говорил он, которые могли бы подтвердить, что это было именно так. Да, сперва было кладбище, а потом именно на его месте – раз, и детский парк с непременной танцплощадкой! И снова, как в Эстонии, – на костях усопших…

Вот я сейчас пишу все это, а сам думаю: да как же нас Господь и его все святые терпят-то? Уж не за то ли, что мы православные и на выях своих носим крестики? Не за то ли? А как приступит беда-то к нашему сердцу, так и возопим мы вдруг: «Прости, Господи, нас, грешных!» Вспоминаем, богохульники, сразу Бога! А ведь действительно разве не богохульство это – снести кресты и заасфальтировать могилы под танцевальную площадку со сценой для ВИА или духового оркестра? Воистину: животное не творит того, что творит подчас человек!

Вот, пожалуй, и все, чем я хотел с вами поделиться».

***

Спасибо за письмо, уважаемый Владимир Андреевич. Увы, оно затрагивает пока извечную для нас проблему «общения с потомками», которую мы испокон веков как будто не замечаем. Я сам недавно уже публиковал материал про «Абаканский некрополь», где речь шла именно о том, что мы, как будто не хватает земли нам, все тщимся взгромоздить свои высотки именно на древних могильниках (если это в городе) или проложить по ним дороги или высоковольтные линии (если это в хакасских степях)… А то вот и пустить под нож бульдозера пусть и заброшенное уже кладбище… Но в той статье речь шла о взгорках, на которых обычно размещались курганы либо кладбища. А здесь, судя по вашему письму, кладбище находилось на месте парка, даже нынешней танцплощадки, то есть в низине…

Я не мог, понятно, не усомниться в том, что это так. Ведь на месте «Орленка» находилось старое русло реки Абакан, а где находится сейчас танцплощадка – так там вообще в затишье плесневело целое озерко!.. Разве можно было на таком-то заболоченном месте устраивать захоронения? Да нет и нет! Тем не менее, как вы написали, свидетели-то были, причем без добавления всякого там «якобы»…

Что было делать? Слава Богу, долго думать не пришлось, потому что, на мое журналистское везение, именно в эти дни и месяцы я поддерживал и поддерживаю сейчас творческие отношения с известным старожилом города, уважаемым человеком – Кларой Романовной Кызласовой, родной сестрой известного в Хакасии, Сибири, да и во всей России ученого Леонида Романовича Кызласова. Так вот она без обиняков и не раздумывая, ибо хорошо знакома с сутью этой проблемы, сразу и объяснила мне: да, кладбище в районе нынешнего детского парка «Орленок» действительно было… Но именно в районе, а не на территории самого парка! Оно, это самое кладбище в несколько десятков крестов, находилось пусть и рядом, но, повторяю, вовсе не на месте нынешней танцплощадки, как пишете вы, где сейчас в летние месяцы под духовой оркестр пенсионеры действительно с удовольствием кружатся в вальсе!

Но если заглянуть в самую суть поднятой вами проблемы нашего современного «общения с потомками», то разве это снимает «молчаливую» кладбищенскую проблему с повестки нашей совести и нынешнего дня-то?!

Увы и ах…

Валерий ЛИСТОПАД


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Защита от спама *