Четверг, Август 13, 2020

  /  Погода в Абакане

Главная > Газета > Малый бизнес: кто выживет в 2018 году?

Малый бизнес: кто выживет в 2018 году?

Малый бизнес, как насильно выданная замуж девица, чахнет, несмотря на всю любовь и заботу. Желающих проверить мои слова отсылаю к замечательной страничке «Мониторинг малого и среднего предпринимательства в Республике Хакасия» на сайте Правительства РХ. Там вы одну за другой откроете статистические таблички по разным кварталам и можете ужасаться: в графе «Динамика» стройный ряд минусов. Приведу здесь только одно, но очень показательное сравнение из данных за третий квартал 2017 года: в октябре 16-го в Хакасии было 7071 малое предприятие, а на октябрь 17-го их уже 5 687. Минус 1384 предприятия. То есть, минус 19,6%. Ничего себе, да?

Слабенький рост демонстрирует временами только один показатель – количество занятых в этой сфере людей. Но и он, увы, не радует, потому что отражает больше не реальный рост, а попытку наших соотечественников, уже лишившихся другой работы, хоть как-то выжить собственными силами. Не хочу вас огорчать, но большая часть «новеньких» долго не продержится. Ибо в целом картина тревожная.

Кто-то скажет: оно и понятно. Реальные доходы населения снижаются уже четыре года, соответственно, падает и покупательная способность, роняя самый зависящий от нее сегмент экономики. Очевидно? Да. Давайте рассматривать этот фактор как некий общеэкономический шторм. Но вот скажите мне: допустимо ли во время шторма делать пробоину в днище судна? Любой «флотский» нам покрутит у виска – ни в коем случае. Но именно это сейчас и происходит. В роли капитана с топором выступают налоговые органы Российской Федерации, в роли топора – печально знаменитый ФЗ-54, закон, обязывающий предпринимателей применять онлайн-кассы, а также другие фискальные инициативы с 2018 года. Ну а рядовой представитель исчезающего вида предпринимателей, кажется, решает про себя: быть ли крысой, прыгающей за борт, или матросом, затевающим бунт. Самое интересное, что кончиться и то, и другое может примерно одинаково.

Но может быть, перестанем фантазировать на тему последствий и разберемся в событиях? Потому что среди наших читателей точно немало найдется людей, далеких от бизнеса вообще. У них может возникнуть иллюзия, что их трагедия не коснется. Коснется обязательно. Закрытием привычных торговых точек, повышением цены в оставшихся, мало того, приходом на рынок крупных предприятий-монополистов, а еще повышением конкуренции на рынке труда. Может оказаться, что ваши работодатели крепко задумаются: держать ли вас, любителей побродить по социальным сетям в рабочее время, на старой зарплате или нанять на ваше место двоих за ту же цену. И я уже не говорю о том, а говорить об этом правда не хочется, что перенасыщение биржи труда агрессивными и предприимчивыми кадрами обязательно приведет к скачку преступности. И объектом новых мошеннических схем будут, с высокой вероятностью, не банки и корпорации – уж они-то нарастили себе броню за это время, – а совершенно не готовые к такому повороту слабо защищенные социальные слои. Ну что, достаточно ли я вас запугал? Тогда давайте разбираться.

Закон был принят еще 3 июля 2016 года, но вступление его в действие не стало одновременным для разных форм собственности. Первыми бремя кассовой дисциплины понесли организации и юридические лица, для индивидуальных предпринимателей все еще действует временная преференция, введенная новой редакцией закона ФЗ-290. Но до первого июля 2018 года и они обязаны будут приобрести и установить у себя кассу. Причем кассу не простую, а умную: выбивая чек, она одновременно отправляет его содержание прямиком в фискальные органы и фиксирует операцию на специальном накопителе, своего рода жестком диске. Теперь уже утаить факт получения прибыли невозможно, а значит невозможно и не уплатить налог. «Так что же получается, до этого мелкие предприниматели, значит, регулярно утаивали свои доходы?» – спросит обыватель. Нет, не думайте так плохо о нашей налоговой. И до этого не утаивали. Часть из них, платящая процент с прибыли (оборота), обязывалась подтверждать свои доходы и расходы документами. Но это малая часть, потому что для такой работы нужно нанимать бухгалтера или самому посвящать львиную долю времени оформлению и расчетам. А этого мелкий предприниматель себе позволить не может, он зачастую главный, если не единственный работник сам у себя. Поэтому абсолютное большинство пользовалось и пользуется так называемой «вмененкой», или ЕНВД, – системой, при которой налог платится с единицы занимаемой площади. А уже государство само решает, сколько с этой площади взимать в зависимости от того, как она используется. Так, квадратный метр магазина продуктов обходится в одну сумму, парикмахерской в другую, мастерской по ремонту компьютеров и телефонов – в третью. Чувствуете подвох? Ты платишь фиксированную сумму налогов, независимо от того, сколько товаров или услуг ты продал, но каждую свою продажу тщательно документируешь и все сведения о ней отправляешь туда… туда, где их никто никогда рассматривать не будет. А потому что зачем?

Все это было бы даже весело, если бы не было так грустно. Давайте посчитаем, во сколько обойдется все это бедному предпринимателю, любителю бесполезных отчетов. Шучу, это не по любви, конечно, но отказываться все равно нельзя. Кассовый аппарат стоит 30 000 рублей, обслуживание около 3 000 рублей в месяц, замена фискального накопителя примерно 8 000. Всего, по подсчетам председателя российского союза предприятий зообизнеса Кирилла Дмитриева (приведены порталом 2018god.net): «Российским представителям малого предпринимательства за переход на новую систему потребуется выложить порядка 75 млрд рублей. Возникают опасения и по поводу судьбы института самозанятых работников, который рискует исчезнуть под грузом непомерных издержек». Кирилл прав. Если в другие, более сытые годы, потратить такую сумму просто для того, чтобы тебе позволили продолжить работу, было еще как-то можно – ну как всегда: поскулили, пометались и заплатили, деваться-то некуда, то в благословенном 2018-м это куда сложнее. Просто так достать эти деньги из кармана смогут разве что единицы. Да и они предпочтут отдать половину этой суммы толковому юристу, который найдет схему вывода предприятия в бескассовую зону. К слову, зона эта продолжает существовать, и с ней связан отдельный веселый момент. Сейчас я перечислю освобожденных «счастливчиков», а вы попробуйте представить их, стоящих в один ряд. Поехали. Работать без кассы смогут: кондуктор в автобусе, повар в школьной столовой, торговец продовольствием с открытого прилавка на рынке, мороженщик, разносчик еды в вагонах, ремонтник обуви, приемщик стеклотары, торговец ценными бумагами, резчик ключей и мастер народных промыслов, сиделка, носильщик и наемный копатель огородов. Представили? И как вы думаете, что в этом ряду работяг в заляпанных фартуках делает мужчина в дорогом костюме с кейсом в руке? Правильно. Это торговец ценными бумагами. Не правда ли, ему неуютно в этой компании?

Кстати, о хорошо одетых людях с кейсами. Хочу вас обрадовать, их количество должно возрасти. Дело в том, что введение системы кассинга предполагает появление сразу нескольких структур, обслуживающих этот процесс. Экспертов контрольно-кассового оборудования, юристов, заключающих договоры об обработке данных, программистов, менеджеров и, наконец, операторов фискальных данных (ОФД). Нельзя же в самом деле просто послать информацию в налоговую, нужно создать организации, которые будут эту информацию обрабатывать и хранить. И этот титанический труд, разумеется, должен щедро оплачиваться из бюджета. Из того самого бюджета, который очень сильно пострадает от недополучения налогов сотен развалившихся предприятий. Обратившись к факту 20%-го падения, которые я привел в самом начале статьи, легко себе представить, как после 1 июля 2018 года останутся бороться за выживание пять сотен предпринимателей и фермеров, зато появятся несколько тысяч клерков, призванных обеспечить правильную уплату налогов этими пятью сотнями. В дополнение к уже существующим сотрудникам налоговой службы, пенсионного фонда, фонда социального страхования. Нет, я уважаю труд этих людей, и в своей практике мне не раз приходилось сталкиваться с действительно умными и ответственными налоговиками, которые явно работали на своем месте. И все-таки… Не знаю, как вам, а мне это очень сильно напоминает поговорку про одного с сошкой и семерых с ложкой, а еще ту барыню, которая требовала немедля убрать всех этих грязных и грубых крестьян и заменить их нарядными танцорами и певцами, ну или там цветочницами, садовниками какими-нибудь, но чтоб непременно пели и пританцовывали. И улыбались.

У нас пока улыбаться плохо получается, честно вам скажу. У меня нет данных по другим регионам России, да и тут потребовался бы серьезный анализ, но в том, что касается Хакасии, я уверен – ущерб малому бизнесу будет непоправимый. Многие люди просто окажутся на улице с вопросом: и куда теперь? Они пошли бы работать на заводы и крупные предприятия, в конце концов большинство – молодые, сильные, динамичные. Но заводов и крупных предприятий слишком мало. Школы, больницы, СМИ – не резиновые, и все не могут быть депутатами. Да и в рекламе работать тоже сложно, когда некого рекламировать. А главное – и это самое, пожалуй, самое отвратительное – то, что предприниматели – это носители пассионарного потенциала. Их можно растворить, вытеснить, отдать на съедение крупным сетям из других регионов, превратить в «офисный планктон». Но можно ли потом вернуть обратно, когда потребуется? Вряд ли. Недаром приходит на память история о хунвейбинах и воробьях. Хотя, знаете, воробьям все-таки было хуже. Их врагами народа объявили. А малый бизнес у нас любят. И поддерживают.

Сергей МУРАЙ


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Защита от спама *