Суббота, Июнь 6, 2020

  /  Погода в Абакане

Главная > Газета > Футбольная жизнь Левы Сложеникина

Футбольная жизнь Левы Сложеникина

Он долго мне объяснял, где находится его частный дом неподалеку от «китайского рынка». После нескольких минут плутаний захожу в ограду. Навстречу мне бежит черная собачонка. Она молоденькая и совсем не злая.

– Вы не бойтесь Маню, она не кусается, – слышу я голос хозяина. Передо мной появляется пожилой мужчина в джинсах, с возрастом не набравший лишних килограммов. Чувствуется – занятия спортом, в частности футболом, не прошли для него даром.

– Лева, – хозяин протягивает руку для знакомства.

– Вас же Леонтий зовут, – отвечаю и протягиваю свою.

– Это по паспорту, а для всех я Лева.

Заходим в дом. Зная цель моего визита, Лева выносит из другой комнаты альбом с фотографиями. Разглядываем их и начинаем беседу.

Вы коренной абаканец? – спрашиваю.

– Да. Начинал учиться в школе № 1, с 1-го по 4-й класс, но потом родители на год уехали на Север. Там я в пятом классе начал изучать английский, а в школе № 1 преподавали немецкий. Английский оказался в школе № 5. Там и начал заниматься футболом, участвовал в турнирах среди дворовых команд. Тренера как такового не было, но это нас не смущало, днями напролет гоняли мяч.

Если мне память не изменяет, то в 1966 году при взрослых клубах начали создавать юношеские и детские команды, так как был командный зачет. Мы играли в детской команде «Строитель». Тогда и появился первый тренер Александр Рудов.

Школа № 5 была восьмилеткой, поэтому десять классов я окончил в школе № 30.

Причем Толя Ольховик, в дальнейшем известный абаканский футболист, тогда уходил, выпускался, а мы, свежие силы, пришли…

Кстати, интересная вещь. Почему Ольховика прозвали «Зеленкой»? Много разных версий ходит. Говорят, у него спортивное трико было зеленого цвета?

– Ерунда. У него вельветовая куртка была зеленая. В ту пору это было круто… Перед армией я поехал в Красноярск поступать в политехнический институт на строительный факультет. До экзаменов тренировался в институтской команде, которая играла тогда на первенстве Красноярского края. Короче, экзамены я провалил и вернулся в Абакан. Поступил на вечернее отделение общетехнического факультета Красноярского политехнического института. Правда, проучился недолго, не видел смысла, так как на носу была служба в армии. Пошел работать на мехзавод, заодно играл в футбол за «Торпедо».

В армии поначалу была «учебка» в Саратове, потом направили в Киргизию на станцию Луговая, где стоял учебный полк ВВС. Там обучали летному делу ребят – выходцев из дружественных нам арабских стран. Я же служил в полку радиомехаником. В футбол играли, но только с гражданскими из близлежащих населенных пунктов. Команду тренировал я, так как сам ее создавал.

После службы в армии в Абакане по настоянию мамы, которая мечтала, чтобы я получил хоть какое образование, я поступил на очное отделение политехникума. На тот момент в городе с футболом было не очень. Команды существовали, пока были деньги, и распускались, когда они заканчивались – никакой стабильности. А тут в город из Красноярска в 1973 году приезжает Витя Медушко (он учился там в сельхозинституте) и говорит мне: «Поедем в край, я там за «Металлург» играю, тебя тоже возьмут». «Металлург» тогда играл в чемпионате города и Красноярского края. Политехникум я уже окончил – и согласился. В Красноярске я жил у Вити Медушко, устроился на работу. В «Металлурге» игроки были освобождены на весь футбольный сезон, но зимой работали. Потом Витя женился, а я после недолгих скитаний по разным комнатам стал жить с другим игроком нашей команды: Валерой Романцевым, старшим братом знаменитого Олега Романцева. Причем в квартире Олега, а тот предпочитал жить у матери.

Сколько лет вы играли за «Металлург»?

– Почти два сезона.

Почему же ушли?

– Я не ушел, меня отчислили.

Нарушали спортивный режим?

– Нет, просто так получилось. Мы приехали в Абакан на игры чемпионата Красноярского края. Здесь был «куст». Играли мы, Абакан, Минусинск и Шушенское. После последней игры наш тренер Иван Гетман отпустил меня домой, встретиться с мамой, а утром в 10 часов я должен был быть в аэропорту. Я утром пришел в назначенное время, а команды нет. Потом выяснилось, что «Металлург» улетел еще рано утром на почтовом самолете.

В этот момент в аэропорту собралась абаканская команда «Локомотив». Ее возродил Саша Черных, после учебы в Омском институте физкультуры. Он и говорит мне: «Лева, ну что тебе в Красноярске делать? У нас в Абакане скоро такая команда будет, закачаешься! Мы летим в Кызыл на товарищескую игру, давай с нами». После того как он обрисовал перспективы «Локомотива», я согласился, зная, что следующую игру «Металлург» проводит в рамках турнира, приуроченного к Дню металлурга. Я сыграл за «Локомотив» в Туве и вернулся в Красноярск. Понятно, что с опозданием. Гетман предложил мне уволиться, что я и сделал. Вернулся в Абакан в 1975 году и стал играть за «Локомотив». В 1978 году большинство игроков «Локомотива» вместе с тренером Сашей Черных перекочевали во вновь образованную команду «Вагонмаш» при вагоностроительном заводе. В «Локомотиве» остались Слава Мажников и Николай Плынин…

Николай Плынин был же директором стадиона «Локомотив»? Такой здоровенький, грузноватый мужичок…

– Да он и в молодости стройным не был, но попробуй от него убеги, всех догонял!

На «Абаканвагонмаше» условия нам создали шикарные! Круглогодично платили зарплату, пообещали квартиры.

Все шло хорошо. Наша команда участвовала в чемпионате Красноярского края, до того момента, пока завод в 1980-м не принял на свой баланс команду мастеров по хоккею с мячом «Саяны». Понятно, что по статусу «Саяны» были выше, да и завод не мог потянуть две команды. В связи с этим «Вагонмаш» распался. Игроки разбрелись кто куда. Саша Черных, Петя Кульша и Володя Безнощенко перешли в минусинскую команду «Электрон», я же остался на заводе и работал слесарем-инструментальщиком. Работа была интересной, да и платили очень хорошо.

То есть с футболом вы завязали?

– Почему же. Я играл, по старой памяти, за «Торпедо». Саша Черных был неутомимым, целеустремленным человеком. Он вновь создал клуб, который назывался «Саяны», и тот стал выступать среди команд коллективов физкультуры. Несмотря на то, что мне было в ту пору 37 лет, Саша пригласил меня в «Саяны». В 1988 году мы стали чемпионами Сибири и получили право играть во Всероссийском финале КФК, который проходил в поселке городского типа Изобильный Ставропольского края.

По итогам турнира «Саяны» заняли третье место, которое давало возможность на следующий год участвовать в чемпионате СССР во втором дивизионе.

Я вас не помню в играх чемпионата…

– А я и не играл. Просто помог ребятам попасть во вторую лигу. К тому же команду нужно было усиливать игроками более высокого класса.

Помните, в Абакан приезжала сборная ветеранов Москвы? Вы играли в этом матче?

– Да, но случайно. Я пришел на стадион в качестве зрителя. Ребята говорят: «Лева, во втором тайме выйдешь на замену? Не каждый день в Абакан москвичи приезжают». Думаю, а что мне терять? И вышел. Помню, в воротах у москвичей играл олимпийский чемпион Мельбурна, заслуженный мастер спорта Борис Разинский, а еще талантливый нападающий, мастер спорта международного класса Владимир Козлов.

Я тоже был на этом матче. Наши ветераны проиграли 1:3…

– Это же шоу. Помните как Коля Макаров по прозвищу Макар бил пенальти? Он даже до ворот не добил, но судья посчитал, что нужно перебить. Коля ударил, Разинский сымитировал, что мяч не достал. Зато как публика ликовала!

Мне говорили, что вы играли в одной команде с Иваном Ярыгиным?

– Абсолютно верно, в «Строителе». Иван играл в воротах на юношей, а я был в детской команде.

И какой из него вратарь, как вы считаете?

– Он ведь очень фактурным был. При выходе из ворот его не то что соперники, свои боялись. Такой громила на тебя идет, пришибет ведь! (смеется).

Вы на какой позиции играли?

– На всех. Я же долгую жизнь в футболе прожил (смеется). Но в основном в полузащите. В детстве играл на позиции нападающего, а под занавес спортивной карьеры – уже в обороне. Играть приходилось и в воротах – в команде «Сказка», по ветеранам, когда ломали нашего вратаря.

Почему же Юрий Михайлович Хомухин в «Локомотив» вас не брал?

– Он меня даже в детскую команду не взял. Уже позже я у него спросил: «Почему?».

Так он мне ответил: «Лева, у тебя 152 сантиметра роста, куда я тебя возьму?»

А Марадона, Месси?

– Не знаю. Видимо, тогда такой эталон в футболе существовал. В армии я вытянулся в росте.

Как вы считаете, сегодня футбол сильно изменился?

– Конечно. Он стал более агрессивным, более быстрым, более силовым. Футбол ведь развивается, не стоит на месте. Другое дело, что изменилось отношение к занятиям футболом среди детей.

Я помню, как мы с Юрой Парменовым на стадионе «Урожай», будучи мальчишками, подавали мячи Толику Ольховику, который отрабатывал свои удары по мячу. Да о чем говорить! Взять того же Юру Парменова, который, будучи инвалидом детства и хромая на одну ногу, играл за «Торпедо».

Сегодня родители привезут детей на тренировку на машине, потом забирают, и мало кто из них останется на час-другой поработать с мячом.

Вот вы говорите – футбол-футбол, а еще были какие-то увлечения в вашей жизни?

– Рыбалка.

Какая?

– Только на удочку.

А сетями?

– Это не мое.

Беседовал Сергей ДЕНИСОВ


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Защита от спама *