Суббота, Июль 4, 2020

  /  Погода в Абакане

Главная > Газета > Но каждый все-таки надеется дожить…

Но каждый все-таки надеется дожить…

В предыдущем номере газеты «Абакан» был опубликован материал журналиста Татьяны Зыковой «Вопрос жизни и смерти». Речь в нем идет о хроническом дефиците инсулина. Особенно так называемого «длинного», т. е. оказывающего длительное действие. К сожалению, автор этих строк вот уже десять лет тоже «сидит на игле» и является региональным льготником. И надо сказать, что до 2012 года больших проблем не возникало. Препарат тогда выдавали в центральной аптеке на ул. Ленина. А если и бывали задержки на день-два, фармацевты записывали телефон и при поступлении инсулина тут же звонили и предлагали забрать. Но теперь все изменилось. И далеко не в лучшую сторону…

Во-первых, инсулин, как и раньше, можно получить только по рецепту эндокринолога или участкового терапевта. Согласно графику, участковые врачи два-три дня в неделю ведут прием до 16, а то и до 18 часов. Однако аптечный киоск в поликлинике (кстати, это – единственное место, где можно получить медикаменты для лечения диабета) работает строго по регламенту: в 16.00 – «избушка на клюшке». Почему? Ну, положим, пациент чувствует себя неплохо, живет в центре города и ему не составляет труда приехать в поликлинику на следующий день. А если это 75-летняя бабушка с Согры? Пусть умирает старушка, она уже достаточно пожила – так, что ли?

Во-вторых, врач аккуратно выписывает больному медикаменты, однако не знает, есть таковые в наличии или отсутствуют. Но ведь у нас теперь все данные «расфасованы» по компьютерам? Неужели нельзя поставить такую программу, с помощью которой доктор мог бы узнать о наличии того или иного препарата, а не гонять людей взад-вперед по этажам? Молодой же провизор, сидящий в киоске, работает «на автомате»: этого нет, этого тоже нет, когда будет – неизвестно, рецепт мне ваш не нужен, звоните. И правда, он же только «на выдаче». А между прочим, в поликлинике имеется отдельный специалист-фармацевт. Но, судя по всему, он тоже «не в курсах на курсах».

Что касается льготной аптеки на Кирова, тут тоже своя песня. 15 июля с. г. мне были выписаны таблетки под названием «лориста», которые регулируют давление. Причем доктор с медсестрой хором уверяли, что «уж этого-то добра – завались». В тот же день, отстояв приличную очередь, я предъявила рецепт девочке в окошке вышеназванной аптеки. Нету! «Мы позвоним». Сегодня начало ноября. За это время я купила уже три упаковки «лористы» в обычной аптеке, и, естественно, за наличные. Не звонят. Может, им телефон отключили?..

Я хорошо и давно знаю героиню статьи в «Абакане» Ирину Кононовну Кидиекову. И искренне сочувствую ей, поскольку сама нахожусь в таком же «подвешенном» положении. Вчера вставила в шприц-ручку последнюю ампулу инсулина. Сегодня с ужасом думаю: завтра иду к участковому терапевту выписывать рецепт, неужели в окошке выдачи мне опять скажут «Нету»? Ни рисулина, ни биосулина, ни хумулина. То есть из «длинных» инсулинов – ничего! А о дибикоре и гларгине фармацевты из нашего Минздрава, видимо, и слыхом не слыхивали…

Отнюдь не собираюсь спускать всех собак на наше республиканское министерство. Хотя бы потому, что подобные «засады» происходят в доброй половине регионов. А еще надо сказать спасибо федеральным льготникам, для которых Москва на тот же инсулин аккуратно выделяет деньги. Но они предпочитают получать льготы в натуральном виде, т.е. в рублях. Но ведь болячка-то никуда не исчезла! Идут к врачам и становятся региональными льготниками, тем самым увеличивая расходы республиканского бюджета. Такая вот интересная арифметика!

Но мне не дает покоя вот какой вопрос: почему инсулин не продается в обычных аптеках? Это же не наркотик, в конце концов, и даже не настойка боярышника! И никому кроме диабетиков он не нужен. Мне говорят: он дорогой, поэтому аптеки его и не берут, боятся, что спроса не будет. Однако те же аптеки буквально завалены импортными препаратами, на упаковках которых запредельные цены. За ними тоже не особо убиваются, потому что есть более дешевые отечественные аналоги. Однако их завозят, а инсулина нет. Никакого: не импортного, ни российского, ни льготного, ни за наличные. Чиновники привычно оправдываются: денег нет. А люди в больничных очередях говорят: «Видать, не тех и не всех посадили!». И я их понимаю. На что им уповать? На Бога? А дальше как в том стишке начала прошлого века:

И господь бедняге

Передать велел:

«Умирай, бедняга,

Если заболел!»

Почему за рубежом инсулин можно купить в аптеке, как обычный аспирин? (Мой старший внук, живущий в Германии, предложил привезти «пару коробок». Я на минутку представила, что ему скажут наши славные таможенники, и отказалась). Поэтому обращаюсь к господам из Министерства здравоохранения: может, все-таки попробовать сделать заказ владельцам местных частных аптек? Пусть сначала будет сотня килограмм инсулина (или в чем он там измеряется?), но чтобы была хоть какая-то надежда. Ведь диабетом болеют вполне финансово благополучные люди, а не только неимущие пенсионеры. Да и у тех, возможно, есть дети, которым небезразличны родители. Думаю, частники не раскаются, сбыт будет. Дорого? Наверное. Только жизнь, она, знаете ли, дороже…

Маргарита ЛОГИНОВА


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Защита от спама *