Понедельник, Март 8, 2021

  /  Погода в Абакане

Главная > Газета > Вы слушаете «Енисейское радио»!

Вы слушаете «Енисейское радио»!

Когда тебе плохо

И накатит грусть,

Не сделать ни вздоха,

Грустишь – ну и пусть!

И пусть всё летит,

Спасает одно,

Так дорожу тобой –

Енисейское радио!!!

Открытку с этими летящими строками подарили своему любимому радио поклонники 12 ноября 2007 года. Не прошло и недели, как обожаемая многими радиоволна стала прошлым.

Эксклюзивное навсегда

«Привет всем, кто настроен на волну сто пять и семь!» – эти слова диджеев своего любимого радио я слышала и возвращаясь домой днем после учебы, и вечером… «Енисейское радио» нельзя забыть. В нашем городе оно было наикрутейшим. Пора его пришлась на пору юности, а эти годы – лучшие в жизни.

Эфиры первой в регионе FM-радиостанции были музыкально неисчерпаемы. Благодаря своему «зависанию на волне» я стала разбираться в мировой музыке. Познакомившись с Евгением Штольцем и общаясь с Сергеем Столетовым – диджеями, чьи эфиры я слушала регулярно и очень внимательно, – могла удивить своими знаниями кого угодно. Золотое было время… А в 2007-м наступил конец.

Раньше, чем где-либо!

Евгений ШТОЛЬЦ, программный директор «Енисейского радио», уже давно живет в Москве. В настоящее время он работает на радиостанции Rock FM. Задаю Жене несколько вопросов.

«Енисейское радио» было и остается лично для меня образцом формата. Ничего лишнего…

У меня на протяжении всех лет на посту программного директора было сложившееся и стабильное понимание звучания станции. Всё, чего я добивался – это яркая музыкальная палитра в эфире, собственный стиль.

Знаю, что порой мы раздражали, но на фоне однообразного музыкального болота хоть кто-то должен был предлагать нечто иное. Мы продвигали в массы самые широкие пласты новой музыки. У слушателей на уровне подсознания должно было быть зацементировано: «Только на «Е-радио» – лучшая новая музыка! Раньше, чем где-либо!»

Что тебе было легче: вести, скажем, вечерний интерактив или обычный эфир?

Я с удовольствием работал со звонками слушателей, разговаривая на человеческом языке, а не натягивая на себя маску этакого весельчака с постановочным голосом и не следуя нафталиновым стереотипам Гостелерадио. В принципе, я способен на любую эфирную работу.

Всегда с огромным интересом слушала «Музыкальный трамплин», про «Гонндурас» вообще молчу…

С Сергеем Столетовым мы в свое время сошлись во мнении, что так и не раскрылись до конца в совместном утреннем проекте «Гонндурас», не реализовали и половины возможного.

Твой взгляд на современную музыку?

В современной музыке меня всё устраивает. Всё циклично, предсказуемо, без удивлений и откровений – может, поэтому я не очень расположен к ней и предпочитаю старье.

Эфиры – это святое

Вещать «Енисейское радио» начало 5 ноября 1997-го года. Сначала было тестовое звучание, только-только стали пробовать музыку в эфире. А 14 ноября радио открылось.

Мы все были очень молоды и заражены одной идей. Мы работали не ради денег. Работали круглосуточно, без отпуска, работали и в новогоднюю ночь, – говорит Наталья КОРОЛЁВА. На «Енисейском радио» эфиры она вела девять лет – с 26 сентября 98-го года и до самого конца.

14 ноября 2007 года мы отметили десятилетие, а 18-го узнали, что радио со всеми архивами переходит к другому собственнику. После этой новости ушли практически все. Классическое «Енисейское радио», концепцию которого создавал Евгений Штольц, погибло, – говорит Наталья. – Золотой период, когда вещало настоящее «Енисейское радио», был завершен.

Конечно, такая радиостанция во времена, когда в Абакане интернет был редкостью, стала для горожан настоящим подарком, дивом!

Евгений Штольц был первым диджеем, который вышел в эфир. На следующий день в эфир вышел Александр Молчанов. Впоследствии стали приходить другие люди, их было очень много. Кастинг был страшенный! Я пришла, когда радио было девять месяцев. И сто человек на место – это было нормально, – рассказывает Наталья. – Вместе со мной пришел Алексей Морозов, а вскоре и Юрий Покореев.

К тому времени на радио уже работали Евгений Штольц, Александр Молчанов, Ирина Дягилева, Юлия Антропова, Кристина Романова, Вадим Южаков и Сергей Столетов. Любимыми и популярными диджеи «Е-радио» стали очень быстро.

У нас был хороший, четко выверенный формат. За это отвечал Евгений Штольц, он был у руля с самого начала, – говорит Наталья. – Под концепцию, которую он придумывал, всё и организовывали. Женя – преподаватель французского, выпускник иняза, он был предрасположен к иноязычной музыке изначально. Этого формата «Енисейское радио» придерживалось до конца.

Плей-листы эфиров составлял Женя? – спрашиваю я.

Да. Диджеи знали наизусть, что можно включать, а что нельзя. В основном у нас была иностранная музыка. В формате три к одной или четыре к двум. Русских хитов – а это был русский рок – звучало очень мало.

Фирменные отбивки, джинглы первоначально делал Александр Молчанов, первый звукорежиссер «Е-радио». Его профилем была ночная чил-аутная либо электронная музыка, большей частью английская. Были программы «Саботаж», чуть позже – «Без паники». Уникальный формат «Енисейского радио» чем-то напоминал московское радио «Максимум», которого, естественно, в Хакасии не было. В основном ориентация была на иностранные радиостанции, за пример программный директор брал именно их.

Эфиры – это святое, – говорит Наталья. – Ты сам от этого не откажешься, у тебя будет ломка. Когда проникся этим, отказаться уже невозможно.

В студии стояло несколько больших магнитофонов. В тот момент, когда заканчивалась определенная песня, диджей должен был выйти в эфир, свести финал предыдущей и начало следующей песни.

Это было непросто, мы этому учились, – говорит Наталья. – За правильным попаданием в аутро и интро строго следили. Один из страшных снов, который снится мне периодически уже двадцать лет, таков: я нахожусь в студии, на одном диске у меня заканчивается песня, а новый диск не заиграл. У меня страшная паника, я выхожу в эфир, начинаю говорить, а в это время руками судорожно перебираю, чтобы у меня этот диск все-таки начал играть. На самом деле такие случаи были, это технические ошибки.

Говорить что-то в микрофон и одновременно вытаскивать диск из одного проигрывателя, ставить в другой, включать, высчитывая интро, – такой сноровкой мог похвастаться не каждый.

Этим мастерством в идеале владели Штольц и Столетов, – замечает моя собеседница. – Они сводили очень грамотно, у них уже учились другие.

«Енисейцы» первыми в Абакане стали заниматься организацией концертов. И каких людей приглашали! Михей, Земфира, Найк Борзов, DJ Грув… Осенью 1999 года, узнав, что в гостинице «Интурист» будет пресс-конференция мегапопулярной тогда Земфиры, я устремилась туда.

Самый первый стадионный концерт в жизни Земфиры был в Абакане. Она после вспоминала это событие: были заняты все трибуны. Она приехала как раз тогда, когда вышел ее дебютный альбом. Концерт состоялся 7 сентября 1999 года, – вспоминает Наталья. – Земфира реально была на пике популярности, и мы, когда она пришла в студию, очень нервничали. Больше такого бешеного трепета перед звездами не было никогда.

У каждого диджея «Енисейского радио» была своя армия поклонников. Был фан-клуб, причем его никто не организовывал, поклонники делали это самостоятельно.

Их было много! – улыбается Наталья. – Они дарили нам шарики, цветы, встречали нас после эфиров, писали письма, отмечали наши дни рождения и кричали под окнами «Ура!» Если у кого-то из диджеев было плохое настроение в эфире – немедленно звонили: «Что случилось? Кто тебя обидел?» Но я не могу сказать, что нас все любили, естественно. Мы были очень закрытой тусовкой. Не корпоратив – это была определенная среда.

Я помню огромный шкаф с дисками в студии. Он просто поражал, и так хотелось услышать всю музыку, хранящуюся в нем!

Дисков было, думаю, несколько тысяч. У нас не один шкаф был – диски и в коробках лежали, – говорит Наталья. – Сборники, альбомы, русские и иноязычные. Диски мы привозили сами.

Помимо моря качественной музыки «Енисейское радио» дарило людям возможность общаться. «Утренний привет» и «Вечерний привет», где диджеи включали заказанные людьми песни, – это одно. Совсем другое – ночная программа «Как дела?», которая велась с двух до четырех часов ночи. Это были ночные разговоры.

Мы могли говорить о погоде, о новом фильме, – рассказывает Наталья. – Постоянно обсуждались личные дела. Кредит доверия нам был огромным, всем диджеям приходили мешки писем.

В 2007 году «Енисейскому радио» подарили… звезду! Она была официально зафиксирована в астрономическом реестре как звезда «Енисейское радио».

Это очень символично, – говорит Наталья. – Словно «Енисейское радио» стало далекой звездой. Через несколько дней мы узнали, что радио переходит к другому собственнику, и весь основной состав тогда уволился. Дальше было радио южносибирского периода, которое не имело к нам никакого отношения.

Многие звезды «Енисейского радио» разъехались. Евгений Штольц уже давно живет в Москве, Сергей Столетов – в Санкт-Петербурге. Алексей Морозов живет за границей, в Новой Зеландии.

Лика КРАСКО


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Защита от спама *