Пятница, Январь 22, 2021

  /  Погода в Абакане

Главная > Газета > Житейские истории: заложники долей

Житейские истории: заложники долей

«Квартирный вопрос» испортил (и продолжает портить) не только москвичей. Увы, «заложниками долей» в собственных квартирах сегодня являются миллионы семей в нашей стране. Судя по криминальным сводкам, в крупных городах с «космической» стоимостью недвижимости владельцы небольших долей нанимают «выживать» из собственного жилья других собственников «черных риелтеров», которые за деньги «организуют» им шумных асоциальных квартирантов-соседей, вынуждая как можно скорее избавиться от долей на невыгодных условиях и съехать. Или выкупить чьи-то «микродоли» по баснословной цене. Но неприятными соседями вполне могут стать и родственники, имеющие доли в квартире и решившие поселиться в одном жилье и устроить за него родственную «войну».

Отстаивают свои права по инстанциям и в судах в подобных случаях далеко не все жильцы. Практика показывает, что попытки избавиться даже от неродных, даже от нарушающих закон соседей могут длиться месяцами и даже годами. Чего уж говорить о родственниках!

В Абакане, судя по приведенной ниже истории из нашей почты, тоже живут и страдают «заложники долей». Это — пример конфликта между родственниками, который порой может принять такие формы, что назвать такие отношения родственными уже язык не поворачивается. И со стороны странно, почему при таком отношении родных одна из сторон еще размышляет: судиться – не судиться с ними? Все-таки, родные люди…

Выжить «по-родственному»

«Здравствуйте, уважаемая редакция!

Не знаю, как быть со сложившейся в нашей семье сложной ситуацией. С одной стороны, не хочется огласки и судов. Все-таки дело касается родственников. С другой стороны, родственники уже перессорились из-за квартиры, и непонятно, кто и что дальше предпримет. Такое ощущение, как будто люди стали друг другу неродными, как только дело коснулось недвижимости.

История вкратце такова: нашей семье по наследству от моей бабушки досталась двухкомнатная квартира. Моя взрослая дочь со своим ребенком-подростком с ней жила и помогала ей.

У бабушки мы были не единственными родственниками, а вот жилье у нее было одно. И она не смогла определиться, чтобы завещать кому-то одному свое жилье. В конечном итоге после ее смерти разгорелась «война за наследство» между родственниками, и доли в ее квартире достались разным людям. Доля 2/3 квартиры оказались у моей дочери, а 1/3 — у внука бабушки, который жил в другом городе. Его отец после вступления в наследство подарил ему свою долю.

Наследник неожиданно переехал и заселился в квартиру вместе с моей дочерью и ее ребенком в расчете или выкупить «подешевке» доли моей дочери, или заставить ее выкупить у него долю втридорога. Он просит за нее миллион рублей.

Он создает дочери и ее ребенку невыносимые условия для жизни. Но так, чтобы не нарушать закон.

Во-первых, в квартире — не посторонние личности-квартиранты, которых можно было бы выселить, если бы их неофициально пустили родственники или они бы нарушали закон, а родственник. Кстати, для нас было странно, что его действия поддерживают его близкие. Они пытались вести переговоры и требовать у моей дочери миллион, иначе «она пожалеет».

Во-вторых, новосел устраивает проблемы так, что по закону «прикопаться» сложно. Он ведет себя шумно и специально включает громко молодежную музыку, но только в отведенное законом время. Как и собирает полную квартиру шумных друзей. Однако они не пьют и не дебоширят. Грубит он дочери и ее ребенку по одному. Чтобы не было свидетелей. А многие его действия можно было бы назвать «мелкими соседскими пакостями», если бы они не повторялись изо дня в день и не делали бы существование невыносимым. Например, он постоянно подсыпает в еду, которую готовит дочь, соль и сахар в большом количестве. Он передвигает с места на место мебель и ее вещи, говоря, что они ему там мешали, а перемещать вещи по квартире не запрещено законом. Он подолгу занимает ванную, когда она собирается стирать…

Понятно, что на одной жилплощади они не уживутся и проблему с долями надо как-то решать. И судиться не хочется, как советуют юристы, к которым обращались. И противно объявлять неофициальную «войну» новому в жильцу в квартире. Как-никак, родственник. Дочь готова выкупить его долю, но за гораздо меньшую сумму и в рассрочку. Так сказать, по-родственному. Только родственники не хотят снижать аппетиты и вести себя по-родственному.

Может быть, кто-то из читателей был в подобной ситуации и может посоветовать какие-то не запрещенные законом выходы из подобных конфликтов, без судов? Ждем советы через газету.

Мария Николаевна Н.»

Позиция Верховного суда РФ

В сентябре этого года Верховный суд на примере вынужденных соседей — собственников долей в одной квартире разъяснил, на что и кто имеет право в подобных ситуациях. Отмечается, что типичной ситуацией стало, когда собственники малых долей заявляют свои права на вселение.

В решении Судебной коллегии по гражданским делам Верховного суда РФ содержатся некоторые полезные советы. Конечно, в каждом деле — свои нюансы. А в подобных делах, если полюбовно договориться не удается, точки над i обычно ставит суд.

Конфликтная ситуация, которой касается решение, могла сложиться где угодно, но возникла в Новосибирске. Гражданин-собственник 3/9 в праве общей долевой собственности в трехкомнатной квартире подал в суд на супругов, прописанных и проживающих в этой квартире (им, кстати, принадлежали остальные доли).

Истец требовал вселить его в жилье к супругам. И его не волновало, что при такой доле выделить соответственное ей помещение было невозможно. Надо сказать, что претендент на проживание в квартире был супругам даже не родственником: совершенно посторонним им человеком, купившим по случаю долю у предыдущего собственника. Районный суд отказал ему во вселении, но областной отменил это решение. И принял другое: не создавать истцу препятствий в пользовании жильем. Супругам пришлось обратиться в Верховный суд, который в конечном итоге признал незаконными притязания владельца несущественной доли.

При принятии решения (в пользу супругов) Верховный суд принял во внимание, что «в Гражданском кодексе статья 288-я, а в Жилищном 17-я говорят, что жилые помещения предназначены для проживания людей. Но если у жилья несколько собственников, то статью 30 Жилищного кодекса о праве граждан распоряжаться своей собственностью надо увязать со статьей 247 Гражданского кодекса о владении имуществом, которое в долевой собственности. Таким долевым имуществом надо распоряжаться по соглашению сторон. А если согласия нет, то по решению суда. Собственник доли имеет право на владение имуществом, соразмерным его доли. Если это невозможно, то он имеет право требовать от других владельцев компенсацию за свою долю».

В конкретном случае комнаты были больше доли нового собственника, вдобавок к этому он никогда не жил в квартире. После рассмотрения этой ситуации в деталях Верховный суд пришел к выводу, что при вселении нового владельца была бы нарушена статья 247 Гражданского кодекса. Она гласит, что необходимо учитывать реальную возможность пользования жильем, чтобы при этом не нарушались права людей, уже живущих в квартире. В противном случае будет нарушен баланс интересов участников общей собственности.

Из описания читательницей конкретного абаканского случая ясны не все нюансы дела (например, непонятно, вселился внук усопшей по решению суда или «по-родственному»), только его суть. Возможно, наши читатели дадут какие-то полезные советы, исходя из собственного опыта: как можно выйти из подобной ситуации, не испортив родственных отношений окончательно, но при этом решив возникшую проблему с жильем?

Подготовила Карина АЛФЕЕВА


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Защита от спама *