Суббота, Август 24, 2019

  /  Погода в Абакане

Главная > Газета > Доброта по-абакански: детская беда не может быть чужой

Доброта по-абакански: детская беда не может быть чужой

Пару лет назад, листая ленту новостей в соцсети, увидела фотографию семьи своей давней приятельницы. Такие красивые, веселые, счастливые, талантливый фотограф сумел передать настроение благополучной семьи. Вглядываюсь в родные лица, улыбки… Стоп! А это кто? У главы семейства на руках девочка лет двух, хохочет-заливается, крепко держа мужчину за шею. Неужели втайне от всех успели родить и никому не сказали? Или родственница в гостях оказалась? Да что гадать, пишу в «личку» и с нетерпением жду ответа.

«Привет!» – через несколько минут в окошке сообщения застрочил виртуальный карандаш: «Это наша Наташа, мы ее удочерили полтора года назад».

Вот это да! Да у них своих трое, и решились на такой серьезный поступок! Зная характер подруги, поняла: должно было произойти что-то из ряда вон, чтобы она приняла в семью чужого ребенка.

– У нас через два подъезда семья живет – мать, отец и двое ребятишек, – рассказала Ирина по видеосвязи. – Нищета беспробудная, он пьет круглые сутки. И она не отстает. Никто никогда не видел их трезвыми или чтоб на работу ходили. Ребятишки вечно по двору болтаются, кто покормит их, кто игрушку сунет какую, кто одежду ненужную отдаст. По осени было: мальчишка в сандалиях по слякоти выбежал, так соседка своего пацана ботинки ему надела. Куда опека смотрела – не знаю. Может и приезжали к ним, да разве кто в курсе, что в чужой семье происходит, не те сейчас времена, каждый за себя переживает. А тут мои младшие гулять пошли, обратно несутся, прямо с порога: «Мама, пошли скорей, там такое!..» Я в чем была вылетела, они меня в эту самую квартиру привели. А там…

Ирина прервалась, видно, эмоции еще до сих пор не отпускают, хоть и достаточно времени прошло.

– Ты представляешь, мамаши нет, отец пьянющий лежит на кухне поперек входа, грязища, бутылки, тряпки, вонища аж глаза режет, весь…ну под себя в туалет сходил… Детей не видно. Прошла в комнату – на пороге кровь. В самой комнате темно из-за грязных окон, и выключатель не работает. Захожу – на меня собака грязная, тощая бросается. Рычит, лаять пытается. Пригляделась – в углу копошится кто-то. Ну, думаю, только щенков тут и не хватает для полноты картины. Что я потом увидела, ни в какие рамки не вписывается. Она не щенков защищала! Она ребенка! Представляешь! – Ирина снова замолчала, потом возмущенно продолжила. – Вокруг люди, айфоны, интернеты, а у нас в доме собака вылизывает человеческого детеныша! Я чуть не поседела, пока из рванья малышку доставала. Худющая, вся в струпьях каких-то, плакать уже не может – пищит, как мои услышали, не пойму. На вид от силы несколько месяцев. Сын футболку снял, завернули, папаша так и не очнулся. Вышли из квартиры, попросила дочь номер полиции набрать. Пока они ехали, отмыла, молока дала, благо после младшей еще бутылки остались. Сама трясусь, мои ребятишки онемели, просто в шоке. Пока бумаги все заполнили, уснула малышка. Забрали ее. Я ночь не спала, другую, думала с ума сойду – вот оно же под боком какое творится! Мать потом нашли пьянющую в пригороде, дети у тетки в деревне. Их забрала опека. А Наташу – мы ее Наташей назвали – определили пока в стационар. В принципе, она здоровенькой родилась, но дефицит веса страшенный, диатез, бронхит… Да много всего. Пока она там, мы с мужем решили, не просто так мои ребятишки услышали и нашли ее. Никогда я не была ни суеверной, ни религиозной, а тут захлестнуло. На удивление нам и согласие дали, и документы быстро сделали. В общем, как только здоровье позволило, забрали мы Наташку домой. Вот больше года уже скоро, как вместе живем, хорошая девочка. Генетика? Нет, это не пугает, развитие человека от окружения зависит. А мы ее добром окружили и любовью.

Потом Ирина показывала фотографии, которые делались чуть ли не ежедневно. На них можно проследить, как малышка понемногу набирает вес, начинает улыбаться, становится нормальным, пухлощеким младенцем, за которым глаз да глаз. Наташка машет ручонкой в монитор и напевает песенку на одном ей известном языке. Не найди ее в свое время иринины дети, думаю, ей было бы не до песен.

Уверена, Ирина многого недоговаривает, но не от недоверия, а просто старается забыть.

Эта история случилась не в Абакане. Однако мы не можем быть уверенными на все сто, что где-нибудь и у нас, совсем рядом, не происходит что-то подобное. Наша жизнь складывается так, что мы зачастую не знаем наших соседей даже в лицо, не говоря уже о том, что происходит за дверями их домов и квартир.

Мы не обращаем внимания на чумазых ребятишек, бегающих по нашим дворам, запрещаем своим детям приводить домой кого попало. И мы уже не мажем на хлеб варенье, чтобы накормить всех, кто гурьбой забежал вместе с твоими в подъезд. У нас художки, музыкалки, развивалки – мы можем себе это позволить, зря что ли горбатимся с утра до ночи в своих офисах?

К счастью, мы понемногу учимся делиться вещами – отдаем уже ненужные тем, кому они пригодятся, но делиться добром получается немного хуже. Может, просто потому, что нас этому не учили? Мы гонимся за разным добром, забывая о том, что рядом есть люди, которым нужна помощь. Нет, я не призываю возрождать утопический коммунизм в рамках Абакана, но подумайте, неужели сложно быть немного внимательней к нашим старикам, которые нуждаются в поддержке, нашим матерям- и отцам-одиночкам, которым очень нужна помощь, но они просто не говорят об этом вслух.

В последнее время стало очень распространенным явление под названием «яжемать» – это особая категория женщин, которые часто злоупотребляют радушием и доверием горожан ради собственной выгоды. И теперь, боясь стать героиней очередного поста в соцсети, действительно нуждающаяся женщина никого не станет просить. Но это в том случае, когда речь идет о сложном материальном положении. А когда мы видим ватагу мамашек на лавочке во внутреннем дворе любой многоэтажки Абакана, расположившихся с баллоном пива, а вокруг в клубах сигаретного дыма возятся в колясках малыши, мы чаще всего отворачиваемся – делать замечания бесполезно. Да, это их дети, они вольны с ними делать все, что угодно, хоть обкуривать, хоть пивом поить. Да, они всего по стакану, и потом, они же не кормящие – что такого-то. Ой, посмотрите, святые вокруг собрались.

Согласно статистике Министерства образования Хакасии из 10 детских домов в республике осталось только два. Ребятишек разбирают по домам, по семьям. Дают им шанс вырасти в нормальной, полноценной семье. Дают возможность получить образование, воспитание, как говорили раньше – путевку в жизнь. Но, конечно, не каждая семья на это способна – принять чужого ребенка как своего. Я не знаю, как я сама бы поступила в подобной ситуации.

Но мы можем быть наблюдательнее и, увидев, как пьяный агрессивный родитель набрасывается на своего сына, просто набрать номер уполномоченного по правам ребенка в Хакасии – Ирина Евгеньевна Ауль еще никому не отказала в помощи. Просто обратиться в органы опеки в Абакане на Жукова, 10, и рассказать о том, что происходит у нас за забором. Мы настроили слишком высокие заборы, чтобы отгородиться от чужих проблем.

Многие говорят, что усыновлять чужого ребенка – это мучительно долго. Однако, это не совсем так, единственный документ, получение которого займет время – это справка об отсутствии судимости. Да и то, сегодня ее получение через портал госуслуг тоже перестало быть проблемой. Многие говорят, что генетику еще никто не отменял – мало ли кто были родители ребенка. А вы хорошо знаете свою родню? И если бы дела обстояли действительно так, в полноценных семьях у нас бы не было такого количества больных детей, детей с агрессивным поведением. Значит, все-таки ребенка создает общество, в котором он растет.

Абакан – добрый город, живя в нем, хочется совершать хорошие поступки. И для этого не нужно уймы свободного времени или денег. Оглянитесь, сколько вокруг каждый день проходит городских бесплатных мероприятий, на которые можно отправить своих детей, чтобы они не болтались без дела по двору. А если подсказать своему сыну или дочке – возьми с собой соседского Пашку, он не злой и не пакостный, его просто не научили любить, поэтому он такой колючий, покажи ему, что жизнь может быть другой. Что можно прямо во дворе читать книжки и играть в «классики», что можно прийти в библиотеку и поиграть или что-нибудь создать на мастер-классе. Ведь городом специально ежедневно устраиваются десятки мероприятий не только для детей из благополучных семей. Кто решил, что Машке, мама которой выглядит неважно после вчерашнего, не хочется вместе со всеми попрыгать на батуте или побывать на экскурсии? Мы учим наших детей навешивать ярлыки, хотя сами в соцсетях без конца репостим душещипательные цитаты о равенстве и внутренней красоте всех людей.

Оглянитесь, абаканцы, у нас есть кому помогать. Просто вместе мы сможем добиться гораздо большего. И тогда у нас появится шанс воспитать новое поколение горожан великодушным (от слов «великая душа») и умеющим любить по-настоящему.

Анна СПАССКАЯ


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Защита от спама *