Вторник, Февраль 19, 2019

  /  Погода в Абакане

Главная > Газета > И с каждым она разговаривала…

И с каждым она разговаривала…

22 декабря исполнится ровно год с тех пор, как с нами нет Татьяны Ежовой. Той, чье имя не вызывает равнодушия. Для кого-то она была умной и принципиальной ведущей знаменитой программы «Разберемся», для кого-то коллегой, для кого-то мамой и бабушкой. Каждый вспоминает ее по-разному. Но всегда с легкой грустью и теплотой. Как вспоминают хороших друзей, которые продолжают жить в наших воспоминаниях.

«Как вас звать-величать?»

– Одно из моих воспоминаний о ней: Татьяна Сергеевна стоит и объясняет старенькому телезрителю, как ему надо действовать, чтобы на его проблему наконец обратили внимание, – говорит известный журналист и телеведущая Марина Канадакова. – Я до сих пор помню, как она рассказывала: «Вот смотрите, сначала вы пишете заявление. Обязательно в двух экземплярах, чтобы один потом оставить себе. Второй экземпляр у вас должны взять, а на первом поставить штамп С этого момента ваше заявление становится документом, на который обязаны отреагировать. Если не отреагируют, позвоните мне. Будем разбираться, все будет хорошо…» И мне кажется, для нас всех (ее коллег) это был один из лучших мастер-классов по гражданско-правовой культуре и, самое главное, человеческой доброте. Татьяна Сергеевна была хороший человек.

За все то время, что мы работали на одном телеканале, я ни разу не видела, чтобы после звонка телезрителя в редакцию она положила трубку и позволила себе комментарий вроде: «Как же надоели эти жалобщики!» или «Опять эти скандалисты звонят», – продолжает Марина Канадакова. – К ней за помощью и советом приходили самые разные люди. Разного возраста, характера, с разными проблемами. И с каждым она разговаривала.

– А знаете, с чего она начинала разговор? Она задавала вопрос: «Как вас звать-величать?», – вспоминает коллега Татьяны Ежовой Игорь Зиберев. – И этим мгновенно располагала к себе. А дальше начинала слушать и уточнять. Вникать в проблему, искать пути решения. Почему ее так любили телезрители? Потому что людей не обманешь. Любой человек чувствует, когда его слышат и понимают, и ценит такое внимание. Положа руку на сердце, давайте спросим себя: а у каждого ли из нас хватит терпения выслушать и осмыслить проблему другого человека? И каждый ли захочет и сможет этим заниматься? Не время от времени, а каждый день. А Татьяна Ежова могла. И вот что удивительно: на телевидение она никогда не стремилась.

Продолжая династию

«В 66-м я оканчивала одиннадцатый класс, и один из корреспондентов телевидения пригласил старшеклассников разных школ в студию. Тема передачи: «Кем я хочу быть?», – написала в своих воспоминаниях, посвященных юбилею старейшего телевидения Хакасии, Татьяна Ежова. – Лампы, от которых дикая жара в павильоне, репетиция разговора задолго до эфира (ведь никаких записей программ тогда и в помине не было), объективы двух телекамер, нацеленные на тебя… В общем, ужас! Журналистику для себя я тогда связывала только с газетой. С «Советской Хакасией», где вышли мои материалы, где работал папа…»

– Вы, наверное, уже знаете, что члены нашей семьи – в журналистике в трех поколениях. Сначала дедушка, потом мама и отец, теперь вот я, – рассказывает сын Татьяны Ежовой Антон. – И возможно, мама думала, что старшая внучка Маша тоже выберет этот путь. Но сейчас об этом говорить рано.

«Ей было пять лет, когда я купила ей компьютер, – писала Татьяна Ежова. – Не для стрелялок. Она уже отлично читала и начала придумывать «рассказики». У нее природное чувство языка».

– Мама с таким же удовольствием общалась с внучками, как когда-то я с дедом, – продолжает Антон. – В детстве я часто у нее спрашивал: «Мам, можно я после школы к дедушке?» – «Ладно». И это было для меня таким счастьем! Дедушка был классический близорукий интеллигент в больших очках, и я любил у него бывать. У него была огромная библиотека, и мне нравилось проводить там время, нравилось читать книги. Мама и сама всю жизнь не выпускала книгу из рук. А на телевидение, как вы теперь знаете, она все-таки попала. Правда, все началось с радио.

«На неприметной улочке Богдана Хмельницкого… Осваивала репортерский магнитофон, принципы монтажа, озвучивала «Пионерию» – детский радиожурнал… Но в штат меня не приняли – не было мест, – пишет в воспоминаниях знаменитая ведущая программы «Разберемся». – А через полгода приказом направили на областное телевидение – и уж там-то пришлось пройти «и огонь, и воду, и медные трубы»… Я не боялась слухов «приняли по блату», хотя отец был известным журналистом и почти другом моих начальников. У меня был опыт, «натаска», публикации на радио и в газете, и «ежовское» непроходимое упрямство… Но доказывать на ТВ, что ты не лыком шит, пришлось, за просто так там своим не станешь.

Равнодушие запрещается

– Татьяну же долго в эфир не выпускали, – вспоминает режиссер Людмила Швецова. – Тогда правила были очень жесткими, гораздо более жесткими, чем сейчас: если ты появляешься в кадре, то ты должен соотвествовать по всем статьям. Критериев было очень много, и дикция – один из главных. А Владимир Анин, наш звукорежиссер, считал Татьянино произношение несовершенным. Это позже пришло понимание: что если ты идешь читать новости, там нужна идеальная дикция, а если это авторская программа, тогда твое произношение – часть твоей индивидуальности. Насколько я помню, впервые Татьяна появилась как ведущая в программе «Равнодушие запрещается». И тогда же появилась эта знаменитая зеленая лампа, которая присутствовала потом почти во всех ее программах. «Равнодушие запрещается» – это была такая программа обо всем, что представляло тогда проблемы людей. А к ним относилась и экология (убирать мусор на озере Баланкуль начали еще тогда), и неблагополучные семьи (наши корреспонденты ездили в рейды с милицией), и другие проблемы, которыми был озабочен, например, «народный контроль». И эта критика была действенна! Наверное, даже действеннее, чем сейчас. И кстати, выпускала программу редакция «Пропаганды».

С микрофоном и камерой

– Есть фото, на котором Татьяна Сергеевна совсем еще девчонка в очках и в шапке, – вспоминает известный журналист и телеведущая Марина Канадакова. – И мне кажется, в душе она всегда оставалась вот такой девчонкой: энергичной, живой, которая готова кинуться в любую пучину с микрофоном и с камерой. С ней было комфортно работать. Несмотря на то что почти вся ее команда состояла из молодых людей, она с ними всегда находила общий язык. И я ни разу не слышала, чтобы на совместную работу с ней кто-то пожаловался.

«Телевидение – творчество командное, – пишет в своих воспоминаниях Татьяна Ежова. – Не в том смысле, что один «строит», а остальные пляшут под его дудку, а в том, что мы работаем единой командой: автор, режиссер, кинооператор, звукорежиссер, монтажер. Если «накосячит» один, пойдет насмарку весь материал. Поэтому в теорию и практику телевизионной журналистики вошло правило подбора команды по взаимопониманию. Был такой прибалт-телевизионщик Рейн Каремяэ – это он стал классиком этой идеи, хотя она уже была основой любой нормальной работы.

– Свою самую знаменитую программу «Разберемся» Татьяна Сергеевна вела уже в солидном возрасте, и при этом она не выглядела какой-то «архаичной», – продолжает делиться мыслями Марина Канадакова. – У меня не было ощущения, что она «вещает» о чем-то миру. Татьяна Сергеевна обращалась к зрителю. Когда она садилась вести программу, она как будто видела того, для кого она это рассказывает. Именно рассказывает. О сложных вещах простым и понятным языком.

Умей быть дипломатом

– Она всегда работала с удовольствием, – вспоминает сын Татьяны Ежовой Антон. – Для мамы журналистика была не просто чем-то, чем она зарабатывала на жизнь, а важной частью этой жизни. Я не помню, чтобы она когда-нибудь делила свой день на «работу» и «личное время», когда можно прийти домой и заниматься только своими делами.

Когда она писала для газеты, она давала в конце колонки свой личный телефон. И это вызывало у многих коллег сильное удивление. Как так? Журналистам же обычно звонят в редакцию! А она не видела в этом ничего особенного. Мама считала, что это правильно, что любой читатель в любой момент может ей позвонить и поделиться своим мнением о материале или предложить поднять злободневный вопрос. Часто бывало так, что она с утра и до позднего вечера не выпускала трубку из рук. Потому что с раннего утра и до вечера были звонки, звонки, звонки. Она могла сидеть со мной за столом и наливать чай, одновременно слушая чью-то историю или объяснения на том конце линии, а потом вдруг встать, выйти в соседнюю комнату и начать что-то говорить, убеждать, требовать. Но что лично меня в ней всегда восхищало: если она чего-то требовала (комментарий ответственного лица, информацию, исправить безобразие), она никогда не делала это в ругательном или претенциозном тоне. Мама даже с оппонентами разговаривала очень дружелюбно. И при этом жестко и непоколебимо. Она удивительным образом умела это совмещать. Знаете выражение: «Не лебези перед начальником, не возвышайся над дворником»? Так вот, впервые я услышал его от мамы. Она часто повторяла: «Умей быть дипломатом». И всю свою жизнь я стараюсь жить так, как она меня учила.

Записала Мария КИДЯЕВА


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Защита от спама *