Понедельник, Апрель 12, 2021

  /  Погода в Абакане

Главная > Без рубрики > Откровенно — о службе в полиции

Откровенно — о службе в полиции

Валя родилась в День знаний, 1 сентября, и стала второй девочкой в многодетной семье: всего у родителей было восемь детей, почти все мальчишки. Жили на станции Разгон Тайшетского района Иркутской области, а спустя 18 лет, аккурат к совершеннолетию девочки, была построена трасса мужества Тайшет – Абакан, которая и открыла дорогу во взрослую жизнь для многих юношей и девушек.

Валентина не последовала примеру подруг, которые устремились в Иркутск и Красноярск, а отправилась прямиком в Абакан. «Деревенская, неопытная, – вспоминает тот переломный период Валентина Сафроновна, – сразу сняла комнатку в квартире и стала искать работу. К бабушке, у которой я поселилась, приходила женщина – медицинский работник, она-то и предложила мне устроиться в детский приемник-распределитель при ОВД Абакана».

Должность была вольнонаемная, о погонах и не мечталось. Уже в сентябре 1966 года юная Валентина стала воспитателем для ребятишек в возрасте от трех лет. Помещались в учреждение и практически ее погодки – парни были на голову выше и иногда пытались шутить с девушкой.

– Приемник был закрытого типа, то есть содержались подростки в закрытых комнатах, а у нас были огромные связки ключей, и даже в туалет их нужно было провожать. Иду я как-то с 16-летним парнем по коридору, его должны были вскоре перевести в специализированное училище за проступки, а он мне и говорит: «А не боитесь вы со мной вот так вечером по коридору идти вдвоем?» И улыбается, а сам здоровый, как взрослый мужчина, высоченный. Но я не растерялась: «Нет, а что мне тебя бояться?» – говорю. На том диалог и закончился. А потом-то, конечно, как подумала, что сделать он мог, так страшно стало, – делится воспоминаниями Валентина Сафронова.

Детский приемник-распределитель на улице Нагорная в Абакане был рассчитан на 20–30 детей, но жили там порой и по 40 ребятишек. Содержаться в приемнике они могли не более месяца, а далее малышей, брошенных родителями, помещали в детские дома, а подростков-нарушителей – в специализированные учебные заведения. Конечно, последние туда явно не хотели и всячески старались сбежать.

Стоит отметить, что начало работы совпало с еще одним значимым событием в жизни Валентины – она познакомилась со своим избранником и спустя пару месяцев вышла замуж (11 ноября этого года супруги отметят золотую свадьбу, 50-летие совместной жизни – прим. автора). Муж Валентины работал монтажником-высотником на железной дороге, он также приехал в Абакан издалека, и никого роднее друг друга в чужом городе у них не было. Жили очень дружно, и нередко муж помогал нашей героине как раз с беглецами.

«Допустить побег из приемника означало понести наказание, – вспоминает Валентина Ворожцова, – в основном это ударяло по и без того небольшой зарплате, были также дисциплинарные взыскания. Поэтому мы как легкоатлетки пускались вдогонку за беглецами и нередко настигали их уже у забора, пока они еще не успели перелезть, или на той же улице. А убегали они очень просто: сидишь с детьми вечером в комнате, они тебя обступят, ты им книжку читаешь или рассказываешь что-нибудь, а один в это время тихонечко из комнаты шмыгнет в соседнюю, где мы обычно телевизор с ними смотрели, и через окно на улицу, этаж был первый.

Однажды у меня парень сбежал, я его не догнала. По улице за ним бежала, кричала: «Помогите!» Так мой муж вместе со мной на машине поехал его искать. В первую очередь на вокзал – приехали, а он и правда там. Муж его хвать, а прохожие кричат на него: что это вы, мол, с ребенком делаете, мы сейчас милицию вызовем! Пришлось объяснять».

Еще тяжелее обстояли дела с малышами: их в детский приемник привозили в основном коллеги из линейного отдела внутренних дел, что на транспорте. На вокзалах трехлеток бросали мамаши, иногда сорванцов снимали с поезда, и если родителей не находили – помещали в детские дома. До сих пор со слезами на глазах Валентина Сафроновна вспоминает, как читала малышам книжки, кормила с ложки, как они называли ее мамой, а потом долго прощались у стен казенного учреждения. Как болело сердце за каждого из них. В ту пору она уже и сама стала мамой, но своего старшего сына уже в полгодика отдала в ясли и поскорее вернулась на работу. По утрам на двух автобусах отвозила малыша на другой конец города, чтобы помогать чужим детям. К слову, за некоторыми детдомовцами в итоге возвращались родители, попавшие на время в трудную жизненную ситуацию, находили и забирали их домой.

Попадали в приемник и дети из благополучных семей: из дома они бежали, начитавшись книжек о путешественниках или в пику родительским запретам. А милиционерам сочиняли, что дома их бьют и не дают есть. Конечно, сотрудники в итоге узнавали правду, связывались со встревоженными родителями сорванцов и передавали тех назад.

За 11 лет работы в детском приемнике-распределителе Валентина Ворожцова успела побывать воспитателем, ночным надзирателем, эвакуатором (работники, которые занимались непосредственно распределением детей, – прим. автора), и даже поваром. Коллектив был дружный: вместе делали на работе ремонт, катались на лыжах в Минусинском бору и жили в палатках на Тагарском озере.

Именно поэтому тяжело было прощаться с коллегами, когда Валентину Сафроновну пригласили в профилактическую службу на аттестованную должность: «Начальник детского приемника Татьяна Миронова не хотела меня отпускать, пошла на принцип: перевода не дала – только через увольнение. Так и получилось: сегодня уволилась из приемника, а завтра уже была зачислена в ОВД в звании рядовой милиции. Было нас два человека на 120 с лишним тысяч абаканцев. Выступали в школах, институтах, на предприятиях. Рассказывали о кражах и грабежах, предупреждали о правилах сохранности имущества. Я первое время очень волновалась, не могла ничего ни есть, ни пить. Ведь выступать приходилось перед большой аудиторией без всякого ораторского опыта. Набрасывала себе тексты, а дальше импровизировала. Также писала статьи: хорошо помню, как одна женщина варила вареники, а дверь входную закрыть забыла – так воришка украл из ее сумки кошелек. Я эту историю тогда описала в газете «Абакан»».

С рядовой Валентина Сафроновна дослужилась до майора милиции: успела побывать и дознавателем, и участковым, а на пенсию вышла в 1998 году. До сих пор с ней на улице здороваются уже ставшие взрослыми дети, которым она когда-то помогла в жизни. После службы Валентина Ворожцова наконец смогла раствориться в семье: воспитывает внуков от двоих сыновей, старший из которых сейчас живет в Германии. Любит ездить на дачу, а по возвращении угощать всю детвору во дворе яблочками да ранетками, еще любит рыбалку и превосходит в этом занятии даже собственного мужа.

Годы службы не сделали ее безразличной: она по-прежнему принимает боль каждого близко к сердцу и жалеет, кажется, всех вокруг. Такие люди действительно вдохновляют: на чуткость, верность своему делу и какую-то безграничную заботу об окружающих.

Ирина ПОЛЕЖАЕВА


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Защита от спама *