Вторник, Август 20, 2019

  /  Погода в Абакане

Главная > Газета > Дело… прекратить за недоказанностью состава преступления

Дело… прекратить за недоказанностью состава преступления

Этой статьей мы продолжаем совместную с Верховным судом РХ рубрику, в которой рассказываем о громких делах прошлого. Зачем его ворошить? Это – наша история, которую не перепишешь. Многие дела, хранящиеся в архиве суда, поражают наших современников тем, насколько успели измениться законы, типичные преступления, а также отношение к ним общества.
Сегодня заглянем в документы из архива Верховного суда РХ, связанные с пересмотром т. н. политических дел. Приговоры, вынесенные «врагам народа» в 1937–1938 гг., начали пересматриваться в 1956–1957 гг. Проведенные расследования открыли шокирующие факты о массовой фальсификации дел «врагов народа». Часто страшные обвинения строились только на бездоказательных словах свидетелей и показаниях обвиняемых, полученных во время допросов.

Поводом обратиться к этой теме стала скорбная дата: 30 октября по всей стране, в том числе и в нашем городе, проходили траурные мероприятия, приуроченные ко Дню памяти жертв политических репрессий. В сталинское время они коснулись почти каждой семьи. По разным данным, в Хакасии от них пострадало от 60 до 85 тысяч человек, а в отдельно взятом Абакане – более 20 тысяч горожан. На сегодняшний день в республике проживают порядка 3800 репрессированных и реабилитированных, в их числе — депортированные и дети пострадавших от репрессий. Тех, кто прошел сталинские лагеря, осталось менее 20 человек на всю Хакасию… Пожилые очевидцы событий 1930-х уходят, а вместе с ними — правда о страшном времени, которую нужно передать дальше, чтобы такого больше не повторилось. В этом важном деле могут помочь и сохранившиеся архивные документы.
Обстановка в Хакасской АО была отражением общезоюзной
Сначала напомню, что пик сталинских репрессий пришелся на 1937–1938 гг. Он был спровоцирован Пленумом ЦК ВКП(б) в марте 1937 года, на котором И.В. Сталин представил доклад «О недостатках партийной работы и мерах ликвидации троцкистских и иных двурушников». Главными врагами Советского государства были объявлены троцкисты, превратившиеся, по мнению Сталина, в «…беспринципную и безыдейную банду вредителей, диверсантов, шпионов, убийц, работающих по найму у некоторых разведывательных органов». Слова «великого кормчего» были восприняты как руководство к действию. Причем он даже назвал конкретное количество «врагов народа», которых надо отыскать: «…троцкистов, зиновьевцев уже арестовано 18 тысяч. Если взять 30 тысяч, значит 12 тысяч остается». То есть репрессии организовывались по плану сверху.
Под плановые показатели арестовывали нужное количество людей и подгоняли обвинения. В большинстве случаев следствие не проверяло истинность описанных в деле «фактов». Даже самых абсурдных.
Ситуация в Хакасской АО была отражением общесоюзной. Известно, что по спущенному Красноярским УНКВД плану предписывалось арестовать три тысячи скрытых врагов народа. Эти цифры озвучил на заседании бюро ОК ВКП(б) начальник Хакасского УНКВД Н.П. Хмарин.
Как их «искали»? Управление НКВД разработало… план конкретных репрессивных мероприятий, чтобы достичь нужных показателей. От его пунктов сегодня волосы встают дыбом. Приведем отдельные примеры. «1. Арестовать всех членов бюро обкома, всех первых секретарей райкомов и вторых, если они связаны были с обкомом. 2. Арестовать всех членов облисполкома, председателей городских и районных исполкомов и сельских Советов (последних по выбору). 3. Арестовать в ближайшее время всех прокуроров, их помощников и следователей прокуратуры, в том числе прокурора области, председателя облсуда, председателя юридической коллегии адвокатов…» Как видим, запланированный удар в первую очередь, был направлен на интеллигенцию. Это подтверждается и местными примерами, приведенными ниже.
Конкретные примеры: «…признаны виновными в том, что состояли членами белогвардейско-монархической диверсионно-повстанческой группы»
Расскажу двух «громких делах» сталинского времени, в которых фигурировали абаканцы, на документах из архива Верховного суда РХ.
Открыв наугад страницу в увесистой подшивке материалов за 1957 год, я увидела документ областной прокуратуры, направленный в областной суд, под названием «Протест (в порядке надзора)». Из него стало ясным, что прокуратура требует отмены постановления тройки Управления НКВД Красноярского края от 2 декабря 1937 года в отношении десяти осужденных по резонансному делу абаканцев. Судя по приведенной информации, пострадали представители интеллигенции: например, по делу проходили председатель коллегии адвокатов Хакасской автономной области Петр М., бухгалтер педучилища Никифор Х., старший бухгалтер ОблЗУ Иван П., бухгалтер Дома соцкультуры Владимир О., командир катера «Стахановец» Яков Н., завуч школы Александр У. Они были арестованы и осуждены по абсурдным обвинениям в том, что состояли в «…боевой дружине контрреволюционного белогвардейско-эсеровско-ровсовского заговора, организованного на территории Хакасской автономной области Японской разведкой». Из материалов дела следовало, что «ровсовский заговор ставил своей целью подготовку кадров для вооруженного восстания внутри страны в момент нападения капиталистическо-фашистских стран на СССР и с помощью последних свергнуть Советскую власть». Описывались роли, которые якобы отводились в заговоре обвиняемым. Например, М. (помимо прочего) обвинили в том, что он «…как можно старался защищать контрреволюционный элемент в процессах», а также в подготовке к распространению контрреволюционных листовок.
В протесте не сообщается, какой был вынесен приговор. Однако в документе есть пометка, что дело пересматривалось по жалобе жены одного из осужденных. Вероятнее всего, он был жив. Возможно, все еще отбывал срок в лагерях, как и его товарищи. И в 1930-е, и в 1940-е, и в 1950-е годы стране остро были нужны рабочие руки, а заключенные были массовой бесплатной рабсилой, поэтому «врагов народа» не обязательно расстреливали. Часто их отправляли в исправительно-трудовые лагеря на длительные сроки.
Спустя какие-то десять лет после страшных обвинений в измене Родине политическая ситуация после смерти И.В. Сталина успела измениться настолько, что при пересмотре дела прокуратура не усмотрела в нем доказательств вины осужденных и письменно пояснила, на чем были построены бездоказательные обвинения: «Кроме показаний обвиняемых, данных ими при первых допросах, когда они полностью признали виновными не только себя, но и назвали других лиц как участников контрреволюционной боевой дружины, органы НКВД не располагали другими бесспорными и юридически полноценными доказательствами о виновности привлеченных к уголовной ответственности».
В протесте подробно приводятся основания, почему постановление тройки УНКВД от 2 декабря 1937 года подлежит отмене: «Следствие по делу проведено с грубым нарушением социалистической законности: уголовное дело не возбуждалось, все лица были арестованы без достаточных оснований – при отсутствии каких-либо доказательств об их контрреволюционной деятельности… В результате несоблюдения норм процессуального и материального права вина в контрреволюционной деятельности всех осужденных по данному делу не установлена… На основании изложенного и руководствуясь ст. 16 Закона о Судоустройстве СССР, союзных и автономных республик Постановление… отменить, дело производством прекратить за недоказанностью состава преступления». Что и было сделано Хакасским областным судом.
В другом (также взятом наугад) протесте областной прокуратуры также приводятся детали «громкого дела» 1938 года, большей частью фигурантов которого были жители Абакана. Оно во многом напоминает предыдущее с той лишь разницей, что «преступной группе» (тоже по большей части состоящей из интеллигенции) были предъявлены абсурдные обвинения в участии в другой антисоветской группе. На этот раз постановлением тройки УНКВД Красноярского края были осуждены шесть человек: экономист областной конторы «Главрыба» Евлампий А., бухгалтер Хакоблпотребзоюза Клим Х., член коллегии адвокатов Николай К., ветсанитар Абаканской ветлечебницы Петр Г., а также старатель с прииска Ужунжуль Акиндин Ш. и десятник лесозавода из Усть-Абаканского района Евгений Я. Интересно, эти представители разных организаций и профессий вообще были знакомы? Или попали в одно дело случайным образом? Все они «…были признаны виновными в том, что состояли членами белогвардейско-монархической диверсионно-повстанческой группы».
Областной прокуратурой отмечается, что «…следствием не добыто никаких данных о контрреволюционной деятельности обвиняемых». А также то, что «все допрошенные по делу говорят об активно проводимой ими контрреволюционной агитации и распространении пораженческих слухов, но не указано конкретно, где именно и между какими лицами они проводили свою работу. Свидетели по делу совершенно не допрашивались».
На основании этих и других выводов прокурор Хакасской АО С. Адушкин требовал в Протесте отмены упомянутого выше постановления тройки УНКВД и «дело производством прекратить за недоказанностью состава преступления». Что также было сделано. Справедливость восторжествовала, однако невинные люди уже пострадали.
Подобно описанным обвинениям возникали «из ничего» и тысячи других «громких дел» в сталинское время. В работе В.Н. Тугужековой и С.В. Карлова «Репрессии в Хакасии» об этом рассказывается подробно. В том числе приводится шокирующая информация, озвученная в конце 1950-х следователем УНКВД Хакасской АО Д.П. Кузнецовым. Он объяснял одну из причин, по которой массово фабриковались дела: «В НКВД Хакасской автономной области до 1937 года было мало дел, и работа признавалась неудовлетворительной. Начиная с 1937 года из Управления НКВД Красноярского края стали поступать контрольные цифры на аресты… Первоначально Управление НКВД Хакасии арестовывало лиц, на которых были кое-какие оперативные материалы и дела, а затем во исполнение контрольных цифр, получаемых из края, стали арестовывать лиц без всяких оснований либо только на основании непроверенных показаний ранее арестованных».
Страницы истории листала Татьяна ЗЫКОВА


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Защита от спама *