Вторник, Январь 19, 2021

  /  Погода в Абакане

Главная > Газета > Находят те, кто ищут!

Находят те, кто ищут!

 Сегодня выяснением судеб пропавших без вести бойцов занимаются не только поисковые организации, но и отдельные энтузиасты. В их числе – жительница Абакана Татьяна Десятникова в сотрудничестве с единомышленницей из Германии Тамарой Миллер.

Используя открытые источники, например, объединенный банк данных «Мемориал» Министерства обороны РФ, они выяснили судьбы сотен человек и уточнили найденную информацию. В том числе об уроженцах Хакасии и отдельно взятого Абакана. Причем у поисковиков сложилась своя специализация поиска – советские воины, погибшие в плену. Читатели «Абакана» часто задают вопрос: а насколько эффективен поиск спустя столько лет после войны? И чем могут помочь энтузиасты в выяснении судеб людей, попытки узнать судьбы которых с помощью запросов в солидные ведомства ничего не дали? Да, энтузиастам удается помочь не в каждом случае. Истории у всех разные. Кто-то из пропавших без вести был в плену, и его судьбу, в том числе место захоронения, реально выяснить по карточке военнопленного. А кто-то погиб в ожесточенном бою, и его останки до сих пор не найдены. А данные о ком-то просто исказили не очень грамотные писари, поэтому его судьба отражена в документах, осевших в архивах, но искажения мешают родственникам найти информацию. Выясненные данные о жителях нашего региона Татьяна передает их родным (поиском которых параллельно занимается с помощью соцсетей, СМИ и добровольных помощников) и в республиканский военкомат. Исходные данные, включая лагерные карты на немецком, энтузиастки обычно находят в «Мемориале» и в других открытых источниках. Затем Татьяна работает с ними здесь. А Тамара делает то, что от нее зависит, в Германии: если нужно, переводит документы с немецкого на русский язык, созванивается с управлениями кладбищ военнопленных и уточняет, уточняет…

Уточнений требуется много, т. к. ошибки в документах военных лет – частое дело. Конечно, поисковикам удается помочь не всем обратившимся к ним за помощью. Однако эффективность помощи добровольцев становится очевидной, когда заходишь на сайт «Авиация СГВ», где они размещают информацию о погибших в плену земляках (по ссылке: http://www.sgvavia.ru/forum/126-4927-1). Там же они отмечают, родственников каких бойцов удалось найти, и делятся этими историями. То, что реальные люди узнают о судьбах родных фронтовиков более 70 лет спустя… То, что они потом уточняют места захоронений и едут туда, чтобы почтить память родных бойцов… Эти живые примеры могут вдохновить на поиск всех сомневающихся в эффективности любой поисковой работы энтузиастов. Ведь находят те, кто ищет! Вот, например, трогательная история военнопленного Кузьмы Степановича Сука, 1911 года рождения, который призывался на фронт Абаканским ГВК (по другим данным, Черногорским ГВК) в начале войны – 27 июня 1941 года. Вскоре, 24 июля 1941 года, рядовой Сук попал в плен (даты пленения, смерти обычно заносились в карточки военнопленных). А 4 декабря 1941 года он погиб в лагере шталаг XI D (321). Местом захоронения в банке данных «Мемориал» Министерства обороны РФ указывается Оербке. Карточки военнопленных упомянутого лагеря были переданы советской стороне после войны. На сопроводительной справке к Донесениям о военнопленных, включающим карточки, стоит дата: 21 января 1947 года. Однако на ней же имеется гриф «Секретно». Он мешал родственникам не выживших в плену солдат узнать об их судьбе сразу после войны. Теперь карточки военнопленных доступны в оцифрованном виде родственникам бойцов удаленно, через интернет-банк данных «Мемориал». Однако не всеоб этом знают. И не все из тех, кто в курсе, могут найти их самостоятельно. Поэтому родственников бойцов (в том числе через соцсети) ищут еще и поисковики-энтузиасты, чтобы сообщить им о выясненных судьбах фронтовиков. Так, Татьяне Десятниковой удалось отыскать правнучку К.С. Сука — жительницу Черногорска Анну Рыбальченко. Ее мама, Светлана, — внучка бойца. Его семья благодарна за помощь в поиске места захоронения солдата в Германии, где уже побывал их родственник Михаил со своим сыном. Оказалось, что он живет в 115 километрах от кладбища военнопленных. Фотографиями посещения кладбища родственница бойца поделилась с Татьяной Десятниковой. Они — еще одно подтверждение: если судьбы родных фронтовиков вам неизвестны, давность лет — не повод отказаться от поисков!

Татьяна Зыкова


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Защита от спама *