Четверг, Февраль 27, 2020

  /  Погода в Абакане

Главная > Газета > Исповедь сломанного человека

Исповедь сломанного человека

 Приемы манипулирования людьми — одна из любимых тем для бесед и дискуссий, особенно в кругу людей, увлекающихся психологией. А уж «зомбирование», то есть доведение до состояния марионетки, лишенной способности к независимому мышлению, давно стало своеобразным страхом XXI века, пусть и на уровне легенды. Реальная жизнь демонстрирует нам все неприглядные стороны, так сказать, бытового манипулирования. Именно с ним чаще всего сталкиваются близкие наркоманов.

 Автор очередного письма, назовем ее Галина, еще молода — ей всего лишь 24 года. Однако ее судьба показывает нам, как за относительно короткий срок ломается вся человеческая жизнь.

«В 2011 году я познакомилась с парнем, с которым впоследствии завязались длительные отношения. Для меня он был человеком, с которым я мечтала создать семью, воспитывать детей и прожить долго и счастливо вместе. Кем для него была я, сказать трудно, ведь слова, которые он мне говорил, не соответствовали действительности. Спустя полгода мы начали жить вместе у его родителей. У нас была своя комната. Все было хорошо, но вскоре я начала замечать, что мой гражданский муж выглядит странно. Неадекватно себя ведет, заторможенные движения, глаза красные, поздно приходит домой и нигде не работает. Тогда он признался, что покуривает травку…».

Здесь прервемся, поскольку автор письма уже дает нам важный материал для размышлений. Дело в том, что муж Галины, скорее всего, «покуривал» и до знакомства с ней. При периодических встречах скрыть свое пристрастие ему было куда проще. Да и отклонения в поведении у человека, с которым еще недостаточно хорошо знакомы, обычно редко бросаются в глаза (ведь понятие нормы очень расплывчато). Симпатизируя собеседнику, мы легко прощаем ему то, что может нам показаться безобидными чудачествами. Зато под воздействием наркотика ему, может статься, было легче общаться с девушкой, да и ей могло быть приятно внимание оптимистичного, раскрепощенного, смешливого юноши. Подобное поведение ведь тоже может быть последствием воздействия наркотика, тогда как девушка порой считает, что причина — во влюбленности, окрыляющая ее избранника.

 «…Так как я об этом (имеется в виду курение «травки» А.К.) узнала, то скрываться ему уже не было смысла. Тогда он начал курить «это» прямо дома, в нашей комнате. День за днем мне все сложнее было его понять, а постоянные скандалы переходили в драки. Он бил меня до потери сознания. Я уходила от него, но он постоянно вымаливал у меня прощение и обещал, что все изменится к лучшему. Но, увы, ничего не менялось. Мне казалось, что я его безумно люблю. Сейчас я понимаю, что это была вовсе не любовь, а обычная привычка…».

Людям свойственно ошибаться, оценивая не только чужие, но и свои поступки. Вот и Галина называет свое отношение к гражданскому мужу «привычкой». Что противоречит банальной логике: привыкнуть к побоям возможно, однако не они и, уж тем более, не уверения супруга в грядущих переменах способны удержать женщину. Обратим внимание на возраст героини: в 2011 году, то есть на момент знакомства с тем мужчиной, ей было всего лишь 19–20 лет. Конечно, есть люди, у которых к этому времени уже достаточно жизненного опыта, и они обладают критическим мышлением. Но чаще же молодежь подчиняется эмоциям, и именно они управляют поведением — особенно если речь идет о прекрасной половине человечества. Давно ведь замечено: женщина простит скорее грубость, чем равнодушие. Понятно, что чем сильнее переживания, тем больше они действуют как на сознание, так и на подсознательные процессы. Побои, естественно, связаны с очень сильными эмоциями. Но при этом муж во время избиения находится рядом, и все его внимание, а также чувства направлены на гражданскую жену. Пусть все это со знаком минус, однако именно внимание ивыражение чувств — то, что обычно и требует женщина от своей половины. Вот и получается, что полученная встряска у некоторых женщин становится суррогатом романтических чувств: она ведь все же получает яркие эмоции благодаря супругу. Подсознанию и этого достаточно, поэтому на сознательном уровне остается лишь найти объяснение происходящему. Именно так и появилось знаменитое выражение «Бьет — значит любит».

 «…В сентябре 2012 года я узнала, что будет ребенок. Для меня это было желанное счастье. Ну а для него… Он был просто не против. Поэтому вопроса о прерывании беременности не стояло. Мы сразу же зарегистрировали наши отношения. А в конце октября был призыв и его отправили служить в армию… Видит Бог, я ждала его верно. 14 февраля 2013 года родила доченьку и назвала ее Евой. Когда он вернулся из армии, ей было 8 месяцев. Она ему была какой-то чужой, что ли. Однажды он сказал, что это не его ребенок, что я ему изменяла и тому подобное… Занималась ребенком только я, он стал гулять, иногда вообще не ночевал дома несколько суток. На работу устраиваться даже не торопился. Стало ясно, что он снова начал употреблять наркотик. Я решила спросить его напрямую. Он мне ответил, что «траву» уже давно не курит и что курит сейчас «спайс» и «скорость».

Оставаться с ребенком в квартире его родителей было невозможно, ведь комната превращалась в свалку после его галлюцинаций от употребления «скорости». После гуляний он возвращался домой и выбрасывал все вещи из шкафов, задвигал шторы и ползал по полу в поисках наркотиков. Я не могла его бросить, от жалости и сострадания решила помочь ему справиться с этой зависимостью. Ребенка увезла на время пожить у моей мамы. А сама осталась жить с ним, старалась как можно чаще тормозить его, прощала ему все выходки, ставила ему условия о выборе между нами с дочкой и друзьями с наркотиками. Я была уверена, что смогу победить».

Самая распространенная ошибка женщин, оказавшихся в ситуации сходной с той, что описана Галиной, — это попытка в одиночку побороть чужую наркотическую зависимость. Основой для такого поступка служит уверенность в том, что близкие люди что-то значат для наркомана. Однако чаще всего зависимый человек с помощью наркотиков так или иначе убегает от той реальности, которая его по каким-то причинам угнетает. То есть, неумелые попытки что-то изменить, предпринимаемые женой, для него выглядят как стремление вырвать его из уютного мира наркотического забвения обратно. Естественно, что в лучшем случае они не возымеют эффекта. В худшем — способны усугубить ситуацию. Как и получилось на этот раз.

«…Я ходила за ним по пятам, а он воспользовался моей доверчивостью и сдал нашу машину в ломбард. Забрал все деньги, бросил меня на улице и уехал в Красноярск. Проспав два дня, я поняла, что сама находилась в наркотическом опьянении. Позже он признался, что, когда купил мне бутылку газировки, подмешал туда наркотик… …После исчезновения прошло два дня, и он появился в доме моей мамы абсолютно в неадекватном состоянии. Его всего крутило, он дергался и произносил набор каких-то букв и слов. Я не знала, что мне с ним делать, и решила отвезти к его родителям, а сама вернулась к себе. Наутро его брат сказал, что мужа отвезли в наркологический диспансер. Находился он там пять дней, я постоянно приезжала к нему с передачами».

Теоретически этот эпизод мог бы изменить жизнь обоих молодых людей. Однако для этого требуется согласие мужа, — как известно, насильно у нас от наркомании не лечат. Не всегда ведется и полноценная работа с родственниками, хотя очевидно, что к этому времени у Галины сформировалась созависимость. То есть, муж, условно говоря, стал ее персональным наркотиком, от которого она не могла отказаться без посторонней помощи.

 «…Прошло около месяца. Мы снова начали жить одной семьей, и казалось, что весь ужас — в прошлом. Но он начал воровать ценные вещи и продавать их… Мое терпение кончилось, ведь у меня не осталось ничего! Даже телефона, потому что он его разбил в порыве своейревности. Я ушла от него навсегда и стала жить с дочкой у моей мамы. Потом попыталась найти работу через Интернет. Наткнулась на объявление «работа курьером». Я узнала, что нужно делать закладки с наркотиком в Нижневартовске. От безысходности и оттого, что долгов накопилось очень много, я решила пойти на этот шаг. Приехав туда, я решила позвонить своему теперь уже бывшему мужу и пригласить его работать со мной. Он сразу же приехал. Через несколько дней нас задержали… Каким-то волшебным образом он стал проходить свидетелем по моему делу. Состоялся суд. Мой приговор: девять лет в колонии общего режима. После того, как меня посадили, муж собрал все мои вещи на съемной квартире и исчез. И до сих пор о его местонахождении я ничего не знаю».

Ситуация с мужем Галины очевидна: женщина выступала для него удобным инструментом по улучшению собственной жизни. И ему удалось использовать все возможности, даже в последнем случае, когда ему удалось избежать наказания. Как ни печально, однако именно поведение Галины стало основой для подобного отношения: она прощала абсолютно все проступки, от побоев до краж из дома, всегда оказываясь рядом, выручая в критической ситуации и принимая пороки мужа. Обратим внимание на то, что ее жизнь, изначально казавшаяся благополучной, настолько тесно переплелась с зависимостью от наркотиков, что зарабатывать на их продаже стало казаться приемлемым. По сути, мы можем наблюдать тот самый процесс зомбирования, которым нас порой пугают на страницах научно- фантастических романов. Но именно так — без высокотехнологичного оборудования – просто и страшно изменяются, да что там, ломаются души одних людей — другими.

«Сейчас я мечтаю только об одном: чтобы мой срок закончился и я вернулась к моей маленькой доченьке и маме» – этими словами заканчивает Галина свое письмо.

Возможно, близкие люди помогут ей снова стать собой и жить своей жизнью.

Андрей Кедрин


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Защита от спама *