Воскресенье, Май 29, 2022

  /  Погода в Абакане

Главная > Газета > Площадь нашей юности

Площадь нашей юности

Приходит время в жизни каждого человека, когда хочется оглянуться назад, в прошедшее. И тут сталкиваешься с явлением вполне закономерным и ожидаемым. Все, чем жил последнее время, вдруг отодвигается в сторону, а детство и юность до мельчайших подробностей всплывают в памяти. Может быть, так предусмотрено природой? Как бы там ни было, а именно о том, каким был Абакан в годы юности общественного деятеля заслуженного врача РФ Клары Романовны Кызласовой, она и вспоминала – в деталях, с понятным вдохновением. Видать, всему свое время!

– Клара Романовна, вы – редкий старожил нашего города. Какое одно из самых первых воспоминаний вашего детства?

– Действительно, всю свою сознательную жизнь я прожила в Абакане, за исключением нескольких только лет, когда уезжала на учебу в мединститут. Что запомнилось? Осенью 1925 года вошла в строй железнодорожная ветка Ачинск – Абакан, связавшая Хакасию со всей страной. На станции Абакан появились переселенцы из местных сел. Я их помню одними из первых, особенно их детей, с которыми, встав на ножки, дружила, играла…

– Детство не только дворовые забавы… Когда родители заняты, дети обычно проводят свое время чаще всего у бабушки с дедушкой. Вы, например, к кому больше тянулись как внучка?

– Все мне дороги были, конечно, но особенно мой дедушка. Он, Витольд Гурницкий, в 1919 году под Минусинском организовал артель «Товарищество каменотесов», где из биджинского песчаника изготавливались точила, жернова, бруски, которые пользовались большим спросом у населения. В 1926 близ станции Оросительная были обнаружены залежи алебастра, и дед участвовал здесь в организации завода. Ведь будущий город нуждался в строительных материалах. С открытием завода он решил переехать на станцию Абакан и построить свой дом. Конечно, всего этого о нем я поначалу и не знала в силу своего маленького возраста…

– С высоты ваших сегодняшних лет как вы оцениваете те годы, когда, уже на ваших глазах, Абакан (тогда село Усть-Абаканское) начал обретать новые черты?

– Город даже в то время строился по плану. Первые улицы располагались параллельно железнодорожной линии. Первоначально они были пронумерованы, а уже потом каждая получила свое название. Дом дед построил между четвертой и пятой улицами (ныне улица Советская и проспект Ленина). Улицу назвали Черногорской (сейчас – Ленинского Комсомола), так как по ней шла дорога на Черногорские копи, куда люди ездили в соседний поселок за углем. Параллельная улица получила название Спортивная (ныне Ярыгина). Между ними образовалась площадь, получившая название Черногорская.

– Интересно было бы подробнее знать, Клара Романовна, каким на вашей детской памяти был тогда будущий Абакан?

– Действительно будущий. Ведь только 30 апреля 1931 года село Усть-Абаканское было переименовано в город Абакан. Само село (район набережной реки Абакан) отделялось тогда от города пустырем. Город тогда в основном был одноэтажным. Только на возвышенности, где сейчас стоит Центральная аптека, поднимались двухэтажные деревянные бараки. На юге, за железнодорожной линией, тоже был пустырь, вплоть до реки Абакан. На западе же города – там вообще простиралось болото, где паслись одни коровы. На севере одиноко маячило кладбище. Вот таким представал в те годы с будущей Черногорской площади деревянный, по сути, Абакан.

– Судьба ваша сложилась так, что детские и последующие годы прошли, получается, в черте Черногорской площади или вблизи нее…

– Да, здесь, на Черногорской площади, можно сказать, действительно прошло все мое детство и юность. Болотистое место было покрыто диким ирисом, а попросту сказать – пикулькой. Мы, дети, выдернув длинный плоский лист и набрав воздуха в рот, извлекали, выдыхая, из этого листа звук, похожий на писк. Это нас ой как увлекало и забавляло!.. Весной, когда все вокруг расцветало, нам, восторженным детям, казалось, что перед нами колышется на ветру голубое море – море цветов! Здесь, будто в сказке, мы играли в прятки, в индейцев. Из пикульки строили даже шалаши-вигвамы. А мальчишки, воткнув в вихрастые головенки разноцветные петушиные перья, представляли из себя вождей племен. Ну, а летом, после обильного дождя, мы бегали босиком по мягкой траве и стряпали из глины пироги, которые, высохнув на солнце, превращались в натуральные продолговатые камни…

– А вечерами вам разрешали гулять?

— Да, это было, и довольно часто. Вечерами на площадь выходил стар и млад, и до самых сумерек многие играли в лапту. Автомобилей в городе было мало, в основном проезжали туда-сюда конные повозки, поэтому для детей и всяких их игр и забав было полное раздолье. Летом, особенно в жаркие дни, нередко и, как всегда, неожиданно, возникали песчаные черные бури с вихрями… Правда, они быстро пролетали.

– А зимы… Какие они были в то время в Абакане?

– Зимы стояли морозные, но снежные. Мы строили горки, прокладывали лыжню, катались на коньках. Редко, правда, у кого были настоящие «снегурки»: в основном катались на коньках деревянных, с железной полоской. А на лыжах группами ходили до рощи (теперь зона отдыха), спускались даже к Енисею, любовались снежными горами на противоположном берегу. Особенно любили мы гору Самохвал. Летом лазили по ней, лакомились саранками, копали коренья солодки.

– Насколько я понимаю, в то время как взрослые, так и дети жили достаточно дружно, если не сказать – единой семьей…

– Это было действительно так! На площади и в непосредственной близости от нее жили люди разных национальностей: русские, хакасы, казанские татары, поляки, украинцы… Не помню, чтобы между ними были какие-то конфликты. В те голодные военные годы люди помогали друг другу чем могли.

– Клара Романовна, расскажите немного о вашем старшем брате – Леониде Романовиче Кызласове, теперь широко известном как в Хакасии, так и во всей России…

– Да, здесь же, в районе Черногорской площади, прошли детство и юность моего старшего брата Леонида Романовича Кызласова, впоследствии известного хакасского, советского ученого. Отсюда в 1942 году его, тогда 18-летнего юношу, мы провожали на фронт. Здесь же встречали его в победном 1945-м, а потом провожали на учебу в МГУ. Сюда же он впоследствии приезжал с московской археологической экспедицией на раскопки.

– А что со временем сталось с родным домом вашего деда? Храните ли вы о нем память?

– Увы, в 1964 году дом деда снесли. Теперь на его месте стоит пятиэтажный дом под № 33 по улице Ленинского Комсомола. Что делать: жизнь не остановишь! Дедушка, мой дедушка, всю жизнь посвятил себя местной промышленности, возглавлял многие артели в городе. Работал в облместпроме, был и корреспондентом газеты «Советская Хакасия». Именно он очень часто говорил нам, внукам и внучкам, что наша Черногорская площадь со временем будет городским парком.

– Прошли годы, и…

– …город вырос и изменился. Из провинциального одноэтажного Абакан превратился в город цветущий, современный. Ежегодно я прихожу (не могу не приходить!) на свою родную площадь 9 Мая, и каждый раз отмечаю, как она похорошела. Раскинулся парк от улицы Пушкина до улицы Чертыгашева с детскими площадками и аттракционами. Кругом слышен веселый детский смех, видны радостные лица. Гуляя по парку, переключаю свое внимание на Аллею Героев войны и труда и самое заветное – памятник защитникам Отечества и Вечный огонь…

– Можно понять, почему так дорого вам это святое для всех место…

– Я действительно люблю бывать перед монументом, стоящим на возвышении… Застыли в металле – застыли навеки — русский и хакас. В одном порыве бросаются они в бой на защиту своей Родины. Я обычно долго стою на этом месте… Возложу цветы у огня, прослежу глазами за белыми шарами, взмывающими в небо, как стая белых голубей, и потом иду через дорогу к родному месту, где когда-то стоял наш дом. Здесь, словно замерев, я мысленно обращаюсь к деду: «Ты был прав! На нашей площади теперь, как поляна весной, цветет прекрасный парк Победы». Будь счастлив, мой родной город! Расти и процветай!

– Что бы вы пожелали нынешним властям города, Клара Романовна?

– Мое пожелание к администрации города – одно-единственное: когда придет время переименовать улицу Ленинского Комсомола, верните ей прежнее название – Черногорская. Это, по крайней мере, будет хорошая, добрая память о людях, которые заложили ГОРОД. Наш ГОРОД.

Вел беседу Семен Маляров


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Защита от спама *