Пятница, Июль 3, 2020

  /  Погода в Абакане

Главная > Газета > Юрий Терехов о музыке, Африке и «Саянах»

Юрий Терехов о музыке, Африке и «Саянах»

Мой собеседник — очень интересный человек. Это я понял сразу, как только мы с ним заговорили. Нет, говорили мы с ним и раньше, но больше на спортивную тему, а здесь получилось, что коснулись разных жизненных моментов.

Юрий Терехов – пресс-атташе хоккейного клуба «Саяны-Хакасия» поведал мне о своей яркой и насыщенной судьбе, в которой было много необычных и неожиданных поворотов.

– Я — коренной абаканец, – говорит Юрий, – учился в школе №1. Кстати, моими одноклассниками были Владимир Костин – ныне известный томский писатель – прозаик, и композитор, и музыкант Татьяна Шалгинова. В школе был больше гуманитарием, чем приверженцем точных наук, мне, к примеру, легко давался русский язык, нравилось изучение немецкого. Так что мое поступление в 1972 году по окончании школы в Абаканский пединститут на факультет иностранных языков было вполне логичным шагом. По окончании института два года был на преподавательской работе, а в 1979 году меня пригласили на производственное объединение «Абаканвагонмаш» в качестве переводчика. Тогда немецкие специалисты из фирмы «Хильдебранд» устанавливали там свое оборудование…

— А я им в этом помогал непосредственно в цехе полов. Причем, очень тесно мы работали с Иохимом Руофом и Петером Баурли.

– Серьезно? Я их очень хорошо помню. Значит, мы с тобой однозначно встречались в те годы. Согласись, хорошее, интересное было время?!

– Не спорю – молодость, иностранные специалисты, экзотика.

– Да, это было хорошее время, новые знакомства, бесценный профессиональный опыт. На «Абаканвагонмаше» я отработал два года, и в 1981 году приехал на строительство Саянского алюминиевого завода, где тоже требовались переводчики, так как завод строился с использованием передовых технологий, и было много иностранных специалистов из разных стран. Честно говоря, думал, что в Саяногорске пробуду только до конца строительства завода, а проработал в системе алюминиевой промышленности более 30 лет. В 1994 году на завод пришла команда Олега Дерипаски. Молодой амбициозный, и в то же время достаточно жесткий руководитель явно выделялся среди других. При Дерипаске завод стал менять схему материально-технического обеспечения предприятия, завод становился более самостоятельным, да и Советского Союза уже не было, и мне, как знающему языки, предложили работу в коммерческом управлении завода, где я стал отвечать за подготовку и реализацию контрактов на поставки оборудования из-за рубежа. Вообще, мне повезло на СаАЗе со знакомством с выдающимися людьми, производственниками с большой буквы, которых я буду помнить всегда. Это, прежде всего, первый директор завода Василий Венедиктович Стриго и главный инженер Иван Макеевич Шулепов. К сожалению, их обоих уже нет в живых, но они навсегда остались в памяти, как люди, внесшие огромную лепту в строительство завода и города.

– Ты неоднократно бывал по работе за границей. Не хотелось там остаться?

– Ты знаешь, мне часто задают такой вопрос люди, не бывавшие за границей (улыбается). Я никогда не был одержим мыслью уехать из России. Когда я в 1992 году впервые приехал в ФРГ, не скрою, меня многое поразило в сравнении с Россией. Но затем, приезжая туда, я мог уже посмотреть и почувствовать «тамошнюю» жизнь глубже, особенно в 1999 году, когда я некоторое время работал в Гамбурге в германо-русаловском совместном предприятии. Да, многое комфортнее, обустроеннее, чем у нас. Но это другая страна, другой менталитет, в чем-то иные приоритеты. Хотя знакомые немцы мне часто говорили: «Юрий, ты со своей толерантностью и знанием немецкого языка мог бы запросто здесь жить». Да, возможно. Но я не звезда футбола и не олигарх, чтобы вот так взять и приехать туда – «А вот и я!» И я ровно на это дышу. Как говорится, «где родился, там и пригодился».

– Я знаю, что ты какое-то время работал в Африке в Нигерии, как ты туда попал?

– В 2009 году мне неожиданно позвонили мои бывшие коллеги по СаАЗу и предложили поехать в Нигерию на алюминиевый завод АЛСКОН, также принадлежавший компании «Русский Алюминий» (РУСАЛ). К тому времени я работал на фольгопрокатном заводе «Саянал», все шло размеренно, и повода что-то в жизни менять, вроде бы, не было. Но я согласился и на три года оказался в Нигерии. Жили мы в поселке Икот Абаси недалеко от нигерийского побережья Гвинейского залива, условия для проживания были созданы очень хорошие. До сих пор там у меня осталось много друзей из числа местного населения. В большинстве своем это весьма интересные люди, но со специфическим менталитетом. К тому же они очень религиозны, причем 60 процентов населения являются мусульманами, а 40 процентов – католиками. Однако они мирно соседствовали друг с другом, хотя в некоторых районах Нигерии бывало неспокойно, там тоже есть радикальные группировки. Население говорит на английском языке, так как Нигерия была колонией Великобритании, и на местном африканском диалекте.

– Что они собой представляли, как работники?

– Подход к работе у них своеобразен, все делают не спеша. Но это тоже особенности местного менталитета, приходилось с этим мириться. По пятницам, по традиции, они приходили в своих национальных одеждах. Потом и мы себе такую же одежду пошили.

– Как вы питались? Для вас отдельно продукты завозились?

– Нет, питались местными продуктами, то есть тем, что было в магазинах. Нигерийцы едят много риса, курицы, приготовленных с большим количеством специй, рыбу, креветки, так как Атлантический океан под боком. Много фруктов, естественно. У меня, например, под окнами ананасы росли. Молочная продукция – привозная. Сметаны не было, сыр был, но дорогой. А еще климат для нас там малоподходящий, большая влажность.

– В футбол играли с местными?

– И в футбол, и в волейбол. У нас даже заводская футбольная команда была «Русал-Юнайтед». Футбол они любят. В то время многие из них болели за английский «Челси», потому что в этой команде выступало много африканцев. Так что жили мы с местным населением очень дружно. В гости к ним ходили, подарки привозили из России.

Я отработал в Нигерии три года, поэтому есть что вспомнить.

– Мы пропустили с тобой твое музыкальное прошлое, расскажи о нем?

– Начнем с того, что я родился в музыкальной семье. В частности отец преподавал музыку в общеобразовательной школе. В музыкальной школе я начал учиться с 8 лет. Для того чтобы я мог музицировать, родители купили мне в рассрочку пианино. По тем временам дорогое удовольствие иметь инструмент дома. Мне очень легко давался такой предмет, как сольфеджио, и мне даже рекомендовали поступать на теоретическое отделение музыкального училища, но как я уже сказал, я выбрал иняз.

Когда учился в институте, мы организовали вокально-инструментальный ансамбль, которым я руководил и который был то время в Абакане если не культовой группой, то весьма популярной среди молодежи. В разные годы в нем играли такие ныне известные в Абакане люди как Николай Соснин, Николай Молотилкин, Олег Канайкин. Наш гитарист Виктор Лукьянов стал композитором и продюсером.

– Какой репертуар исполняли?

– Да все пели. Наши группы – «Песняры», «Самоцветы», «Синяя птица», ну и естественно, зарубежные – «Битлз», «Дип перпл», «Юрай Хипп». Собственно, все, что тогда было в моде. Позже я получил приглашение в ансамбль «Экспресс» Дворца культуры железнодорожников. Там я играл с Юрием и Геннадием Когутами, Николаем Смолиным. В то время я познакомился с замечательными музыкантами Владимиром Раздобурдиным, Владимиром Адьяновым, окунулся в атмосферу джаза, который эти музыканты тогда часто играли, хотя сам я себя назвать настоящим джазменом не могу.

– Ну вот, теперь мы добрались до сегодняшней твоей работы. Как ты оказался в клубе «Саяны-Хакасия»?

– В школьные годы я ведь не только музыкой занимался. Я был разносторонним парнем – играл в хоккей с мячом, в футбол, правда, на дворовом уровне. Когда была возможность, приходил на стадион и болел за абаканские «Саяны». Всех хоккеистов знал по именам и фамилиям. Даже работая в Нигерии, следил за выступлением команды «Саяны-Хакасия» и отправлял на сайт команды свои комментарии под псевдонимом «Дядя Юра». Потом меня заметил министр спорта Хакасии Валерий Денщиков и пригласил в команду на должность пресс-атташе.

Таким образом, начался новый виток в моей жизни. Здесь я познакомился с людьми, которых до этого видел только на ледовом поле – Евгением Баженовым, Алексеем Терентьевым, Алексеем Литовкиным, Виктором Менжуренко, врач команды Павлом Асочаковым, познакомился с первым тренером «Саян» Виталием Лазицким, общаюсь со многими ветеранами хоккея с мячом. Мне очень приятно с ними общаться, узнавать какие-то новые, неизвестные для меня страницы истории команды.

– Какого будущего ты бы пожелал команде?

– Я по натуре своей оптимист. Поэтому считаю, что мы все равно будем играть в Суперлиге, пусть не в следующем сезоне, пусть позже. Самое главное, что была сохранена команда, у которой есть свои традиции. В советское время мы дважды были шестыми, а в российское завоевывали бронзовые медали. Хоккей с мячом в Хакасии любят. Недаром в последний год выступления в суперлиге мы заняли третье место по посещаемости. Посмотри, Евгений Ерахтин – главный тренер иркутской команды «Байкал-Энергия», Николай Кадакин возглавляет кемеровский «Кузбасс». А это воспитанники абаканского хоккея. Есть талантливые ребятишки и сегодня. Поэтому я верю в будущее клуба. Нужно только дождаться лучших времен и стараться по мере сил и возможностей приблизить эти самые времена.

Беседовал Сергей Гесс


2 комментариев для “Юрий Терехов о музыке, Африке и «Саянах»

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Защита от спама *