Воскресенье, Декабрь 16, 2018

  /  Погода в Абакане

Главная > Газета > Профессия не для лентяев

Профессия не для лентяев

Такие великие композиторы, как Бах, Моцарт, Бетховен играли на альте. Мягкое, бархатное звучание этого инструмента не оставит равнодушным человека, ценящего тембрально богатую музыку. И мрачную, и тревожную, и трепетную атмосферу может создать альт. В гостях у газеты «Абакан» артистка симфонического оркестра абаканской филармонии им. В.Г. Чаптыкова Ирина ЖИХАРЕВА.

Конкурентов… нет

– Вспомни учебные годы.

– Мои учебные годы начались в раннем детстве. Мама научила меня играть на фортепиано уже в три года, и на утреннике в детском саду все обомлели, когда я спросила у Деда Мороза – можно ли СЫГРАТЬ ему песенку «Маленькой елочке холодно зимой»? А, получив разрешение, развернулась и пошла к фортепиано.

– Эксклюзив! Любой обомлеет…

– В годы начальной школы мы часто переезжали, и у меня не всегда была возможность иметь под рукой инструмент. Во втором классе я услышала скрипку и твердо решила, что буду играть именно на скрипке. Первый год обучения оказался очень сложным, но не столько для меня (я-то получала удовольствие), сколько для мамы.

– Первый слушатель!

– Все знают, что начинающие скрипачи не умеют извлекать из инструмента красивый звук, поэтому, живя в однокомнатной квартире, заниматься приходилось… в туалете. Смешно вспомнить. После очередного переезда к бабушке в Краснотуранск, у меня был выбор: пойти учиться на фортепиано или продолжить обучение игре на скрипке. Я, естественно, выбрала второе.

– Что же учеба?

– Учеба в музыкальной школе давалась мне слишком легко. И причина не в каком-то огромном таланте, а больше в отсутствии конкуренции. Ведь известно, что конкуренция помогает самосовершенствоваться, а так как ее не было, то я особо не напрягалась вплоть до окончания музыкальной школы.

Еще одним важным фактором мотивации служит ПРИМЕР, но и его не было. Исходя из вышесказанного, неудивительно, что обучение в колледже давалось мне не всегда на отлично, ведь здесь требования выше, и приходилось действительно работать над собой.

– Главное ведь – желание…

– Сначала я поступила в колледж, только чтобы не оставаться в школе, но к середине третьего курса поняла, что мама была права и музыка – мое призвание.

Депрессия от…

– Призвание прекрасное!

– В музыкальной школе я семь лет училась играть на скрипке. В 2009-м поступила на теорию музыки, на струнные не набирали. Проучившись в колледже год у Елены Штарк (первая скрипка в оркестре) игре на скрипке, я поступила к ней уже на альт.

– Почему альт, ты ведь играла на скрипке?

– Моим преподавателем в музыкальной школе была альтистка, а не скрипачка. Она меня и заинтересовала. Когда я поступала, предложила этот инструмент. Я не была против. Подумала: «Почему бы и нет? Достаточно редкий – по сравнению со скрипкой – инструмент. Специалистов здесь не так уж и много». Оказалось, что этот инструмент намного мне ближе, я рада, что выбрала его.

– Сложности игры на этом удивительном инструменте?

– Игра на струнно-смычковых и духовых инструментах всегда напрямую зависит от физиологических особенностей так называемого игрового аппарата (у струнников это руки, у духовиков прикус и объем легких). Поэтому, если говорить о сложностях игры на альте, в отличие от скрипки, например, то, на мой взгляд, все сложности связаны именно с физиологическими возможностями.

– А радости? Инструмент спасет от депрессии? Я права?

– От скуки точно спасет. А вот от плохих занятий на инструменте, когда у тебя ничего не получается, действительно можно впасть в депрессию, но это касается не только альта, а любого музыкального инструмента. Профессия музыканта не для лентяев, да!

Шостакович, Шнитке…

– Дебют. Помнится ли это мгновение?

– О, да! А как же?! Не скажу, какое это было произведение и когда это было, потому что я элементарно – не помню! Хотя неким дебютом можно, наверное, считать и тот случай, когда я играла с оркестром.

– Вот это дебют!

– Он случился на третьем курсе колледжа. Я играла «Хоруми» Сулхана Цинцадзе, выступала с нашим симфоническим оркестром. Да, волнение, но когда ты выходишь на большую сцену и видишь публику, ты забываешь о нем.

– Важно ли быть вдохновленной?

– Для меня – да. В состоянии вдохновения и играется легче, и получается все гораздо лучше и быстрее. Вдохновение – лучший помощник!

– Твои любимые композиторы и произведения?

– Это то же самое, что спросить: «Какой у вас любимый фильм?» Десятками композиторов написано более тысячи шедевров, и с каждым днем произведений становится все больше. Выбрать самых любимых – это значит, что остальных ты не считаешь талантливыми. Но ведь это не так. Несомненно, есть те, которым ты отдаешь предпочтение, но не более того.

– У тебя это…

– Я люблю гармонический язык Скрябина, Дебюсси, Бетховена, Щедрина, Шнитке, Шостаковича и, если буду продолжать этот список, то он будет очень длинным. А если говорить о произведениях, то 80 процентов из списка предпочтений составляют произведения XX и XXI века. В основном советских композиторов.

Шутки про сон

– Есть ли у тебя друзья, тоже играющие на альте? Может, в оркестре?

– Друзья? Скорее коллеги. Но я отношусь к ним очень хорошо. Мне повезло, что педагог, у которого я училась – Елена Штарк. Первая скрипка симфонического оркестра, как я уже говорила.

И это своего рода стимул – работать в полную силу, чтобы не опозориться в глазах любимого педагога. А если говорить о друзьях в оркестре, то я хочу выделить концертмейстера нашей группы – Елену Мусевич. На работе она стала для меня не только наставником, но и хорошим другом.

– О репетициях. Как они проходят и – часто ли?

– Ну, сейчас у меня нет репетиций, сейчас моя работа – это карандаши, машинки и смена подгузников (смеется).

– Быть мамой – труд огромный и счастливый…

– Но я надеюсь вскоре выйти на работу. А вообще у нас стандартная пятидневная рабочая неделя. Репетиции каждый день плюс концерты. Если концерт большой и с приезжими исполнителями, то часто бывают дополнительные или увеличенные репетиции, чтобы подготовиться лучше.

– Читала, что альтисты – самые популярные персонажи оркестровых анекдотов и шуток. Почему, как ты думаешь?

– О, это любимая тема. Я даже знаю несколько наизусть. А вообще, они все однотипные: фальшь в звучании, сон на репетиции или отставание в игре. Почему? До XX века партию альтов часто играли скрипачи, потому что профессиональных альтистов почти не было (это достояние именно ХХ века).

А так как специфика игры немного отличается (более широкое расстояние между звуками и другой ключ), то неудивительно, что страдала интонация.

Лика КРАСКО

 


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Защита от спама *