Среда, Ноябрь 14, 2018

  /  Погода в Абакане

Главная > Газета > Предвосхищение совершенства

Предвосхищение совершенства

Мир музыки

Этот человек всегда знает, каким будет следующий взмах его руки. Хормейстер… Привела же меня дорожка в далеком 95-м в коридор Дома пионеров, кого я там искала – уже и не помню, конечно. Но. Я проходила мимо студии хора «Каданс». И остановилась. Услышала музыку, услышала пение девочек.

Это был инсайт – сказать руководителю хора, Марине Геннадьевне: «Можно я приду к вам? Хочу петь…» Нот я не знала. Марина Геннадьевна проверила наличие слуха просто – нажимала клавишу фортепиано, я должна была найти звук, повторить. Ни одной ошибки. И началась моя жизнь в мире музыки. Репетиции, выступления, гастроли… Петь под руководством всегда одухотворенной Марины Геннадьевны было счастьем. Наш хормейстер дал нам, девчонкам, глыбу знаний и впечатлений.

Бесценный возраст – детство, время формирования ОСНОВЫ личности. Человечность и стремление к свету – именно эти качества воспитывала в нас Марина Геннадьевна. Петь – это свобода и счастье. В детстве были и танцы, и театр. Но только музыка со мной всегда. И работа над голосом – огромна. Незабываема.

1 февраля прошлого года была создана «Детская концертная студия – Детская филармония», которую возглавила Марина Геннадьевна. Узнав об этом, я только порадовалась за девчонок и мальчишек. В гостях у газеты «Абакан» – руководитель хора «Каданс», художественный руководитель детской филармонии Хакасской республиканской филармонии Марина ШТАРК. Педагог от Бога…

Нет ничего прекраснее…

– В 20 лет я окончила училище, пришла во Дворец пионеров работать с ансамблем. Меня устроила мой педагог по дирижированию, Галина Николаевна Рудакова, – рассказывает Марина Геннадьевна.

Выпускнице дали взрослый ансамбль, 12 девушек. Она знала теорию, дирижировала, пела, а вот как работать – не знала.

– Может, если бы это были маленькие дети, через игру я и вышла бы, а тут – сидят юные, почти взрослые, люди, смотрят на меня серьезно: «Ну, давай!» А я понимаю, что совершенно безоружна. Я недалеко от них ушла – им 17, мне 20! – вспоминает Марина Геннадьевна. – В этом возрасте ты бесстрашный, убежденный в своей талантливости, исключительности. Конечно, меня всегда терзали сомнения, но была какая-то смелость.

По признанию моей собеседницы, хор она всегда страстно любила. Казалось – нет ничего прекраснее, чем стоять и петь в хоре. Поработав год, юная Марина поняла, что хочет чего-то большего. Подружилась с теми, кто работал во Дворце пионеров, в первую очередь – с Татьяной Александровной Погодиной.

– Мы с ней объединились и решили создать студию – вспоминает она. – Поехали учиться в Новокузнецк, Красноярск, Иркутск… Везде мы изучали опыт, у нас появлялись новые знакомые. Решили сделать там, где работаем, студию. Директор пошла нам навстречу.

Уже через год, в 87-м, старший хор получил звание «Образцово-показательный хоровой коллектив».

Великий Рахманинов

Хор «Каданс» возник в 1986 году. Название придумала Марина Геннадьевна.

– Каданс – это заключительный оборот в музыке. Это предпоследняя ступень к совершенному звучанию – говорит она. – Знаете, я приходила на хор и чувствовала свободу. Вы очень правильно говорите, что ребенку нельзя обрезать крылья, ему надо дарить ощущение полета… Пение помогает человеку достичь гармонии. Это очень важно – когда ты живешь под магнетизмом вдохновения, которое заложено в музыке. Уровень произведений, которые мы поем, очень высок. Для меня он не зависит от феноменальной музыкальной сложности произведения. Важно – спеть максимально приближенно к замыслу автора.

Художественно воплотить! Вот это интересно! Поэтому я всегда стараюсь выбирать произведения красивые, полезные – чтобы они развивали ребят. Естественно, петь надо высокую поэзию.

Уже восьмой год поет Марина Геннадьевна и в церковном хоре храма святых равноапостольных Константина и Елены.

– Церковное пение – это очень сложный пласт. Каждый день – какое-то религиозное событие. Нас немного, десять человек. Одни женщины.

– Я помню, как мы пели в храме в Иркутске… Акустика потрясающая!

– Да ты что! Сейчас, когда я сама пою в хоре в церкви, я понимаю, что мы себе позволили! Мы зашли на службу, а моя коллега к батюшке подходит: «Вы знаете, приехал такой хороший хор из Абакана, дадим им возможность спеть…» Батюшка останавливает службу, и мы поем «Богородица дева, радуйся» Сергея Рахманинова!

С тех пор воспитанницы Марины Штарк много пели в хороших акустических залах.

– Одно из самых больших потрясений – в прошлом году мы пели в Петербурге, в капелле. Это да! Намоленное место, через него прошло столько музыкантов…

Поющие мальчики

– Поющий мужчина – это настоящее счастье! Невозможно представить нашу жизнь без Паваротти, Хворостовского! В прошлом году я сказала себе: «А что, собственно? Собери хор мальчиков». Работая в филармонии, я часто сталкиваюсь с тем, что для каких-то проектов, постановок нужны мужчины, а их всегда нет. Все же в спорте, – смеется Марина Геннадьевна. – Играющих еще достаточно, а вот поющих… Я решила сделать специальный набор мальчишек, создать хор мальчиков и юношей. Думаю, очень важно воспитать будущих мужчин на высоких духовных примерах.

В 2017 году, когда был объявлен набор в хор мальчиков, ребят с 7 до 12 лет, пришло 27 человек!

– Мальчиков я сразу беру только способных, – говорит педагог. – Слух, воспроизведение мелодии, ритма. Обыкновенный вокально-музыкальный отбор. Такие славные! Я просто влюбилась. Они очень много значат для меня. Знаешь, мальчишки другие. Души у мальчиков, на самом деле, очень тонкие и трепетные. Они более искренние и открытые. Им чужды интриги. У меня две смены ребят, и в каждой – по одному «балованному» мальчику. Как ребята их осуждают, видела бы ты… «Ну, хватит уже! Ты всем мешаешь!»

Сейчас у Марины Штарк поют 27 мальчиков и 12 юношей. В настоящий момент хор готовится к большому концерту, он пройдет 8 декабря в Академии музыки в Красноярске. Мальчики поедут в Красноярск весной. Там будет проходить традиционный концерт в филармонии, когда поют мужчины.

Ой, я их люблю!

– Когда я работала во Дворце пионеров, я мечтала о хоровой школе. Не получилось. В 2005 году ушла работать художественным руководителем в филармонию, и хор пришел за мной. Десять лет я работала со своим хором бесплатно. Работа с детьми была моим «хобби», – рассказывает Марина Геннадьевна.

Хор, определенный как детско-юношеская студия, посотрудничав с оперным театром детей из Санкт-Петербурга, стал его филиалом. А потом Светлана Анатольевна Окольникова предложила Марине Штарк организовать именно детскую структуру. С 1 февраля 2017 года, со дня открытия Детской филармонии, моя собеседница всецело занимается молодежными и детскими проектами.

– Уже по жизни поняла, что меломан я страшный, музыку считаю великим искусством, музыка для меня очень важна…

– Ты сейчас это говоришь, а для меня это – огромное счастье. Когда я вижу людей, которые прошли через мои руки и любят музыку, оставили ее в своем сердце – мое дело сделано. Моя задача – посвятить людей в музыку, в это искусство. Чтобы была пристань, где они находят утешение и счастье.

– Вы поддерживаете связь со своими воспитанницами? Знаю, что многие из них работают в музыкальных театрах.

– Со всеми. Я всегда рада им. Их очень много, у каждой – своя жизнь, свой путь. Мне надо никогда не забывать о том, что они нуждаются во мне. И я – в них. Я всегда интересуюсь их жизнью, и они, зная это, всем делятся со мной.

В России существует также сводный детский хор, тысячный. В нем поют десять ребят из Хакасии. В республике регулярно проводится хоровой конкурс, и лучшие в своей номинации коллективы – это неизменно или хор Марины Геннадьевны, или хор Нины Николаевны Шекерюк из первой музыкальной школы. По пять человек из этих коллективов выступают на важных событиях страны.

– Мы участвовали в закрытии олимпиады в Сочи в 14-м году, пели олимпийский гимн, – рассказывает хормейстер. – Мы пели и в Мариинском театре, записывали диск детского хора. Пели и после присоединения Крыма – участвовали в праздновании Дня России в июне. Каждый год в декабре мы поем в Кремле. Там проводится собрание при президенте, оно неизменно заканчивается концертом сводного детского хора России.

– С какой мыслью вы идете на занятия к детям?

– Ой, я их люблю! И мне неважно, как много на занятии они возьмут знаний. Важно, чтобы они почерпнули от меня максимум любви. Эта любовь поможет ребенку справляться с проблемами и трудностями. Пока маленькие – дети играют. А стали взрослее – уже трудиться надо, и моя любовь поможет.

– Что вас вдохновляет?

– У меня вдохновение зависит от самого процесса. Бывает, нет ни сил, ни настроения, но ты заходишь в класс, видишь сияние глаз, начинаешь работать – и вдохновляешься.

Лика КРАСКО


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Защита от спама *