Среда, Ноябрь 14, 2018

  /  Погода в Абакане

Главная > Журнал > Дмитрий Хара: Мне важен осознанный читатель

Дмитрий Хара: Мне важен осознанный читатель

Минувшей весной в издательстве АСТ вышла очередная книга писателя Дмитрия Хары «Трэш. #Путь к осознанности». Этого события ждали поклонники автора, ведь первая его книга, носящая необычное название «П.Ш.», за короткое время стала бестселлером. Явление неожиданное, но объяснимое: герои книги оказались очень близки современному читателю. Как говорится в аннотации к «Трэш. #Путь к осознанности», эта книга – «захватывающая история отдельной личности, на месте которой может оказаться каждый».

Дмитрий Хара подталкивает своих читателей к действию, провоцируя парадоксальными заявлениями. «Боли нет! Дискомфорта нет! Любая ситуация, какой бы жуткой она ни казалась, несет в себе очень мощный энергетический потенциал. Чем тяжелее ситуация – тем больше в ней скрытой энергии», – так звучит одно из заявлений писателя. В подтверждение своих слов Дмитрий… провел презентацию своей книги, стоя на гвоздях. И провел так более одиннадцати часов, отвечая на вопросы, общаясь с читателями.

Книги Дмитрия Хары необычны, как и сам автор. В его произведениях мы не найдем классической драмы с героями, исступленно страдающими над своими бедами. Хотя каждый из них попадает в опасные, а порой и угрожающие жизни ситуации, персонажи «П.Ш.» и «Трэша» не просто находят выход они с благодарностью принимают новые уроки жизни и добиваются исполнения своих желаний там, где опустил бы руки любой хрестоматийный герой. О том, как получается создавать подобные произведения, и о своих авторских секретах Дмитрий ХАРА рассказывает сегодня читателям журнала «Абакан».

Ваш подход к презентации своей книги – от стояния на гвоздях и до бесплатного электронного экземпляра «П.Ш.» любому желающему, мягко говоря, отличается от стандартного авторского. Связано ли это с тем, что писательство для вас – скорее хобби? Если это так, то что вы считаете главным занятием в жизни?

– Я думал, что писательство для меня – это хобби, пока не увидел, что моя первая книга «П.Ш.» стала бестселлером, не продаваясь ни в одном магазине, а количество отзывов от людей, которым «П.Ш.» изменила жизнь, зашкалило за тысячу. Но даже после этого я не считал себя писателем всерьез… пока не начал писать вторую книгу. К тому времени писательство, создание тренингов и игр, помогающих людям найти себя настоящего, сделалось уже моим призванием. Сейчас это стало главным занятием в жизни. Гвозди и бесплатные экземпляры это просто подтверждение, что те инструменты, которые я даю в книгах, работают и для меня.

Ваши герои тоже совершают нестандартные поступки. Можно ли сказать, что в этом вы с ними похожи?

– Мои герои проживают и испытывают только то, что я прожил и испытал сам, в той или иной форме. Не всегда буквально, но обязательно во всем спектре эмоций и ощущений. Все они в чем-то автобиографичны.

Тема изменения жизни была популярна, наверное, во все времена. Но только в последние годы в свет вышло множество руководств для желающих перемен. Так сказать, «перестройка себя для чайников». Относите ли вы себя к авторам подобных руководств? Или «П.Ш.», как и последующий ваш «Трэш», создана для того, чтобы подвигнуть людей на размышления, поиск собственного пути?

– Мне больше видится, что я автор, который помогает людям встряхнуться, очнуться, задуматься над своей жизнью, и показывает направления для персонального поиска, чем автор готовых инструкций и руководств.

Что для вас стало толчком к созданию собственных книг? Какой-то случай из жизни или попытка суммировать накопленный опыт?

– Два фактора: первый обещание, данное Вселенной, что я напишу книгу, если смогу выбраться из той угольно-черной полосы в своей жизни, которая все никак не могла закончиться, а второй то, что у меня получилось не просто выбраться в жизнь абсолютно другого уровня и формата, а еще и очень четко увидеть все свои неработающие стратегии и все инструменты, которые я получил от своих учителей и которые успешно сработали у меня. А писать я всегда любил. В школе писал сочинения, которые зачитывали перед классом, любил писать письма, стихи и записки девчонкам, вел дневники. За литературный слог я благодарен своему отцу.

Во время чтения «П.Ш.» не раз ловил себя на мысли, что философия героев перекликается с принципами, озвученными Ф. Перлзом в своих книгах: необходимость жить здесь и сейчас, выражать свои эмоции и т. д. Уже не как журналист, а как психолог, специализирующийся в гештальт-терапии, могу подтвердить: психосоматические заболевания возникают именно из-за диссонанса чувств и их проявлений. Однако взрослому человеку, как правило, очень сложно вернуться к искренности – для этого требуется не один год и масса подводящих упражнений. Или все же есть «золотой ключик», открывающий волшебную дверку инсайта?

– Не читал Перлза, да и многих других авторов, с которыми меня иногда сравнивают, но уверен, что все те, кто приходит к пониманию настоящих механизмов трансформации, делают одни и те же выводы. Волшебных ключиков я бы назвал два: первый работа с телом, как хранителем накопленных годами программ, а второй умение не ассоциировать себя ни со своими социальными ролями, ни со своими концепциями, ни даже со своими эмоциями, а приблизиться к состоянию «чистого сознания», в котором есть ответы на все вопросы.

Что вы понимаете под «готовностью выйти из зоны комфорта», о которой говорит один из героев? Дело в том, что понятие «зона комфорта» является весьма спорным: если понимать его буквально, то это — состояние, к которому человек стремится, и у него нет причин что-то менять. Не логичнее ли говорить о «зоне привычки» – то есть о чувстве, что повседневная жизнь понятна и проста, в ней присутствуют неудобства, но эти неудобства – знакомы, а потому с ними легко смириться? И о «зоне ближайшего развития» – потенциале человека, который не реализуется?

– Скорее я бы назвал это «темницей концепций ума». Соответственно, выход из нее связан с готовностью расстаться с любой из концепций, если ты видишь, что она не работает. Этот навык изначально можно натренировать, помещая себя в очень неудобные для ума ситуации, но необходимо, чтобы эти ситуации создавал тренер, которому ты доверяешь и который четко знает, что и зачем он делает. Важно, чтобы каждая такая тренировочная ситуация способствовала внутреннему росту: помогала преодолеть какой-либо страх или показывала новый, более успешный вариант взаимодействия с миром. Со временем возникнет привычка не жить концепциями, а жонглировать ими, помогая проложить путь, который ты видишь не умом, а сердцем.

Вернемся к «П.Ш.». В начале повествования главный герой Олег ведет себя подобно человеку, посетившему типовой тренинг вроде «Как наладить отношения с подчиненными», используя те же приемы, которые были опробованы на нем. Естественно, штампы не работают на сотруднике… Но что такое это фиаско на переговорах с секретаршей в рамках авторского замысла – показатель роста героя или все же иллюстрация того, к чему приводит человеческое стремление к штампованно-шаблонному поведению?

– Да, это скорее о фиаско шаблонного видения мира и шаблонного поведения. Рано или поздно случится то, что сломает шаблон, и если ты привязан к своим шаблонам, то сломаешься сам.

Состояние героя «П.Ш.» во время испытаний, когда у него вдруг все получается, наверняка знакомо читателю на собственном опыте. Нестандартные решения на фоне уверенности раньше иногда называли «на кураже», теперь – «на волне». Но, по моим наблюдениям, после такой «волны» следует обязательный период упадка сил и плохого настроения. С чем, на ваш взгляд, это связано, и почему литературные герои не страдают от подобного «отката»? Может ли реальный человек жить «на кураже» постоянно? У меня, к примеру, не получается, несмотря на знание психологии и качественную терапию с помощью коллег-психологов. А как быть пресловутому «рядовому» человеку?

– На мой взгляд, для того чтобы оставаться «на кураже», во-первых, такие тренировки должны быть регулярными, особенно в течение первых нескольких месяцев, и опыт должен закрепляться новыми и новыми результатами в реальной жизни, а, во-вторых, важно записывать все свои наблюдения (за собственным сопротивлением, дальнейшими тревогами и страхами), а затем свои выводы, что сработало и почему. Кроме того, эмоции это биохимия организма, а это значит, что важно поддерживать свое тело на должном уровне постоянными физическими упражнениями, тогда спадов не будет. Но постоянно состояние куража приходит лишь тогда, когда твое намерение, твой талант и благо мира соединяются в едином аккорде.

Ситуация с заражением Олега выглядит надуманно. Вот так, через сутки после знакомства – положительный ВИЧ-результат… На фоне остального происходящего несколько режет глаз… Поэтому вопрос: такой поворот сюжета – расчет на то, что читатель заподозрит подвох? Вообще во время чтения у меня часто закрадывалось подозрение, что меня слегка провоцируют на то, чтобы думать дальше текущего развития сюжета. Это тоже часть авторского замысла?

– Мне вообще важен осознанный читатель. Я не хочу, чтобы кто-то слепо верил каждому моему слову. Пусть не доверяют, проверяют на личном опыте, ищут подтверждающие источники. Я бы процитировал фразу одного из героев «П.Ш.»: «Не верь словам верь результатам».

Складывается впечатление, что герои «П.Ш.» осуждают принцип организации современной жизни, где человек, пользуясь прежними аналогиями, – «винтик в машине». Однако современная цивилизация, современное государство не могут без винтиков, крутящихся в свою сторону. Что же может случиться, если многие люди решат выйти из «Матрицы»?

– Все как в природе: есть почва, а есть ростки. Как можно осуждать почву за то, что она почва? Она ведь дает росткам питание! И почвы всегда было и будет больше, чем ростков. К тому же рано или поздно любой росток тоже станет почвой. Кто-то создает «Матрицу», кто-то поддерживает ее в рабочем состоянии, а кто-то видит, что все можно изменить, и приносит новые идеи. Мир совершенен даже в этом. Нет плохих или хороших ролей. Есть те, которые делают тебя счастливее, есть те, которые угнетают и «умертвляют». Кто-то чувствует себя великолепно в имеющемся обществе, кто-то стремится создать новое. Если бы такого не было, мы до сих пор жили бы в пещерах. Выбор всегда за тобой.

Вы неоднократно обращаетесь к творческому, созидательному труду как важной составляющей жизни (или, точнее, перемен в жизни) ваших героев. Можно ли считать это вариантом модной арт-терапии – или все же творчество, на ваш взгляд, глубже и сложнее этого современного способа релаксации?

– Я не люблю ярлыков. Как отличить творчество от арт-терапии? Почему слово «модное» должно наложить тень «удешевления» на творчество? Творчество, на мой взгляд, это привычка создавать что-то новое, выходить за рамки, а кроме того это один из доступных видов медитации для современного человека. О глубине творчества можно судить только по себе: насколько глубоко оно проникло в сферы жизни человека, считающиеся «не творческими».

Ваше напутствие читателям.

– Будьте честны с собой. Никто не проживет за вас вашу жизнь. Никто не должен сделать вас счастливым. Перед смертью у вас не будет никаких оправданий перед собой за то, что вы не жили своей жизнью и не делали того, о чем мечтали. Прямо сейчас, если вам стало больно не прячьтесь от этой боли, она может стать всего лишь дискомфортом перед пробуждением вашего истинного Я.

Беседовал Андрей КЕДРИН


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Защита от спама *