Среда, Ноябрь 14, 2018

  /  Погода в Абакане

Главная > Газета > «Безмолвное» чудо спектакля

«Безмолвное» чудо спектакля

Вечер. Ты входишь в зрительный зал театра. До начала спектакля осталось пятнадцать минут, люди собираются, рассаживаются по местам. Кто-то негромко разговаривает, кто-то внимательно читает программку. Все вы охвачены одним чувством – предвкушением театрального действа.

Пока кулисы строго хранят тайну спектакля. Но вот гаснет свет, портьеры отходят в сторону, и ты видишь сцену… Этот момент очень важен – все вы получаете эмоциональную встряску, настраивающую на общую тональность спектакля. Освещение, декорации, костюмы актеров на сцене – все это готовит восприятие зрителя.

Что и говорить, атмосфера представления бесценна! Среда обитания героев открыта зрителю, она создает настроение, вовлекает в происходящее на сцене. Какой же маг и волшебник создает ее, продумывая досконально? Художник. Он и сценограф, и дизайнер сцены. Он создает внешний облик спектакля, его пространство, предлагает эскизы костюмов, заведует созданием декораций, оформлением сцены.

Художественный образ спектакля многогранен. Моя собеседница знает все его особенности. Влада ЧАПТЫКОВА, художник-постановщик Хакасского национального драматического театра им. А.М. Топанова, уже восемь лет ответственна за «безмолвное чудо» действа – тот самый образ…

Девочка, девушка…

Когда ты решила стать художником?

Сразу после окончания школы, думая о поступлении, я решила получить художественное образование. Я окончила Институт искусств по специальности «Художник декоративно-прикладного искусства». Что стану театральным художником – такой мысли и не было даже! – улыбается Влада.

Она называет себя «непоседливым студентом», вспоминая годы обучения. Юную студентку всегда интересовали организационные моменты. Экскурсии, пленэры, выставки, какая-то практика…

Уже ближе к завершению учебы я поняла, что теория очень важна, без нее – никуда, – говорит художница.

Она вспоминает, что пленэр (то есть рисование «на открытом воздухе», когда очень важен естественный, меняющийся свет) проходило у студентов в Казановке, на берегу реки Енисей, в поселке Топольки, что недалеко от Минусинска. Ну, и в парках Абакана.

Больше всего юной художнице нравилась декоративная живопись, стилизация.

Также мне очень нравилось создавать своими руками. Мы тогда изучали хакасскую культуру, костюмы и воплощали это в миниатюрах, – вспоминает Влада. – У меня диплом тоже связан с этим, я писала о хакасских женских костюмах. Четыре периода жизни женщины, четыре времени года. Девочка, девушка, женщина, бабушка. Четыре стадии, это наблюдается и в костюме. В своем дипломе в четырех куклах я это все выразила.

А кукол ты делала своими руками?

Художница кивает. Я хлопаю в ладоши. Как рассказывает Влада, кукол студенты делали из папье-маше, применяли народные промыслы. Так, как их делали раньше. Поэтапно, постепенно.

Что меняет осанку?

Моя собеседница вспоминает, что всегда ходила в театр с большим интересом, была благодарным зрителем. Работать в Хакасский театр ее пригласил педагог, заслуженный деятель искусств Хакасии Алексей Алексеевич Абдин.

Тогда уходила в декрет моя сокурсница, Маша, и нужен был человек понимающий и знающий, художник по костюмам, – рассказывает Влада. – Маша поговорила с Алексеем Алексеевичем, они сказали мне: «Попробуй, получится. И не бойся, мы поможем». В состоянии стресса, с большими глазами, я все-таки решилась.

Сначала молодому специалисту давали костюмы, опыт набирался, и уже стали доверять декорации, сценографию.

Постепенно я влилась. И меня поглотило… – смеется Влада.

Первой постановкой, над которой она работала, была комедия «Примадонны», режиссер Юрий Майнагашев. Бесспорно, работа большая, командная.

Мы не привыкли работать одни, всегда люди, у нас такие замечательные цеха! – улыбается Влада. – Мы общаемся с режиссером, слушаем, какая у него задумка, как он видит свой спектакль. Делаются эскизы, они утверждаются, потом это идет в швейный цех.

Уже там мы начинаем обдумывать, как это все задуманное воплотить. На сцене ведь все искажается. Ткань, которая зрителям кажется дорогой, помпезной на сцене, может быть дешевой, слегка подкрашенной тканью.

Девушки обмеряют актеров и шьют костюмы. Потом актеры «вживаются» в свой костюм. И здесь возможны неудобства. Бывает, актер «не чувствует» себя в новом одеянии. А ведь дальше – игра на сцене! Да, художник, придумавший костюм, должен помочь актеру в его роли.

Здесь два варианта, – замечает моя собеседница. – Либо настаивать как художник, либо искать компромисс. Главный все равно актер, потому что ему в этом костюме играть – бывает, годами. Поэтому свой будущий костюм актер смотрит уже на стадии эскиза. И уже визуально начинает его надевать. Бывают костюмы специфические – с поролоновыми накладками, например. Из-за этой «толщинки» и походка у человека меняется, и осанка.

О редком явлении

Мы говорим о работе художника с режиссером.

Далеко не всегда ты понимаешь сразу, как видит режиссер свою постановку, – признается Влада. – Вы прочитали один и тот же текст, но восприятие может различаться. Общее видение, понимание приходят непосредственно в процессе работы. Бывает так – те, кто вместе работает годами, понимают друг друга с полуслова. Самое ценное здесь – доверие. Если режиссер тебе доверяет, творить легче, создавать – с радостью.

По словам художницы, такой творческий тандем у нее с Батыром Доржевичем. Незабываема и работа с Юрием Матвеевичем Майнагашевым – вместе они делали драму «Хан Мирген», основанную на героическом эпосе. С ним же был создан и первый спектакль.

Кто же больше «ведет»?

Есть режиссеры, которые просят художника создать атмосферу. Не говоря точно, описывая лишь свои ощущения. Ты предлагаешь пространство. Но есть и те, кто «видит» свой спектакль. Тут ты должен уже художественно «чистить». Твердый и несгибаемый взгляд на задуманную постановку – крайне редкое явление. Вы прислушиваетесь друг к другу.

Сказать зрителю

Мистический спектакль «Песня ветра», увидела премьеру на «Чир Чайаане» в прошлом году. Очень впечатлил!

Сейчас мы едем с ним на гастроли в Красноярск. Да, на «Чир Чайаане» была закрытая премьера этой этнической постановки. Она хореографическая, без слов, что для нашей сцены необычно. Актеры играют, танцуют, импровизируют. Было задействовано много сил! Ставить танцы мы приглашали именитого балетмейстера из Тувы. Музыкой занимался молодой композитор Руслан Ивакин, его ребята делали аранжировку для этого спектакля. Он «минимальный», я бы сказала. Там, в основном, свет. Костюмы мы сделали под балет.

Художник в театре – дизайнер сцены, декоратор, сценограф, культуролог… На самом деле такой массив?

Углубляешься… С Владимиром Борисовичем Гордеевым мы делали «Песнь о купце Калашникове». Это был театральный урок. Современный взгляд на произошедшее – что мы можем сегодня сказать зрителю? Как приблизить нынешнего зрителя к событиям давно минувших дней? Главное было – сохранить «русский дух». В этом году они с «Песнью…» съездили на фестиваль в Вологду, играли вечером на фоне монастыря.

Не могу не спросить художницу о роли внутреннего критика.

Всегда переживаешь, цепляешься к каждой мелочи! – отвечает Влада. – Ты не расслабляешься. Ты можешь себе это позволить, только смотря чужие спектакли.

Важно ли тебе при работе вдохновение?

Обязательно. Мне всегда важно понять: что мы хотим сказать зрителю? Думая об этом, ты словно отталкиваешься, вдохновение приходит в процессе работы.

Был ли такой спектакль, который вызвал огромное волнение, переживания?

Это каждый спектакль! – отвечает Влада искренне и живо. – Всегда тебе кажется, что о новом спектакле ты волнуешься сильнее, чем о предыдущем. Ты абстрагируешься, в эти минуты кажется, что главнее его и не было ничего! Это ведь твое дитя, не зря же говорят «спектакль рождается в муках».

Лика КРАСКО


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Защита от спама *