Суббота, Декабрь 15, 2018

  /  Погода в Абакане

Главная > Газета > Защищаю тебя нерождением

Защищаю тебя нерождением

У одной моей приятельницы – а ей уже сорок – нет детей. На вопрос «Почему?» она ответила: «Мне никто не поможет ни деньгами, ни воспитывать ребенка вообще». Разговор, что называется, исчерпан. Глядя на мой растущий живот, она грустно улыбнулась: «Ну, вот я тебя и потеряла…»

Была права на все сто! Родив малыша, про тусовки и прочее я забыла. Ребенок – огромный, прекрасный мир. Поэтому феномен чайлдфри – речь пойдет именно о нем – мне непонятен. Однако разберемся.

Стыдно? Привычно

О чайлдфри заговорили в 1970-е годы, большое исследование этого феномена провела канадский социолог Джин Виверс. Участников движения «добровольной бездетности» объединяют отсутствие детей и сознательное нежелание их иметь. При этом речь идет не о тех людях, которые откладывают рождение ребенка «на потом», и не о тех, кто не может иметь детей, а о тех, кто не желает их иметь в принципе.

Заявляют об этом женщины по-разному. Истерично-демонстративно. Спокойно. Это может проскользнуть и случайно в разговоре о детях. Казалось бы, такая антиприродная вещь, у людей ее не должно быть, но движение чайлдфри (далее – ЧФ) из года в год расширяется. Представители этого течения создают свои сообщества в Интернете, общаются на форумах, в соцсетях и в блогах.

В 2000-е годы Дилан Нил и Хизер Джоши выделили в своих работах два типа чайлдфри: «волнообразные отказники» и «постоянные откладыватели». Первые – это люди, у которых то возникает, то пропадает желание иметь детей. Ну, а вторые согласны иметь детей, но «не сейчас». Такие люди подсознательно тянут время, пока не понимают, что точно не хотят детей или уже физически не способны их создать.

Современное европейское общество, к которому мы стремимся приблизиться, позволяет личности делать свободный выбор. Сознательное нежелание иметь детей открыто декларируется всем. В свое время у нас это было стыдно, прикрыто. Даже тот, кто имел подобные соображения, никогда не стал бы в российском, тем более православном, обществе говорить об этом. Сегодня можно, уже не ново и привычно.

Без сильной радости

На западе ЧФ – это идеология свободы и независимости. Сейчас также есть направление «чайлдхэйт», то есть ненависть к детям. Я читала отзывы этих людей. Скажу честно – страшно. Если чайлдфри просто видят свою жизнь более интересной без хлопот материнства, то чайлдхейт хотели бы жить в мире БЕЗ детей. А чайлд-фри – это спокойная позиция. Кому нужно – пожалуйста, рожайте, просто мне и без этого хорошо.

– Это не те женщины, которые отказываются от ребенка, здесь уже неблагополучные женщины и феномен девиантного материнства. Это и не жесткая защитная реакция при бесплодии – вспомните басню «Лиса и виноград» – виноград кислый, такой мне не нужен! Сейчас с бесплодием борются, это раньше: «Ну, не дано, так не дано». Тут – жесткая защитная реакция. За каждой историей – свое неблагополучие, – говорит медицинский психолог Ольга Геннадьевна ПОЛУЭКТОВА.

Не так давно специалистами было проведено интересное исследование – люди, которые сознательно отказываются от детей, современны, смело отвергают традиции и обычаи. Многие ведь рожают детей «для галочки», потому что «так положено». А ЧФ не приспосабливаются к обществу. И о своих взглядах говорят смело. Их образ в глазах общества – эгоисты, живущие только своими интересами.

Аргументы, которые приводят сторонники этого движения, банальны: вечный недосып, проблемы со здоровьем, совмещение работы и ухода за малышом, воспитание ребенка, болезни, нехватка времени на себя, потеря независимости. Масса слов, показывающих одно – большой минус.

Дети – это больше проблем, дискомфорта и ограничений. Безусловно, ребенок – это совершенно другая жизнь, которая требует невероятных затрат как материальных и физических, так и, прежде всего, человеческих – бесконечной отдачи чувств. Опять же, в какие-то моменты любая мама устает, это естественно. Зато ты растишь ребенка, и это счастье окупает все с лихвой!

Примечательный факт. Психотерапевты выяснили, что обычно ненависть к добровольным бездетным бывает у тех, у кого у самих неладно с родительскими чувствами. «Да, у меня растут дети, но мне это не в радость». То есть, по большому счету, это скрытая зависть. Грубо говоря: «Да, у меня растет ребенок. Но мы похожи, и я тоже без сильной радости от детей. Ты смогла заявить «Я не хочу», а я нет. Я пошла по велению общества, потому что так положено».

В капкане детства

– Замечу, что у таких людей глубинное неприятие себя, – говорит Ольга Геннадьевна. – Человек может быть с двумя образованиями, прекрасно выглядеть, карьера идет – однако ощущение того, что самооценка у него на высшем уровне, будет ложным. Потому что если я не хочу своего продолжения, это как я должна (или должен) ненавидеть себя?! А персона выстроена от и до.

Никто и не подумает, что нелюбовь к себе родом из детства. Еще маленьким ребенок был уверен: «Не родители плохие – я плохой». И, взрослея, человек твердо убежден в том, что детство – несчастливая пора. Тема отверженности не угасает, идет всю жизнь. Человек не уверен в себе. Плюс ко всему, своя семья вызывает у него неприятие. Бывает, что человек, выросший в отверженной семье, строит гиперкомпенсацию, создает семью. Но сознательно «выстроить себя в другую сторону» очень непросто. Капкан детства держит психику очень крепко. Сейчас, видя мам или пап, гневно кричащих на своего маленького ребенка, обвиняющих его, я прихожу в ужас. Так нельзя! Вы ломаете детскую психику об колено!

– Такие люди очень боятся привязанности. Они бессознательно защищают своего ребенка. Защищают нерождением в этот ужасный мир, – подчеркивает Ольга Полуэктова.

Базовое доверие к миру закладывается в первые восемь месяцев жизни. Отношение к младенцу похоже на тончайший хрусталь – в ваших руках новая жизнь! Ребенок «отражается в глазах родителей» – эта истина неоспорима и безусловна. Малыша нужно ЛЮБИТЬ. Это закон развития. Если на меня смотрят с обожанием, если я – ценность, со мной сюсюкаются, то я знаю: я хороший, мне рады.

Если же отношение к ребенку разрушено изначально, у родителя какие-то свои, глубинные проблемы, гармонии, как и любви, нет, у малыша появляется некомфортное ощущение: «Мир недоброжелателен ко мне. Я не нужен». И в будущем это, кстати, тоже может стать одним из мотивов отказа от детей. «Я не хочу рожать ребенка в этот ужасный мир, в котором мне тяжело, где меня обижали. У меня нет сил защитить своего ребенка».

Мама – добрая фея

Люди, сознательно отказывающиеся иметь детей, не следуют нормам, не принимают социальные ценности. Часто – это единственные дети в семье или старшие дети из больших семей, которые были вынуждены ухаживать за младшими братьями и сестрами и «проиграли» еще в детстве роль «родителя». Но чайлдфри социально неудобны, они идут против общества. Большинство людей не оглашают эту тему – все-таки стыдно, против природы. Да и социально неприемлемо. Вроде, когда ты так говоришь, общество будет осуждать тебя, особенно если ты – женщина. Чайлдфри заявляют об этом, напротив, открыто.

– Опять же, мы ведь не говорим, что женщина просто решила не рожать, – говорит Ольга Полуэктова. – В большинстве случаев мы говорим о паре. Их двое. У них общие интересы, нормальная сексуальная жизнь, но они не видят возможности принять кого-то третьего. И здесь не обязательно речь идет о ребенке, это может касаться и друзей. Бывает, люди так «прилипают» друг к другу, что боятся что-то разрушить. Я бы сказала даже шире. Не обязательно речь идет о партнере: «Существую я и…» Карьера, например. С третьим это совместить невозможно.

Отказ от материнства относится к формам девиантного, то есть отклоняющегося от общепринятых норм, поведения. Такое поведение противоречит самой природе женщины. Кода она говорит, что роддом, кормление, пеленки ей противны – это неприятие своей женской сущности. Материнство обесценивается. Это первая крайность.

Кто-то утверждает, что испытывает отвращение к детям, те же самые чайлдхейт, например. Кому-то достаточно «любимых племянников». Конечно, есть и те, у кого эта тема завуалирована. То есть, женщина так говорит, а потом расслабляется и признается в своей уязвимости. Она пыталась, но не получается.

Подчас материнство идеализируется – это вторая крайность. Считают, что надо быть идеальной мамой, не совершающей ошибок, материнство – это сверхженственность. Я такой быть не могу, значит, проживу и без детей. На самом деле, высокую планку брать и не надо. Мама – это подруга, помощница или, как говорит моя маленькая дочь, добрая фея. Быть мамой – огромное счастье.

Лика КРАСКО,

детский психолог


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Защита от спама *