Понедельник, Октябрь 22, 2018

  /  Погода в Абакане

Главная > Газета > Выпьем, добрая подружка!..

Выпьем, добрая подружка!..

Я давно подбираюсь к этой болезненной теме. Потому что за свою долгую жизнь видела много случаев, при которых буквально на глазах гибнут семьи, когда спиваются женщины. И не случайно в народе бытует мнение: если пьет отец – это страшно, но если пьет мать – это конец всему. А неумолимая статистика отмечает, что, сегодня в России на 100 пьющих мужчин приходится 40 женщин. И это пугает. Во время работы в СМИ мне не раз рассказывали истории о пьющих женщинах. Но, как говорится, лучше один раз увидеть, чем 100 раз услышать. Тем белее, что сегодняшняя жизнь щедра на подобные сюжеты.

…Хоронили бабушку из соседнего подъезда. Народу было немного, в основном соседки такого же возраста. Распоряжался всем мужчина лет сорока. А у гроба плакала девочка лет пятнадцати. «Отмучилась!» – шептались бабульки. – Хорошо еще, что зять золотой мужик, а то бы и похоронить было некому». – «Зять? А я думала, что сын». – «Нет, зять, да еще и бывший. А девочка – ее внучка, Аленка». – «А дочь где?» – «Да вон, на лавочке сидит. Подойти-то стыдно, да Витя и не подпустит. Это она Веру в гроб загнала, бомжиха проклятая. До последнего дня из матери жилы тянула…»

Действительно, недалеко от подъезда на скамейке сидело… нечто. Назвать это существо женщиной язык не поворачивался. Выглядело оно так, как будто только что вылезло из канализационного люка, жадно курило, сплевывая коричневую слюну, и тихонько что-то подвывало. Но слез на глазах я не заметила. Минут через 10 к ней подошла особь мужского пола в таком же грязном и драном прикиде, и парочка удалилась в туманную даль. А на следующий день одна из товарок покойной, живущая в моем подъезде, рассказала мне грустную, но – увы – типичную историю семьи, разрушенной алкоголем.

Жила-была в трехкомнатной квартире обычная городская семья. Муж Виктор работал монтером на железной дороге, жена Алла – табельщицей на обувной фабрике «Саяны», теща Вера Федоровна – поваром в столовой. Жили дружно и финансово не бедствовали. В 2002 году родилась долгожданная дочка Аленка. Но еще к началу 90-х в промышленности Хакасии начались изменения, и многие работники легкой промышленности остались не у дел. В том числе и Алла. В это же время она, несмотря на наличие маленькой дочки, уже начала попивать…

– Вера сначала молчала, стыдилась за дочку, хоть мы давно дружили, – рассказывала моя собеседница. – Но ведь этого не спрячешь. Уйдет Алка с утра и целый день шатается неизвестно где. Вечером придет пьяная в стельку. Пытались ее лечить, даже кодировали – бесполезно. Из дому сбегала, муж ходил ее искать, так она нашла себе какого-то хмыря, они с дружками Витю избили. А как девчонка страдала! Мать шарится по двору пьяная, грязная, люди насмехаются, а Аленка прячется со слезами. Через два года Витя подал на развод. Забрал дочь и увез к своим родителям в Подсинее. Потом Алку и материнских прав лишили. А Виктор приезжал к теще, помогал и внучку привозил. Но все равно пришлось моей подруге одной свое горе мыкать. Куда денешься, ведь дочь родная! А Алка вконец обнаглела. Пенсию у матери забирала, водила в квартиру своих дружков да подружек. «Пусти нас помыться!» – а сами сидят там и сутки, и двое. Соседи сколько раз милицию вызывали. То исчезнет куда-то на полгода, то опять нарисуется. И сейчас вот явилась. Наверное, на квартиру рассчитывает. Но ничего ей не обломится! Витя, дай Бог ему здоровья, все по уму сделал. Четыре года назад квартиру приватизировали, и Вера завещание на внучку написала. А эта пусть сгниет где-нибудь под забором, туда ей и дорога!..

Жестоко? Наверное. Но страшны не злые слова пожилой женщины, страшно то, что таким историям несть числа. По информации, полученной от начальника отдела опеки и попечительства Абакана Ирины Таболич, только в нашем городе за 2017 год лишена родительских прав 21 мамаша-алкоголичка. За первый квартал 2018 года таковых «героинь» уже 12. А по республике? А по всей России? Это же ужас, если вдуматься! А вы поговорите с ними – они тут же назовут вам с десяток причин. «Пью с горя!» Не знаю, может, меня неправильно воспитывали, но я твердо уяснила, что выпить (не нажраться до поросячьего визга, а именно – выпить) можно только в честь какого-то радостного события. Горе же предполагает совсем другой формат поведения. «Нет работы, нет денег». А где этот краник, из которого вам наливают бесплатно? Покажите мне его!

Неужели только у нас принцип равноправия приобрел какие-то уродливые формы? «Цвети страна, где женщина с мужчиной в одних рядах свободная идет» – была такая песня в эпоху товарища Сталина. Но любой нормальный человек понимает: искать равные права при потреблении алкоголя между мужчиной и женщиной все равно, как сравнивать акулу и пингвина (оба плавают). Физиологические возможности организма и нервной системы у них разные, поэтому фраза «Пьет, как мужик» – отнюдь не комплимент. При этом наркологи однозначно считают, что женщины спиваются гораздо быстрее, чем мужчины, а вот возврат их из пьяного угара в нормальную жизнь гораздо сложнее.

Врачи определяют три стадии, пройдя которые, женщины достигают «точки невозврата». Первая – когда дама, не знающая меры, на следующий день мается похмельем и провалами в памяти. Вторая – нет аппетита, раздражительность, бессонница. И постоянно тянет к выпивке. По научному это – абстинентный синдром, а в народе говорят просто: «Сушняк ломает!» Женщина становится неуправляемой, агрессивной. Нетрудно представить, что чувствуют дети рядом с такой мамой! И, наконец, стадия третья, она же – последняя. Лицо приобретает «специфические» признаки, во всех внутренних органах происходят необратимые патологические изменения. А дальше – здравствуй, господи, я пришла к тебе с приветом…

Наверное, не стоит говорить о том, что в России вплоть до 1917 года (то есть до введения того самого «равноправия») пьющая женщина, особенно в провинции, считалась чем-то вроде нечистой силы, бесовки, нелюди. Да и сегодня едва ли кто-то из нас захочет иметь в подругах алкоголичку. Их дома – помойки, их компания – такие же слабоумные маргиналы. Их жизненный путь – от первого стакана водки до безымянного холмика на окраине кладбища. И дистанция эта – ох, как коротка!

Маргарита ЛОГИНОВА


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Защита от спама *