Среда, Май 23, 2018

  /  Погода в Абакане

Главная > Спецпроекты > 9 мая > Новые фильмы о главном

Новые фильмы о главном

Надо признать, в этом году День защитника Отечества отмечался довольно широко и, я бы даже сказала, значительно. Повсюду прошли праздничные мероприятия, в очередной раз вспомнили о событиях и героях Великой Отечественной, показав на телеэкранах цикл кинолент об этой войне. И мне захотелось поделиться своим мнением об одном из таких показов. А именно – о кинофильме «А зори здесь тихие» производства 2015 года (режиссер Ренат Давлетьяров).

Снимать ремейки (а этот жанр именно так и называется) – дело неблагодарное и рискованное: неизбежно сравнение с оригиналом. Тем более что в данном случае «оригинал» – фильм Станислава Ростоцкого – до сих пор считается одним из шедевров мировой кинематографии. Поэтому, когда два года назад я пришла в кинотеатр, заранее настроилась на негатив. Что можно сказать нового, если история гибели пятерых девочек- зенитчиц вот уже более 40 лет волнует людей разных поколений? И первое, что удивило: кинозал процентов на 70 был заполнен зрителями в возрасте от 14 до 30 лет. Подумала: ну, посмотрят минут 10–15 и уйдут. Ничего подобного! Прежде всего потому, что режиссер нашел точный посыл: он снял фильм для тех, кто не читал повесть Бориса Васильева и, может, даже не видел фильма Ростоцкого. Отсюда и динамичность, и спецэффекты. Но что особенно ценно – сохранена манера повествования писателя и его главная мысль: женщине не место на войне.

Исполнительницы главных ролей не пытались как-то «осовременить» своих героинь, хотя я представляла себе Женю Комелькову и Галку Четвертак, мягко выражаясь, несколько иными. (Может, потому, что слишком сильным было впечатление от игры Ольги Остроумовой и Екатерины Марковой). Но главная заслуга режиссера-постановщика в том, что он смог рассказать о судьбах этих девушек более полно. Ничуть не умаляя фантастический успех тех, давних «Зорь», нужно отметить, что незаметные на первый взгляд фразы из повести Васильева здесь обрели осязаемость и зримость. Так, Лиза Бричкина не случайно попала на лесной кордон: ее «кулацкая» семья была выслана в Сибирь, по дороге схоронили мать и брата. Галка все время повторяет: «У меня мама – медицинский работник». Маму-врача увезли на «черном воронке», дочку сдали в спецдетдом. И сидят за длинным столом наголо остриженные мальчики и девочки – дети «врагов народа». Слова старшины Васкова об участии в финской войне тоже получают экранное подтверждение: замерзающий в снегах боец, палата госпиталя и пустой дом – жена ушла, ребенок умер. Его мимолетный разговор с Соней Гурвич: «Родители еврейской нации?» – «Естественно.» – «Вот то-то, что естественно!» – «Может, успели уйти?» И на экране минское гетто, мама Сони с желтой шестиконечной звездой на одежде. Оттуда не ушел никто…

Из песни слов не выкинешь. Все это было, было! И эшелоны ссыльных крестьян, и «воронки» у подъездов, и финская кампания, в которой не оказалось победителей, и растерянность первых дней войны, когда в считанные часы гибли пограничные заставы, и ужасы многочисленных гетто. За несколько минут экранного времени авторы фильма ненавязчиво, без лишнего пафоса сумели напомнить сегодняшним зрителям о многих горьких моментах в истории нашей страны. И тем выше подвиг пяти девочек, для которых Родина осталась не «обидчицей», а матерью, которую нужно защищать. Может, поэтому исполнительницы главных ролей в фильме 1972 года позитивно оценили работу молодых коллег. Думаю, ни Борис Васильев, ни Станислав Ростоцкий также не были бы в обиде, увидев, насколько бережно и уважительно отнеслись к «оригиналу» все участники съемок.

Марина ЮРЬЕВА


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Защита от спама *