Пятница, Февраль 23, 2018

  /  Погода в Абакане

Главная > Газета > Александр Уранов. «Сканворд»

Александр Уранов. «Сканворд»

Сканворд

Емельян любил отгадывать сканворды. И даже пытался сам их составлять. Но в журналы не отсылал, потому что считал, что они у него с подтекстом. Так у него всегда получалось: расчертит клеточки, где слова должны поместиться и переплестись в другими словами по горизонтали и вертикали, а сомнение все одно берет – вдруг у слова есть какое-то другое еще значение, о котором ни он, ни энциклопедии не ведают. У какого-нибудь неизвестного племени, возможно, горного козла вовсе и не архаром звать, а по-другому. Несправедливость получается. Вот оказия! А справедливость Емельян любил больше сканвордов. И отвечал на них потому, что это его отвлекало от серости жизни и он боялся, что склероз одолеет его мозги и он превратится в «овощ». А яркости жизни Емельяну дюже как хотелось. Вот и в этом сканворде, где он про козла отгадал, он и вопрос про политическое государство отгадал сразу – конечно же, это «власть»!

Емельян огляделся в комнате – никого не было. Да и кому быть. Жена два года как почила, хотя и не старая еще была. Все Емелю лузером обзывала. А он не обижался. Не колхозом же звала. Ну и что, что богатства не накопил и до высоких чинов не дослужился. Зато ни в какой банде не состоял, не крал, не обманывал, не предавал. Слово-то какое – вроде как лужа. В луже сидеть неудобно. Вот ежели бы в море купаться. Емеля один раз купался в море – ему понравилось. Но все боялся, что его медуза ужалит, а от некоторых медуз можно и умереть.

Емеля не считает себя несчастливым и неуспешным. Он себе даже подружку завел – Венеру. Дама с интересом. Когда имя ее узнал, подумал, что она над ним насмехается – венеринова в ней мало что было. Вот только руки загребущие. А так – нет, не отвечала она своему имени – худая и несерьезная. А рук-то у Венеры настоящей, классической, не было – потеряла при транспортировке. Ну да Бог с ней. А его, Емелина, Венера отличалась усердием. Все что-то придумывала, куда-то бежала, что-то доставала. Еще стихи про любовь писала. Стихи так себе: «Я встретила тебя – и все померкло вдруг. Ты солнце, ты моя отрада».

Емеля ее спрашивает: как может все померкнуть, когда ты любовь свою встретила!

Венера говорит, что он ничего в стихах не понимает. Когда женщина встречает своего любимого – все меркнет вокруг него. Он – солнце! Намекает, что Емеля ее солнце. Не обжечься бы?! Они с Венерой встречаются то у него, то у нее, но расписываться Емеля не торопится – приглядывается к подруге. Да и свою квартиру он давно уже своему сыну Ивану отписал (Венера допытывалась, но он ей наврал, что не отписал). Как узнает – любовь может закончиться. Но Емельян не хочет про то думать. Встречаются и встречаются. А Венера подговаривает: «Давай, Емелюшка, твою двушку и мою однушку соединим, гнездышко совьем в трешке». Емеля прикидывается простачком: «Венерушка, голубушка моя залетная, зачем что-то так резко менять в судьбе – пущай все останется по-прежнему».

Венера губки жмет, варианты ищет, как Емелю упаковать. А он сканворды отгадывает – как семечки щелкает. Начитался книжек – про все ответы имеет. Венера говорит, что от книг все несчастья. Начитается народ чего попало – вот и неправильность вокруг. А правильность, когда мужчина все для женщины делает – что она попросит. И каждый день. А то только на восьмое марта. И то только цветы да одеколон какой-нибудь. А надо, чтобы весь мир положил к ее ногам. Это образно, конечно. Но хочется!

Вот вопрос: «Пантера Маугли?». Ну конечно же, Багира. И хотя дружила кошка с мальчишкой неученым, а все одно свои цели имела. Через него свою хитрость демонстрировала, власти хотела, тигра-врага победить желала, ареал обитания стерегла. Как же все хотят быть главными, лидерами, первыми. А если мозгов для этого нет или желания? Кто-то назовет это стремлением к высокому, кто-то ленью, а интерес у каждого имеется. Все хотят лучшей доли. А может, все-таки жениться на Венере? Баба-то неплохая. Ну и что, что хитрая. У нее выживаемость такая! Частично по всем психологическим тестам российским подходит. В ней иной раз душевность зашкаливает. Это раз. На широту тем с ней беседовать можно. Правда, иной раз рот не закроешь. Она ведь не рыба. Недавно подсказала ответ в сканворде: «какой образ для подражания». Точно, идеал. Наверно думает, что я для нее идеал. Аполлон Бельведерский. Емеля хохотнул, глядя на животик и слегка кривоватые свои ножки.

– А что, ничего. Я еще ого-го-го! Если что. А что? А коммуникационного пессимизма в нас хватает. На то мы и россияне! Все подвергнем пессимизму – это наша струнка, фишка. Еще доля наша тяжелая. Ну ладно. А уж оценочности в ней – хоть отбавляй, в Венере-то. Все мерит на то, что чего стоит. Ей бы бизнес-вумоншей быть – точно миллиардершей стала бы. Да и кто нас, россиян, когда поймет. Душевность нас сгубила. А может, наоборот спасла?! Англичане, говорят, самоироничны. Американцы с прибабахом – хвастаться любят. Французы, итальянцы на жратве, любви помешались. Немцы жадные, на всем экономят. Нет, мы лучше, да и бабы у нас лучше, красивее и добрее. Не знаю, с ихними женщинами дел не имел, но говорят, что наших везде ценят.

Интересно, как Гомер, будучи слепым, создал свою «Илиаду». Все так описать, ничего не видя. Все-таки неблагодарные мы, видим красоту вокруг, привыкаем, не оцениваем. Живем как свиньи. Только бы жрать, жрать, жрать. Ну не все, конечно. А вообщем-то, все. Которые на диете – худые и злые. Кто не ограничивается в еде – толстеет. Надо мне сесть на диету – лишних двенадцать килограммов набрал. А лень. Во всем лень виновата. Есть на кого спереть. Так долго не проживешь. А хочется узнать: будет революция в Америке, или они все обожрутся, толстые будут, ленивые? Тут мы их и победим. Вот бы дожить лет до ста, как актер Зельдин. Говорит, что ему интересно жить. Врет поди. На работу ведь ходит так долго – и не устал? Ему же плясать, петь надо. Сильный мужик. О, «проводы в последний путь». Ну да – похороны. Интересно, как меня дети похоронят. Поди плакать будут, правда недолго. Им квартира моя да пустой гараж нужны. Гараж продадут, конечно. Невестка будет Ивана пилить – чтобы съездить на море. Знаю я ее. А если завещать гараж церкви? Чтоб помнили об Емеле? Забудут все. А может, не забудут? Так-то кой-кому помогал, советовал. Особо не грешил. Как-то сейчас похороны на бизнес-поток настроены. Похоронные услуги дорогими стали. Вон в Архангельске, в телевизоре показывали недавно, скорая приехала к бабушке девяностодвухлетней и констатировала смерть. А сейчас «скорая» и полиция сотрудничают с похоронными бюро. Ну и нагрянули конкуренты – давай спорить да драться, кто будет бабушку хоронить. Да так громко, что она ожила. Представляю выражение лиц этих предпринимателей смерти!!!

Нет, я буду жить долго и счастливо. Даю себе установку. Без установки сейчас никак нельзя. Запутаться можно. Ну я-то еще мыслю, анализирую, сканворды отгадываю.

«Хлебная закваска». Конечно же, опара. Бабушка Анисья в деревне всегда ее делала. Хорошая была бабушка – дед Пантелей любил ее. Лиха оба хватили, а жили душа в душу, уважали, берегли друг друга. Царствие им небесное и пусть земля им будет пухом. Ну может, что и не так было, а память о себе оставили добрую.

«Леонардо да…» Конечно же, Винчи. Интересная личность в истории искусств. И в живописи, и в инженерном деле мастак был. Гений. И не женился. Некогда было – все в делах, в искусствах обретался. Ему все интересно было. Портрет Моны Лизы долго писал – видно, она ему нравилась. Хотя почему он ей его не отдал? Любовался все на него. А король французский Франциск I тоже на нее запал. Как только Леонардо преставился – сразу же утащил «Мону Лизу» себе в Фонтебло. Что-то тут не так. Секрет какой-то. Недаром у нее такая улыбка!

«Насекомое с талией». Пчела не подходит. Конечно же, оса. Ох и злющая, меня однажды куснула – больно было. Злющая насекомая.

«Душистая травка в чай». Четыре клеточки. О! Получается «мята». Надо чай заварить с мятой – Венера принесла. Так. Что дальше? «Инструмент медвежатника». По вертикали, подходит «фомка». Вошло.

Надо двери на два замка закрывать – времена лихие. Хотя «мастеру» открыть любую дверь – раз плюнуть. Знакомый рассказывал: пока мусор выносил – у него телевизор и колбасу из холодильника вынесли.

Так, «любимый жанр Цвейга». Рассказ? Нет. По вертикали с другими словами не сходится. Вот – «новелла»! Нет, все-таки умный я, и еще что-то помню. Молодец!

«И венчание, и крещение». Соборование. Нет, не то. Это когда уже не надо венчаться и креститься. Вот! Ритуал! Да, кстати, уже двенадцать часов – пора обедать, суп-то подогрелся уже на плите. Да и новости слушать по телеку надо. Что день грядущий нам принес? Опять войны, террористы, чиновники-воры, пьяные автомобилисты. Немного послушаю, витаминку выпью, новости культуры послушаю. Пригодится отгадывать сканворды. А после обеда посплю часок. А может, Венера заглянет? Надо позвонить ей, узнать, что и как… Сегодня только три раза подсмотрел ответы на вопросы в сканворде – не удержался…

Александр УРАНОВ


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Защита от спама *