Вторник, Август 21, 2018

  /  Погода в Абакане

Главная > Фоторепортаж > Актуально > Охота на… охотников за новогодними елками: чем грозит самовольная вырубка

Охота на… охотников за новогодними елками: чем грозит самовольная вырубка

15 декабря корреспондент «Абакана» был в рейде в Саяногорском лесничестве, где своими глазами увидел, как охраняют перед Новым годом ели и пихты от «черных лесорубов». За время общения с лесничими журналисты Хакасии узнали много нового и успели промерзнуть до костей. Так сказать, приобщиться к условиям, в которых работают защитники природы. В «жаркое» для лесничих предновогоднее время по Хакасии организуется более 60 передвижных постов по контролю за заготовкой хвойных деревьев, которые работают и в будни, и в выходные, и в праздничные дни. Патрули на дорогах и просеках лесничеств несколько охлаждают пыл тех, кто решил «подзаработать по-быстрому» на хвойных атрибутах Нового года. Но, увы, желающие все равно не переводятся.

Лесничие попросили напомнить, что самовольная рубка хвойных новогодних символов запрещена, а штрафы за нее сейчас такие, что самая дорогая елка на рынке, скорее всего, обойдется дешевле: за самовольную рубку (без применения спецмеханизмов, за использование которых расплата еще ощутимее) до 4 тыс. руб. для граждан, до 40 тыс. руб. для должностных лиц и до 300 тысяч для юридических лиц. Помимо этого, взимается ущерб за каждое дерево. Сумма ущерба за одну ель доходит до 1250 руб., пихты – 1450 руб., сосны – 1660 руб., кедра – около 2000 рублей. Если ущерб более 5 тыс. руб. предусмотрено привлечение к уголовной ответственности.

Случаев незаконной рубки по Хакасии перед Новым, 2018-м, годом немного: их можно перечесть по пальцам двух рук. Сотрудники Минприроды Хакасии помнят каждый. Во время рейда они приводили журналистам вопиющие примеры. В одном из случаев «засветился» абаканец, который погнался за легкой наживой и самовольно срубил в Балыксинском лесничестве аж 258 пихт на продажу к праздникам! Государственные лесные инспекторы остановили его машину с незаконным грузом в районе Балыксы. Нашли участок с вырубленными деревьями. Нарушителю ничего не оставалось, как признать свою вину. Подсчитанный ущерб лесу составил более 150 тысяч рублей. Теперь его предстоит возместить браконьеру, как и понести наказание.

А в Саяногорском лесничестве журналисты браконьеров не повстречали. Но по этому поводу никто не расстроился. Главное, елки целы, а о запоминающихся случаях из жизни можно спросить и опытных лесничих. Поговорить с ними на лоне природы, пока они находятся в ожидании проезжающих по лесным дорогам машин и проверок документов и грузов.

Начальник отдела Саяногорского лесничества Андрей БЖИДСКИХ рассказал, что во время пресс-тура шанс встретиться с браконьерами невелик: средь бела дня, да еще морозного. Чаще всего они орудуют в сумерках. И в большинстве случаев это — не матерые «черные лесорубы», а обычные отдыхающие. Выехав подышать свежим воздухом в лес или покататься на горнолыжный курорт неподалеку, на обратном пути некоторые из них решают сломать для себя пару елочек возле дороги. Однако бесплатный сыр бывает только в мышеловке. «Драконовские» штрафы отучают пойманных с поличным туристов поступать так впредь.

По словам собеседника, на территории Саяногорского лесничества в районе Гладенькой (где проходил пресс-тур) браконьеров немного даже в предновогоднюю пору. Да и в целом их в последние годы стало меньше: как считают лесничие, повлияли ужесточение наказания за незаконные вырубки и разъяснительная работа в СМИ. Еще одна причина: лесных дорог в этом районе мало, и на выездах из леса, особенно перед Новым годом, очень велик шанс повстречать «засады» лесничих, о которых местные жители наслышаны. Тем не менее, за время работы в лесничестве Андрея Бжидских (а это около десяти лет) были случаи, достойные детективов: приходилось распутывать преступные схемы, разоблачать заготовителей с поддельными разрешениями на вырубку, устраивать погони, как в остросюжетных фильмах… Разоблачать тех, кто орудовал по недействительным документам, в наше время просто: сотовая связь в лесничестве работает, и можно сразу же сделать уточняющие звонки, чтобы проверить подлинность бумаг. Попытки заготавливать новогодние деревья по ксерокопиям чужих разрешений тоже не проходят, как и рубка по документам, выданным (или якобы выданным) в соседнем Красноярском крае. Взаимодействие с соседними регионами по таким вопросам налажено, и проверка подлинности документов и законности вырубки много времени не занимает.

Что касается почти детективных историй, связанных с елками, то и такие случаи в практике лесничих бывали. Правда, редко. К примеру, Андрей Бжидских рассказал о памятной истории из своего опыта: «Однажды мы задержали машину с самовольно срубленными деревьями. А в ее будке была печка-буржуйка. Пока мы ее сопровождали, пассажиры по дороге пытались сжигать незаконный груз. Бывало, и на ходу выбрасывали елки во время погони, чтобы избавиться от доказательств своей вины».

По словам заместителя министра природы и экологии Хакасии руководителя Департамента лесного хозяйства Егора КАРАКАТОВА, ежегодная потребность населения республики в елках в конкретных цифрах известна и полностью «закрывается» легально срубленными хвойными деревьями. Обычно их заготавливается порядка 10 тысяч. Кроме этого, на елочные базары Хакасии поступают заготовленные на законных основаниях ели и пихты с юга Красноярского края. Так что дефицита не наблюдается.

Аргументов в пользу легально заготовленных елок для встречи Нового года корреспондент «Абакана» услышал во время пресс-тура много.

Дело в том, что разрешения на вырубки выдаются не абы в какое место леса, а на строго отведенные участки. Например, в зоне ЛЭП или на противопожарных просеках, где деревья все равно будут убирать. На территории того же Саяногорского лесничества проходит более 20 километров ЛЭП, и пространство под ними быстро зарастает порослью той же пихты, которую нужно убирать в целях безопасности. Прореживают хвойные, выросшие «не там», обычно перед Новым годом. Этим удается убить двух зайцев: и провести необходимые вырубки, и снабдить население елками, которые все равно обречены на гибель.

Хотя в окружении радующих глаз растущих пихт, елок, сосен и кедров в голову не раз приходила мысль: а может, ратовать за то, чтобы их вообще не рубили? Конечно, это идеальный вариант. Увы, почти недостижимый. Очень многие люди не готовы отказываться от многолетней традиции устанавливать дома новогоднюю елку. После поездки в Саяногорское лесничество я попыталась выяснить для себя, установка какого новогоднего дерева наносит больше ущерба природе — настоящего или искусственного? И была поражена результатами разных исследований (это — тема для отдельной статьи). Если совсем кратко, то даже Гринпис признал тот факт, что искусственная елка (ее изготовление из не самых экологичных материалов и последующая утилизация, а покупать новую рекомендуется каждые 8 лет) наносит больше вреда природе, чем установка настоящей. Но, естественно, срубленной на законных основаниях — в тех местах, где деревья все равно будут убирать. В общем, корреспондент «Абакана» получил пищу для размышлений на новогодние праздники.

Татьяна ЗЫКОВА

Фото автора

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Защита от спама *