Понедельник, Декабрь 11, 2017

Погода в Абакане

Главная > Газета > Ничто на земле не проходит бесследно…

Ничто на земле не проходит бесследно…

30 октября 2017 года в Москве в сквере у Садового кольца будет открыта «Стена скорби» – памятник жертвам политических репрессий. В его основу заложены 170 природных камней, доставленных из 58 регионов, чья история была связана с периодом массовых арестов. И, наверное, в России, как, впрочем, и во всех странах бывшего Союза, не найти ни одной семьи, которой не коснулась бы своим черным крылом эта страшная трагедия ХХ века.

За четыре года Великой Отечественной войны потери населения СССР составили 27 миллионов. А количество погибших в лагерях с конца 1920-х и до начала 50-х годов, по мнению некоторых историков, исчисляется 40 миллионами. Как пел Владимир Высоцкий: «Мы оба пострадавшие, мы оба потерпевшие: мои безвестно павшие, твои безвинно севшие». Но дело даже не в этом: семьи бойцов, погибших за Родину, имели хоть мизерные, но все-таки льготы и были окружены почетом и уважением, а семьи «врагов народа» – лишь притеснениями и презрением. Большая разница! Только в Хакасии репрессиям были подвергнуты более 2 млн 600 тыс. человек, в основном по национальному признаку. Можно только представить, как жили (вернее, выживали) их близкие!

Моего дедушку Андрея взяли в начале 1938-го. 21 декабря 1937 года сослуживец поздравил его с большим праздником – днем рождения Сталина. На что последовал ответ: мол, тогда нужно этот день сделать нерабочим. Донесли. Обвинение: издевательское отношение к великому вождю. А еще, учась в институте, слушал лекции уже расстрелянного к тому времени Александра Чаянова. Десять лет без права переписки. Попал в один из лагерей Алтайлага. Повезло: в июне 1942-го был отправлен на фронт в саперные войска, так как до ареста работал в Московском областном управлении землеустройства и имел опыт взрывных работ. Войну окончил в Бреслау в звании майора. Остался в кадрах. И ничего, никогда не рассказывал о годах, проведенных в лагере. Только однажды, услышав по радио стихи: «Меркнут знаки зодиака над просторами полей. Спит животное собака, дремлет птица воробей», – с грустью сказал: «Наш зэка написал. Некто Заболоцкий»…

Бабушку Олю с двумя дочерьми отправили сначала в Карлаг, а потом в Акмолинский лагерь для ЧСИРов (членов семей изменников Родины). Это был один из немногих лагерей, где ребятишки от шести до двенадцати лет содержались в одном месте с матерями, а не были раскиданы по спецдетдомам для детей «врагов народа». А еще бабушку, как хорошо грамотную (в свое время окончила Елисаветинский институт в Москве), через некоторое время поставили учетчицей. Это и спасло. Когда мужа отправили на фронт, отпустили и ее с дочками. Но вернуться домой в Москву она не могла, почти до конца войны работала в Кургане на эвакопункте для детей: принимала спасенных от блокады маленьких ленинградцев, сирот, которых начали вывозить из освобожденных районов. Потом очень много и часто рассказывала об этих детях, вспоминала их. Но, как и дед, никогда не вспоминала о ссылке. Только в последние дни своей жизни (а было ей 84 года) вдруг начала говорить: «Если придут арестовывать, Женечку не отдавай, а то потеряетесь, и ты ее не найдешь. На допросах молчи, помни, чья в тебе кровь». Вот когда догнал ее лагерь!

Да, взрослые сумели выжить, а дети… Моя родная (или как принято теперь говорить – биологическая) мать умерла через четыре дня после моего рождения. Не закрылся сердечный клапан – последствие перенесенного в лагере плеврита, который, конечно, никто там не лечил. Меня вырастили они – бабушка и дедушка, навсегда став для меня мамой и папой, самыми лучшими на свете.

Я верю – нет, я твердо знаю, – что в России уже больше никогда не наступят страшные времена, когда разъезжали по ночам «черные воронки» и навсегда пропадали тысячи и тысячи отцов, братьев, мужей. Что больше никому не доведется стоять на краю бездны, как стояли тысячи и тысячи женщин – без вины виноватые бабки наши, декабристки советские. И никому из детей не придут на память горькие строки Иосифа Бродского:

Это кошка. Это мышка.

Это лагерь. Это вышка.

Это время тихой сапой

Убивает маму с папой…

Маргарита ЛОГИНОВА


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Защита от спама *