Среда, Май 23, 2018

  /  Погода в Абакане

Главная > Журнал > Юрий Черчинский. «Кто виноват?»

Юрий Черчинский. «Кто виноват?»

Юрий Анатольевич Черчинский живет в городе Абакане. Он член Союза писателей России, автор нескольких книг для детей и юношества.

В 2008 году роман «Штормовой прогноз для капитанов» стал победителем всероссийского конкурса, организованного клубом учителей «Доживем до понедельника», в номинации «Литературные произведения для детей и юношества». Автор награжден медалью «Вдохновение».

В Доме литераторов Хакасии Юрий Анатольевич ведет литературную школу для молодых авторов.

КТО ВИНОВАТ?

Сцены из жизни литературной молодежи

Отрывок из повести

…Мать и отец уехали на работу. Они работали в одном проектном институте. Поехали на трамвае. Так быстрее, чем торчать в пробках на машине.

Женька прибралась в квартире. Вымыла полы, протерла пыль, полила цветы. И каждые пять минут смотрела на часы в прихожей. Время тянулось бесконечно долго. Но вот маленькая стрелка двинулась к двенадцати, и Женька обрадованно побежала в душ, высушила волосы феном. Подкрасила губы, подвела тушью длинные, загнутые вверх ресницы. Внимательно осмотрела каждую ресничку. Женьке очень не нравилось, что ресницы у нее рыжие. Но сейчас все реснички были черными. Девушка надела свое любимое платье – красное, с белым поясом. Сегодня в двенадцать часов у Женьки первое свидание у памятника Пушкину. Два дня назад познакомилась в театре с парнем, и он пригласил ее сходить на презентацию книги молодого поэта, правда, какого, она сразу же забыла от волнения, вспоминая глаза парня. Такие открытые, красивые глаза бывают только у поэтов.

Андрей встретил Женьку букетом белых роз.

– У тебя отличный вкус, – сказал он. – Давно не видел такого красивого платья. В театре ты была очень красивой, а сегодня, в этот прекрасный солнечный день, ты всех красивее.

– Спасибо, – Женька покраснела от комплимента.

– Вот тебе еще один подарок, – Андрей протянул Женьке книгу. – Мой первый поэтический сборник. Приглашаю тебя на презентацию.

– Спасибо, – Женька сильно заволновалась, сердце восторженно забилось в груди: «Он поэт! Он назвал меня самой красивой!» – А когда презентация?

– В четырнадцать ноль-ноль. В Союзе писателей.

– Это далеко. Мы не успеем на автобусе, – сказала Женька, растерянно глядя… В ее голове сами собой вспыхнула строчка из песни: «…в голубые глаза поэта».

– Успеем, – ответил Андрей и показал на красный «Мустанг», припаркованный недалеко от памятника Пушкину.

Мотор зычно, породисто загудел. «Мустанг» резво взял с места, взвизгнув колесами. Женька, восторженно глядя на Андрея, не заметила, как проехали половину города.

Навстречу промчались три «скорые помощи». Впереди засверкали синие мигалки полицейских машин. Вся площадь была оцеплена полицейскими, окружена красными лентами. Стояли десятки застрявших в пробке машин. Толпились сотни людей. Они о чем-то взволнованно разговаривали.

– Что случилось? – спросил Андрей, нервничая, что теперь придется ехать окружным путем.

– Террористы трамвай взорвали, – ответила женщина в сером пальто, прижимая к себе девочку лет пяти.

– Черт! – выругался Андрей. – Не могли они взорвать бомбу в другом месте. Теперь на свою презентацию могу опоздать.

Он быстро развернул машину и поехал в объезд площади.

Женька часто оборачивалась назад. Сердце покалывало от боли. Это был уже второй теракт за месяц. Но впереди, у Дома литераторов, красный «Мустанг» встретила большая толпа девушек с цветами, и тревога отступила. Девушки выглядели необычно, словно хотели доказать всем своим внешним видом, что они не серая масса обывателей, а творческие личности.

– Из литературного объединения молодых авторов, – сказал Андрей, кивнув на девушек. – Доказывают свою гениальность. Особенно вон та, в черном платье до пола. Пишет свои стихи кровью. Рифмует: кровь – любовь. Уже столько начеркала, что кровь должна давно закончиться.

Андрей вышел из машины, откинул за плечи длинные русые волосы.

– А Павел Иннокентьевич приехал? – спросил Андрей.

– Приехал, – ответила девушка в черном платье, с белым лицом и черными губами. – Косолапь быстрее, а то рассердишь мэтра.

Андрей бросил на поэтессу презрительный взгляд, взял Женьку за руку и повел через толпу. Два десятка девушек, среди которых затерялись два парня, заторопились вслед за Андреем в Дом литераторов.

В большой комнате с рядами кресел, похожей на зал театра, сидело много людей. Вдоль стены стояли столы, покрытые золотистой скатертью. Их сервировал талантливый дизайнер. Шампанское, фужеры. Фрукты, вазы. Бутерброды с красной икрой. Красиво и богато. Мимо стола прохаживались операторы, приглашенные снимать презентацию для телевидения. Они с ожиданием посматривали на стол. Радуясь, что организаторы не обманули их и в конце мероприятия состоится богатый фуршет.

На возвышении стоял стол с букетами цветов. Лежала стопка книг. За столом в кресле сидел мощный, седовласый мужчина в белом костюме. Живот мэтра подпирал стол, и мужчина вынужден был откинуться назад, так как кресло было слишком массивным и его невозможно было отодвинуть подальше от стола.

– Павел Иннокентьевич! – радостно воскликнул Андрей и взбежал на сцену. Мэтр протянул руку. Андрей пожал длинные белые пальцы. Увидел, что Павлу Иннокентьевичу неудобно сидеть. Отодвинул стол, приседая от усилий.

– Евгения, садись на первый ряд, – сказал Андрей Женьке и махнул кому-то за кулисами.

Заиграла музыка. На сцену вышел высокий парень в круглых очках, красном шарфе поверх желтой рубахи навыпуск. В джинсах и красных кедах с распущенными шнурками.

– Добрый день, дорогие почитатели творчества Андрея Краснова! Сегодня знаменательный день! Вышел первый сборник молодого, талантливого автора Андрея Краснова…

Женька восторженными глазами смотрела на Андрея. Слушала, как его хвалил седовласый, известный поэт. Как читали стихи Андрея. Как восторженно аплодировали.

Часто звучало слово «гениальный». Голова у Женьки кружилась от счастья.

Андрей подошел к Женьке и шепнул на ухо:

– Не хочу оставаться на фуршет. Все набросятся на еду, словно месяц голодали. Предлагаю поехать в ресторан.

– Я родителей не предупредила, – ответила Женька.

– Так говорят маленькие девочки, а ты взрослая девушка. И обещаю – к шести часам вечера я привезу тебя домой.

Ресторан на первом этаже гостиницы сверкал огнями. У входа стояли дорогие автомобили. Швейцар в золотой ливрее услужливо открывал двери.

– Добрый вечер, Андрей Сергеевич, – сказал швейцар и согнулся в поклоне.

Андрей не ответил, пропустил вперед Женьку, и они вошли в ресторан. Тут же подошел официант и проводил к столику за ширмой. Стол был уже накрыт. Лежала открытка с поздравлением.

Андрей прочитал открытку. Сказал Женьке:

– Отец поздравляет. Он владелец банка, этой гостиницы и ресторана.

Звучала приятная тихая музыка. Шампанское искрилось в бокале. Два раза выходили в зал танцевать медленный танец. Женька чувствовала теплые руки Андрея на своей талии и от радостного волнения сбивалась с ритма танца.

– Хочешь, я покажу тебе кабинет, где пишу стихи? – прошептал Андрей, касаясь губами уха девушки.

Женька с трудом сдержала дрожь.

– Покажи, – прошептала непослушными губами.

Андрей провел Женьку на третий этаж. Открыл электронным ключом дверь. Вошли в просторную комнату. Полки с книгами, большой письменный стол с компьютером. Картины на стенах. На полу белый круглый ковер с густым длинным ворсом. Женька скинула босоножки, и ноги утонули в приятной мягкости ковра. Андрей подвел девушку к большому белому дивану. Его мягкая, бархатистая кожа приласкалась к ногам, и Женьке показалось, что она сидит не на диване, а на облаке.

Андрей посмотрел девушке в глаза и увидел в них то, что ожидал увидеть. Поцеловал, обнял. Женька почувствовала, что тело охватило бессилие, но приятное, радостное, сердце наполнилось счастьем.

«Так вот, как это бывает!» – подумала девушка и закрыла глаза.

Андрей вышел на балкон покурить. Женька лежала на диване, смотрела в окно, за которым мчались машины, спешили куда-то люди. Лежала и не хотела пошевелить даже мизинцем.

Женька вздрогнула от звонка сотового телефона. Посмотрела на часы. Половина шестого. Наверное, мама беспокоится. Вскочила с дивана и покраснела до жара в щеках. Только сейчас заметила, что раздета… и голой разговаривать с мамой… Быстро оделась и на последнем звонке успела ответить:

– Мама, я скоро приду…

– Я разговариваю с Евгенией Александровной Рудник? – спросил строгий мужской голос.

– Да, – машинально ответила девушка.

Андрей с балкона услышал звонок телефона. Обернулся. Увидел девушку в небрежно натянутом на голое тело платье. Кончики пальцев задрожали. Несколько минут назад он обнимал эту изумительно красивую девушку, целовал. Желание закружило голову. Сердце громко заколотилось. Андрей слышал только удары своего сердца, хотя на улице было шумно от проезжающих мимо гостиницы машин.

Но Андрей замер на половине шага, увидев, как девушка побледнела, покачнулась, выронила телефон.

– Что случилось? – растерянно спросил Андрей, придерживая девушку за плечи, чтобы она не упала.

– Мне позвонили из полиции, – прошептала Женя, слепо глядя перед собой. – В трамвай подложили бомбу. Там папа и мама… Они погибли. Мне надо приехать…

– Я вызову машину. Тебя увезут, – сказал Андрей, чувствуя тревожное желание скорей отправить девушку подальше от себя. Позвонил по телефону. Через несколько секунд пришел парень в черном костюме.

– Отвези ее домой, – велел Андрей парню. Спешно собрал с пола вещи девушки и, скомкав, засунул их в ее сумочку.

Парень повел Женю к выходу из номера, придерживая за плечи. Девушка шла как слепая. Ноги путались. Парень-шофер удивленно косился на девушку: многих девушек он увозил из этого номера, но у тех глаза сверкали счастьем, а эта какая-то…

– Черт, такой вечер сорвался! – Андрей выпил рюмку коньяка. Откусил от шоколадки. Лег на диван и уснул.

Юрий ЧЕРЧИНСКИЙ,

г. Абакан


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Защита от спама *